Бурятский уголь для Арсена Фадзаева

В России много сырья

20 февраля 2013 в 08:57, просмотров: 10769

Кто-то видит в этом проблему, называя нас «сырьевым придатком», кто-то пытается переводить экономику с сырьевых на инновационные рельсы, но, так или иначе, сегодня сырьевой бизнес в нашей стране — одна из самых прибыльных сфер деятельности.

Бурятский уголь  для Арсена Фадзаева
фото: russianstock.ru

К сожалению, деятельность эта не всегда бывает легальной и часто сопряжена с коррупцией. Ну или просто с мошенничеством.

На минувшей неделе некоторые бурятские СМИ напомнили своим читателям о конфликте вокруг угольной компании «Баин-Зурхе», судебные разбирательства по которой идут аж с 2010 года, кочуя из Бурятии в Северную Осетию с «заездами» даже в Кемеровскую область для опроса «отдельно отличившихся» фигурантов. Редакция «МК» в Бурятии» нашла еще ряд документов, связанных с этим делом, на которые предлагает обратить внимание. Как и на личности некоторых людей, стоящих за ним.

Начнем с конца, то есть с текущего положения дел компании «Баин-Зурхе». Суд продолжается, но компания живет. Даже добычу увеличивает. Однако юридически она живет очень интересно: работает она, то есть добывает уголь, в Бурятии, уголь продает тоже здесь, а юридический адрес у нее по месту жительства фактического хозяина — в Северной Осетии. Что это значит? А это значит, что даже если бы это была лучшая бурятская фирма с прозрачнейшей отчетностью, своевременными выплатами рабочим и без подозрений во всяких аферах, львиная доля доходов с добычи бурятского угля все равно уходила бы в бюджет Северной Осетии.

Надо отметить, что Арсен Сулейманович Фадзаев, который провернул всю эту хитрую схему (забрал у партнеров бизнес и юридически перевел его в совсем другой регион), обладает преинтереснейшей биографией, достойной того, чтобы на нее обратили внимание голливудские сценаристы. Начинал он как простой советский спортсмен, то есть не простой, а очень успешный — два олимпийских золота и выигранных чемпионатов мира по борьбе — это о чем-то да говорит. Но тут Советский Союз распался, а жить на что-то надо.

И в памятные 90-е Арсен Фадзаев пошел по кривой дорожке накопления стартового капитала. Поговаривают, что участвовал в различных сомнительных сделках, продолжая выступать, как спортсмен. А завершив карьеру, принялся тренировать российскую сборную. Успехов под его руководством сборная не показала, и в 96-м году Арсен Сулейманович решил капитально сменить сферу деятельности — стал госчиновником. Заместителем руководителя северо-осетинской налоговой полиции, если быть точным.

Арсен Фадзаев.

Благодаря, очевидно, былым спортивным заслугам, а также отсутствию постоянных убеждений, Фадзаев стал быстро делать успехи и на политическом поприще. Меняя риторику выступлений и политические партии как перчатки, Фадзаев в 2003 году попал в Государственную Думу. Изначально от «СПС» — Фадзаев близко знаком с Анатолием Чубайсом, который его туда, кажется, и продвинул в качестве «свадебного генерала». Но в том же году Фадзаев бросает «правых», переходя в более перспективную для политической карьеры «Единую Россию». Сейчас же он и вовсе состоит в «Патриотах России» и именно семигинцев представляет в парламенте Северной Осетии. Когда в «ЕР» начали косо смотреть на темные дела Фадзаева и стало понятно, что снова в Государственную Думу его никто не пустит, тот вышел из «Единой России», обвинив однопартийцев во всех смертных грехах. А поскольку отказываться от тех благ, которые несет депутатство, совсем не хочется, Арсен Сулейманович заполучил на корню региональное отделение крошечных «Патриотов».

Возможно, одним из аргументов в пользу «вылета» бывшей звезды спорта из партии власти стал скандал, тянувшийся с 2003 года. Тогда Фадзаев засветился еще в одной неприятной истории. А именно, пользуясь своим статусом депутата, апеллируя к своим спортивным и государственным заслугам, он «выселил» мастерскую художников из помещения, которое те занимали больше полувека — с шестидесятых годов. Фадзаев убедил Юрия Лужкова, что квартира в самом центре Москвы на Сретенском бульваре площадью 150 квадратных метров это как-то чересчур скромно для народного избранника. И добился того, чтобы московские власти передали ему соседнее помещение, где полвека была творческая мастерская, которое художники вовремя не приватизировали, площадью еще в 350 квадратных метров. Художники боролись за свои права несколько лет, но в итоге проиграли. Стоимость этих квадратных метров оценивается сейчас примерно в 150 миллионов рублей.

