Остров ошибок

Похоже, названо имя хронических неудач в экономике Бурятии

14 мая 2014 в 05:55, просмотров: 2107

Удивительные слухи на площади Советов: в правительстве Бурятии ожидаются кадровые изменения.

Остров ошибок

Должность уполномоченного по защите прав предпринимателей, возможно, займет нынешний зампред правительства по экономике Александр Чепик, сообщает источник «МК». Ранее говорилось, что бизнес-омбудсменом Бурятии может быть избран бывший глава одного из районов республики.

Что касается Александра Чепика, то при кажущейся нелепости слуха оснований для такого кадрового решения предостаточно. Курируемые зампредом ведомства за многие годы так и не добились каких-либо явных достижений хотя бы в одной сфере. И если до сих пор это не сильно бросалось в глаза, то только благодаря умению Вячеслава Наговицына находить для СМИ нужные слова, а если требовалось, то и брать удар на себя.

Аналогии

С одной стороны, помощи просит целая очередь из полумертвых предприятий, интересы которых ввиду отсутствия бизнес-омбудсмена в Бурятии некому защитить. С другой стороны, на ком, если не на Александре Чепике, курирующем в правительстве экономический блок, лежит ответственность за ошибки, просчеты и неудачи? И если слухи о назначении Александра Чепика бизнес-омбудсменом соответствуют действительности, мы получим ситуацию, описанную авторами популярного советского мульт-фильма «Остров ошибок».

В том мультике рассказывается о двоечнике Коле Сорокине, которого стилизованные под лебедей водоплавающие двойки унесли на остров ошибок, наделанных этим самым Колей Сорокиным за учебный год. На острове неправильно решенные задачи доставляют герою много неприятностей и заставляют Колю Сорокина по-другому отнестись к своим обязанностям. Логика проста: накосячил — исправляй!

Александр Чепик (окажись он в роли защитника прав предпринимателей) без работы не остался бы наверняка. Достаточно вспомнить события последних месяцев, когда республика один за другим теряла промышленные активы — судостроительный завод, «Амта», «Байкалфарм». Когда один за другим коллективы предприятий призывали власть к решительным действиям по сохранению производств, как это было на Селенгинском ЦКК, на «Коневинском» месторождении золота в Окинском районе, и как сейчас происходит на ОАО «Улан-Удэстальмост» и ЛВРЗ.

Почти во всех случаях власти из епархии Александра Чепика выступали в роли пожарной команды, прибывавшей на место происшествия с большим опозданием. Самые характерные примеры — объявление о массовых (свыше тысячи человек) сокращениях на ЛВРЗ, ставших «неприятным сюрпризом» для руководства города и республики. Хотя коллектив предприятия подавал сигналы «SOS» задолго до свершившегося факта. Такая же ситуация — на Селенгинском ЦКК, медленно и верно двигавшемся к фатальному исходу, о чем жители поселка в Кабанском районе месяцами трезвонили во все колокола, но были услышаны только, когда запахло социальным взрывом.

Или, к примеру, «внезапное» известие о банкротстве «Байкалфарма», откликнувшееся непоступлением в бюджет около четверти миллиарда рублей. Кто теперь их возместит? Дагестан? Куда, судя по сообщению СМИ, «переехало» предприятие?

Власти явно не торопились. Впрочем, как и Коля Сорокин: «Подумаешь! Да я вас (задачки. — Авт.) за три дня все перерешаю!». Как «решались задачки» мы теперь знаем: к «проблемным» предприятиям тут же терялся всякий интерес, а того, кто пытался возражать, быстро успокаивали повышенным вниманием контролирующих органов. Взять, к примеру, свинокомплекс «Николаевский» (что с него взять!), переживший не только появление нового конкурента (СК «Восточно-Сибирский»), но и череду проверок.

Бальзам, конфеты и омуль

А к какой категории можно отнести историю падения в пропасть судостроительного завода и кондитерской фабрики «Амта»? Вот уж что нельзя назвать «сюрпризом», так это гибель старейшего судостроительного предприятия, производственные цеха которого располагались в нескольких кварталах от площади Советов. Теперь Бурятия осталась не только без своего судостроения, с чем за долгие годы мы, наверное, уже свыклись, но и без ресурсной базы по ремонту причальных сооружений, барж и катеров, функционирующих на реках Бурятии и на Байкале.

