Земельные участки на побережье озера из-за торможения строительства турзоны подешевели в среднем на 30%

Нереалистичные ожидания перспективы роста цен земли на Байкале благодаря развитию особой туристско-рекреационной зоны в Бурятии разбились, словно деревянная шлюпка о скалы в экономический шторм

25 февраля 2015 в 05:53, просмотров: 1061

Цены на земельные участки падают второй год подряд. Особенно после того как проект развития «Байкальской гавани» затормозился.

Земельные участки на побережье озера из-за торможения строительства турзоны подешевели в среднем на 30%
фото: russianstock.ru

И особенно в конце 2014 года, когда в полный рост проявились проблемы в экономике, тут уж, как говорится, не до отдыха.

Для бурятских спекулянтов стало неожиданным, что ошибкой оказались их убеждения, что земля, особенно на Байкале, якобы никогда не подешевеет. Напротив, будет только дорожать и в любой момент можно вернуть вложенные средства. Увы, раздувшийся несколько лет назад пузырь на рынке земли, связанный с розовыми планами развития Байкальской особой турзоны, окончательно лопается, оставляя вокруг себя массу разочарованных спекулянтов в мыльной пене несбывшихся ожиданий. А обвалил рынок гендиректор ОАО «Особые экономические зоны» Вадим Третьяков. В марте 2014 года он вдруг заявил, что туристический потенциал озера Байкал сильно переоценен, а участок под турзону в Бурятии вообще был выбран неправильно. И сообщил о планах сделать турзону курортом локального масштаба, что сразу же вызвало пессимистические настроения у потенциальных резидентов «Байкальской гавани».

— Если еще три года назад стоимость «сотки» земли на первой линии в Гремячинске, Горячинске и Турке колебалась в диапазоне 100-130 тысяч рублей, то после того как было заявлено, что у турзоны нет особых перспектив, она снизилась до 80-90 тысяч рублей, — сообщила «МК» специалист агентства недвижимости «Байкальская гавань» Светлана Коваленко. — Причем фактическое падение цен оказалось еще более ощутимым, поскольку продавцы вынуждены идти на значительные скидки, чтобы продать землю. Порой они достигают 50% и тогда покупатели, естественно, находятся.

Риэлторы говорят про низкий спрос на земельные участки, отмечая при этом, что за последний год практически нет заявок для покупок земли с целью развития туристической инфраструктуры.

— Земля если и интересует, то лишь для обустройства дач на Байкале, рынок стоит, — сетует г-жа Коваленко.

Таким образом, инвесторы явно переоценили высокопарные высказывания чиновников правительства Бурятии образца 2008 года, когда было объявлено о золотом дожде бюджетных ассигнований на строительство Байкальской турзоны. Под эти разговоры бюджетные деньги действительно были освоены (а частично разворованы, как в истории строительства очистных сооружений в Максимихе), но говорить о превращении холодной Турки в некое подобие Паттайи с его массовым туристическим потоком, увы, не приходится. На федеральных деньгах «разогрелись» лишь приближенные к властям товарищи, а вот глобального потепления — ни инвестиционного, ни, тем более, природного — на Байкале, увы, не произошло. И сегодня, как и десять лет назад, лишь два месяца в году можно назвать относительно теплыми и пригодными для купания. Что, в общем-то, хорошо. В отличие от соленых морей, пресноводный Байкал, если (согласно теории глобального потепления) он вдруг резко потеплеет, то быстро зарастет тиной. И от былого великолепия священного озера останутся лишь воспоминания. Поэтому и сдувание ажиотажного спекулятивного пузыря, и потеря интереса инвесторов к застройке побережья Байкала также имеет свои плюсы. По крайней мере, потомки имеют шанс увидеть озеро в его первозданном виде, а не застроенной «большой деревней».



Партнеры