Параллельно рос и бизнес Фадзаева. Поскольку официально заниматься бизнесом госчиновнику, а впоследствии депутату Государственной Думы Арсену Сулеймановичу не позволяют российские законы, то регистрировались компании на родственников и третьих лиц. О том, что именно он является реальным руководителем массы фирм, можно узнать лишь из показаний свидетелей по делам, в которых эти фирмы «засветились». Или предположить, увидев список имущества, зарегистрированного на «народного слугу», который кроме как спортом и служением народу официально никогда ничем не занимался.

Как гласит известная предпринимательская максима — бизнес должен постоянно расширяться. И на каком-то этапе Фадзаеву стало тесно в родной Северной Осетии, он начал поход в другие регионы нашей многострадальной Родины. Таким образом он оказался в Гусиноозерске и вошел в бизнес по добыче угля для Гусиноозерской ГРЭС.

Разрез «Сталинград», переименованный в «Баин-Зурхе», был к тому моменту расконсервирован уже около года и приносил стабильный доход. Себестоимость тонны угля составляла каких-то 200 рублей, ибо везти его никуда не надо, уголь добывается все в том же Гусиноозерске. Разгружали на электростанции уже за триста. Став собственником 50% угольной компании «Баин-Зурхе», Фадзаев проллобировал назначение на пост директора своего знакомого кемеровчанина Анатолия Приставку (в Кемерове у деятельного Арсена Сулеймановича также есть бизнес-интересы).

Получив благодаря «своему» директору конт-роль над управлением текущими делами компании, Фадзаев начал постепенно двигать ее к банкротству, создавая долги перед контролируемыми им же компаниями. Схема классическая, компания якобы разоряется, партнеры из бизнеса вылетают, после чего фирма спокойно продолжает работать и приносить стабильный доход. И делиться уже ни с кем не надо. Тем более, что уголь Гусиноозерской ГРЭС «Баин-Зурхе» продает уже по 1200 рублей за тонну. На текущий момент по соотношению затраты-прибыль «Баин-Зурхе» напоминает скорее кокаиновую плантацию, а не абсолютно законную компанию по добыче угля.

Причем с этого ничего не имеют не только совладельцы бизнеса, но и рабочие, которые добывали уголь. Людям месяцами не выплачивали заработную плату, а найти другую работу в маленьком Гусиноозерке не так-то просто. Вопрос: «Почему буряты должны оплачивать политические и экономические амбиции спортсмена из 90-х?», остается открытым.

А чтобы было удобнее судиться с бывшими партнерами, избегать пристального внимания правоохранительных органов и дальше всеми возможными способами облегчать себе жизнь, юридический адрес компании перевели из Бурятии в Северную Осетию, где у Фадзаева масса друзей. Все-таки депутат. Как говорят, на свое избрание в региональный парламент в 2012 году Арсен Сулейманович потратил около 120 миллионов рублей — как раз в такую сумму оценивает свою долю в бизнесе «кинутый» бывший второй совладелец угольной компании г-н Дзиоев.

Вообще в процедуре банкротства использовалось большое количество средств, которые можно назвать «неэтичными». Одних консалтинговых услуг, которые были оказаны, но не оплачены компанией, набралось на десятки миллионов рублей. Очень удобно — ведь суть консультаций конфиденциальна, а их стоимость нередко берется «с потолка». Это даже если не брать в расчет, что, как было установлено, некоторые из фирм-консультантов были зарегистрированы «без цели дальнейшего ведения бизнеса». Также в Москве было зарегистрировано ОАО «Угольная компания «Баин-Зурхе». И уголь тоже стали продавать через Москву, предусмотрительно «теряя» прибыль по дороге назад в Бурятию.

Заметим, что от такой вот «экономики» г-на Фадзаева пострадали не только его партнеры, пустившие в свой огород такого компаньона, но также и бурятский бюджет — ведь львиная доля налогов с этой по сути сверхприбыльной компании теперь уходит в Осетию.

На текущий момент история продолжается, обманутые компаньоны взывают к справедливости, правоохранительные органы пытаются разобраться, но северо-осетинские коллеги глухи к их просьбам и откровенно спускают дело на тормозах. Г-н Приставка, вовремя сообразивший, что именно его подпись стоит под большинством документов, представляющих интерес для следствия, и если что, то сидеть-то в первую очередь ему, оперативно уволился и умчался назад в родное Кемерово.

Господин Фадзаев же готовится к очередной политической кампании в Северной Осетии, в чем ему, без всякого сомнения, поможет прибыль с бурятского угольного разреза. Похоже, что Арсен Сулейманович в очередной раз старается избежать пристального внимания к своей персоне со стороны СМИ и правоохранительных органов, но с каждым разом ему становится все сложнее это сделать.

Михаил ТРОФИМОВ.

На платной основе.



Партнеры