Что касается «Амты», то и в ее случае тоже нельзя назвать патовую ситуацию неожиданной. Руководство старейшей в регионе кондитерской фабрики не раз обращалось в правительство за помощью. Однако вместо эффективной поддержки Александр Чепик устроил публичную перепалку с генеральным директором «Амты» Сергеем Прониным (кто виноватее). Чтобы переложить ответственность на плечи загибающегося предприятия? В конечном итоге «Амту» подобрал предприниматель из соседней области. И есть опасение, что новый собственник поменяет не только ассортимент, но и юридический адрес фабрики, что аукнется налоговыми потерями.

А кто подсчитает имиджевые потери? Многие годы мы брали в дальние поездки сувениры и подарки — национальные куклы, омуль, бальзамы «Байкалфарма» и конфеты «Амты». Что возить теперь? Иркутские сладости? Дагестанскую водку? Из этого скромного перечня остались лишь сувениры, большей частью производимые в Китае. И омуль, который, по прогнозам специалистов, вообще впору включать в Красную книгу как исчезающий вид. Это ли не мощнейший удар по репутации республики за Байкалом? Если не знать о намерениях Александра Чепика, можно подумать, что зампред в любой момент готов покинуть пределы республики, дабы осваивать новые для себя направления деятельности!

Ведра умножить на трубы

К слову, об омуле! Не так давно Александр Чепик в Усть-Баргузине раздавал рецепты выживания рыболовецким предприятиям, жаловавшимся на низкую выручку и высокие налоги, притом, что «омуля стало заметно меньше, а сорожка — не конкурент дешевой новосибирской плотве».

Что вы думаете ответил на это Александр Чепик? Он предложил мужикам всем вместе сесть, договориться и… поднять цену на омуль! Рыбаки только рты открыли от удивления! Куда же еще дороже? Он и сейчас в улан-удэнских магазинах продается по ценам выше мяса. Купят, купят, заверял Александр Чепик, хотя рыбаки ждали от него другого (правильного) решения задачи — возвращения исторического права жителям поморья на рыбалку.

С таким же вот знанием дела и Коля Сорокин решал свои математические задачки. То ведра умножит на трубы, то кроликов разделит, то несоединимое соединит (корову с лошадью). Как это имело место в истории с ОАО «Востсибрыбцентр», главной задачей которого является воспроизведение биологических ресурсов озера Байкал. Так вот, как писали СМИ, генеральный директор этого госучреждения Сергей Красинский, занимаясь умножением популяции байкальского омуля, одновременно занимался еще и добычей рыбы в промышленных масштабах. И здесь еще надо посмотреть, в каком качестве господин Красовский был усерднее. Однако прозвучавший в СМИ вопрос, как в одном человеке уживается госслужащий и индивидуальный предприниматель, ведомство, подконтрольное Александру Чепику (минсельхозпрод РБ), фактически оставило без ответа.

А осенью прошлого года в минсельхозе разразился скандал: был арестован протеже Александра Чепика, его бывший помощник, а ныне министр села Александр Манзанов по подозрению в превышении должностных полномочий. В настоящее время по делу о фиктивном ремонте Унэгэтэйской оросительной системы продолжается судебное следствие.

Чем аукнется РАЛИК?

Известно, что Александра Манзанова, который, говорят, до сих пор не принимает важных решений без команды шефа, защищают нанятые по знакомству Александра Чепика московские адвокаты, уже поставившие под сомнение практически всю доказательную базу следствия. Но даже если Александра Манзанова сочтут невиновным, сути это не изменит. Да и комплексная проверка, инициированная главой Бурятии, уже выявила в деятельности министерства множество нарушений. В результате чего глава Бурятии объявил своему заместителю выговор — за слабый контроль над ведомством.

Впору вспомнить еще один прокол — историю с РАЛИКом. Напомним, в 2009 году республика получила около 700 миллионов рублей на перевооружение сельских товаропроизводителей. Освоением средства занялось ОАО «Республиканская агролизинговая инвестиционная компания» (РАЛИК), которое из всех возможных вариантов выбрало самый затратный — приобрело и раздало крестьянам дорогостоящую импортную технику на кабальных условиях. В начале 2013 года РАЛИК начал массово подавать судебные иски к крестьянам, не уплачивающим лизинговые платежи.

Покупка импортной сельхозтехники аукается нам до сих пор. Буквально на днях Дмитрий Медведев заявил, что было бы неверным субсидировать регионы, предпочитающие иностранную продукцию. Он сказал об этом на совещании, посвященном развитию производства отечественной сельхозтехники, и что он бы «все-таки менее либерально относился к тем субъектам, которые субсидируют иностранцев». Дмитрий Медведев потребовал предоставить справочные материалы по регионам, которые используют государственные финансы для закупки иностранной техники. «Если они (регионы) будут приходить к нам трансферты разные просить, значит, придется им отказать в этом», — сказал премьер.

«Может, я в артисты пойду?»

Иные проекты Александра Чепика только и годились, чтобы стряхнуть пыль с азбучных истин и проверенных временем традиций. К числу подобных (фантастических) проектов можно отнести идею создания в Бурятии предприятия по обработке нефрита в рамках «чепиковской» же концепции «развития нефритовой отрасли Бурятии на 2009-2011 годы», так, к слову, и не принесшей видимых результатов. Несмотря на то, что Чепику весьма доходчиво объяснили, что у нефрита, обработанного в Бурятии, нет никаких шансов (в Китае его просто не купят, а в России он даром никому не нужен), зампред правительства упирался как упрямый ребенок. Дескать, а если нам завезти в Бурятию учителей и мастеров из Китая?

В конечном итоге цех по производству ювелирных изделий из нефрита, на открытие и оснащение которого потрачено несколько миллионов рублей, был закрыт как бесперспективный. А порядка в нефритовой сфере как не было, так и нет. Экономический блок Бурятии фактически провалил программу декриминализации и развития отрасли, сулившей бюджету республики сотни миллионов дополнительных налоговых отчислений даже просто на экспортных операциях.

Можно вспомнить идею создания на Байкале пятой в России федеральной игорной зоны, озвученную Александром Чепиком в 2008 г. Несмотря на кажущуюся выгоду (привлечение туристов и налогов не менее 4 млрд. рублей ежегодно), предложение зампреда было отвергнуто парламентом Бурятии. И не только по моральным соображениям. Депутаты вынуждены были напомнить, что туристический сезон на Байкале ограничен 3 месяцами, а свежий морозный воздух в остальное время года способен разве что остудить любую, даже самую горячую голову игрока.

Затягиваются сроки строительства «Байкальской гавани», точнее — обе-щанных резидентами комфортабельных отелей, которые должны были появиться на первых участках туристической зоны в нынешнем году. Планы эти безнадежно сорваны. И, что любопытно, впервые за эти годы глава Бурятии в своем послании к народу и парламенту республики не сказал ни слова о темпах роста туристических прибытий в регион!

В Бурятии приостановлено федеральное финансирование на строительство домов и переселение из ветхого жилья. Как пояснили в самом фонде, «в республике зафиксировано много нарушений». Таким образом, судьба жителей еще около 1 тысячи ветхих и аварийных домов, лишенных денег, остается неясной. За последние месяцы в Бурятии свернулось несколько крупных проектов в сфере лесозаготовки и лесопереработки (один — в Северобайкальском районе, один — в Заиграевском, и один — в Улан-Удэ). Объем лесозаготовок в Бурятии сократился до 2,1-2,2 млн. кубометров. Республика снижает свое участие в целевых программах, включая программу развития Дальнего Востока и Байкальского региона. В частности, экономическому блоку правительства не удалось отстоять строительство необходимого Улан-Удэ автомобильного моста через Уду в створе улицы Сахьяновой.

Последней каплей могло бы стать недавнее заседание правительства Бурятии, где рассматривались итоги реализации программы социально-экономического развития Бурятии (СЭР РБ). Глава Бурятии Вячеслав Наговицын вынужден был констатировать, что программа СЭР выполнена не в полном объеме. Как выяснилось, из 135 индикаторов оказались невыполненными 12, преимущественно в отраслях, курируемых зампредом Александром Чепиком (минтранса, минпромторга, минсельхоза).

Примеры можно было перечислять, но ограничимся этими. Так может, у большинства экономических проблем региона есть имя? (Ведь бывает же имя у победы!). И если это то, о чем вы сейчас подумали, не в этом ли кроются проблемы Бурятии? В неспособности прогнозировать экономические последствия управленческих решений, особенно в условиях финансового кризиса, что рано или поздно приведет (уже привело?) к иному кризису — кризису доверия общества к власти?

«Учат, все учат! Мне эта арифметика никогда не понадобится, — в сердцах говорил Коля Сорокин, реагируя на очередную критику со стороны сказочных героев мультфильма «Остров ошибок». — Может, я в артисты пойду!?». Ну, или в бизнес-омбудсмены!

Марк ГОЛЬДШТЕЙН.



Партнеры