Рецепты антикризисного управления

Николай Атанов: «Небольшой республике с населением менее одного миллиона граждан необходима легкая, мобильная и дееспособная власть»

18 марта 2015 в 07:13, просмотров: 1761

Чтобы восстановить доверие общества, власть должна модернизироваться с себя, считает научный руководитель Института экономики и управления Бурятского государственного университета, доктор экономических наук, профессор Николай Атанов.

Рецепты антикризисного управления
фото: russianstock.ru
Николай Атанов.

Среди предлагаемых мер модернизации — сокращение числа министерств и депутатских кресел, упразднение нескольких зампредов и разделение полномочий главы и председателя правительства Бурятии.

«МК» встретился и побеседовал с Николаем Атановым об антикризисном управлении республикой.

— Николай Иванович, общей для всех проблемой стала надвигающаяся волна нового экономического кризиса. В чем, на ваш взгляд, его причины?

— На слуху у большинства народа причина кризиса в экономических санкциях стран ЕС и США по отношению к России. По моему мнению, данные меры лишь сыграли роль ускорителя кризисных явлений. Первопричина кроется в исчерпании потенциала той модели экономики, которая выстроилась в начале нулевых годов как реакция российской власти и бизнеса на рост цен на сырьевые товары на мировом рынке.

— На ваш взгляд, какова проекция экономического кризиса на Бурятию? И какие меры наиболее эффективны для выхода на траекторию развития?

— Американцы говорят: «Если твой сосед потерял работу, то это рецессия. Кризис — это когда ты сам лишился рабочего места». По этой логике у нас пока еще рецессия. Для ответа на ваш вопрос нужен некоторый экскурс в существующую российскую систему власти и управления. Пирамида власти построена наоборот. Минимум ресурсной обеспеченности и максимум полномочий в базисном, низовом уровне местного самоуправления. И максимум ресурсов при минимуме полномочий у федерального центра. То есть в федеративном государстве господствует унитарная система. У нее же все монетарные инструменты и инвестиционные возможности.

— А у нас?

— А у Бурятии корни инвестиционного древа начали усыхать еще в 2012 году и к настоящему времени оно практически в анабиозе. Так что собственных инвестиционных ресурсов у нас сегодня практически нет. Арсенал инструментов и механизмов воздействия на кризис незначителен. Но! Россия не была бы Россией, если не умела бы находить выход из самых немыслимых, провальных ситуаций. Огромный мобилизационный потенциал россиян отличает нас от всех других народов мира. На него и нужно опираться.

— Как раскрыть механизм реализации мобилизационного потенциала?

— Это несложно, но и непросто. Особенно в условиях, когда в обществе господствует климат тотального недоверия, особенно недоверия по «вертикали». Вы, конечно, понимаете о чем речь? В первую очередь, необходима консолидация элит местного сообщества и его социальных групп. Уповать только на правительство и требовать от него невозможного — это, по крайней мере, нечестно. Надо помочь государственной власти сообща, на основе консолидации политической, управленческой, научной, предпринимательской, творческой, конфессиональной и национальных элит. Замечу, что этот процесс сам по себе тоже непростой. Но игра стоит свеч. Возникнет среда взаимопонимания и переговорная площадка между обществом и властью, то, чего нет сегодня. Нахождение общего знаменателя — это тот самый инструмент и механизм одновременно, с помощью которого запускается в действие мобилизационная энергия народа.

Следующий шаг — определение вектора, куда следует направить энергию народа. Нужна понятная, ясная для всех программа действий. В первую очередь, запускаются проекты, дающие быстрый и осязаемый результат, видный всему обществу, вселяющий уверенность и в правоте, и возможностях коллективных действий.

фото: russianstock.ru

— Вы делитесь своими наработками с правительством Бурятии?

— Конечно! Именно в таком ключе наш творческий коллектив института экономики и управления БГУ направил предложения в антикризисную программу правительства Бурятии еще 12 февраля. Реакции пока никакой. Зато ваш покорный слуга вместе с директором института экономики и управления БГУ Буровым был приглашен на совещание по антикризисной программе к губернатору Забайкальского края Ильковскому не далее как 5 марта. Судя по тому, как наши предложения вызвали живой интерес, это не последняя наша с ним встреча. Нами подготовлено практическое пособие «Антикризисное управление территорией» для руководителей и специалистов органов исполнительной власти, местного самоуправления и хозяйствующих субъектов. При поддержке руководства министерства экономики и фонда регионального развития. Для восстановления доверия в обществе власть должна начать модернизироваться с себя. И мы предложили правительству такие меры.

— В чем они заключаются?

— Сложившаяся на сегодня структура правительства довольно сильно амортизировалась, и за 10 лет растратила свой созидательный (когнитивный) потенциал, движущую силу. Доминирующее «ручное» управление — есть следствие отраслевого принципа управления, эффективного на ранних стадиях индустриализации. Необходимо перейти к функциональному принципу с возможностью проектного метода управления, а не ограничиваться только слиянием 2-х или 3-х министерств. Правительству нужно облегчить себя от множества наростов, упростить межведомственные коммуникации, очистить каналы движения управленческих решений и информации. Небольшой республике с населением менее одного миллиона граждан необходима легкая, мобильная и дееспособная власть. Кризис дает шанс провести такую реорганизацию. Мы предложили сформировать три ведущих министерства: экономического развития в составе всех нынешних отраслевых министерств и ведомств; социального развития в составе комитетов, либо департаментов образования, культуры, здравоохранения, труда и социальной защиты и т.д.; природных ресурсов и имущественных отношений.

Поскольку министерство финансов делегировало функцию формирования доходной базы бюджета в минэкономики, а за федеральные денежные потоки в республике отвечает казначейство, за использование бюджетных средств — КРУ и счетная палата, то имеет ли смысл содержать такой многочисленный аппарат минфина только для планирования и расходования бюджетных денег? Здравый смысл подсказывает необходимость вхождения минфина в состав минэкономразвития.

При такой структуре и распределении полномочий утрачивается смысл содержания института заместителей председателя правительства, но возникает необходимость разграничения полномочий председателя правительства и главы Республики Бурятия.

Народный Хурал, отличающийся множественностью депутатского корпуса, аппаратов комитетов, также нуждается в повышении мобильности и действенности. Оптимальным, на наш взгляд, является численный состав депутатов из 25 человек — по одному от каждого муниципального района, и четверо — от городского округа Улан-Удэ.

Предложено возобновление работы конституционного суда, а главе республики — заимствование примера губернаторов двух соседних субъектов РФ в части содержания личной охраны. А также тщательно проанализировать муниципальное самоуправление с таким расчетом, чтобы оптимизировать без ущерба качеству количественный состав муниципальных районов.

Считаем, что такой подход существенно улучшит климат доверия к власти со стороны бизнеса и общества и на условиях доверия можно осуществлять другие проекты. Например, раскрепощение семейного бизнеса, домашнего подворья. Парадоксальным оказался казус, когда семейные хозяйства (бизнес) не подпадают под российский закон о развитии предпринимательства. На наш взгляд, легитимизация этого сектора путем принятия регионального закона поможет раскрыться потенциалу личных подворий в селе, надомничества в городах и поселках, когда хозяйки на дому могут изготовлять полуфабрикаты и готовые изделия, а мужчины заниматься кустарным и ремесленным промыслом на условиях аутсорсинга, либо прямо на рынок.

Отсутствие организованных каналов закупа и сбыта сельхозпродукции существенно ограничивает возможности села, дачных кооперативов вносить свой вклад в продовольственное импортозамещение. Для создания закупочно-сбытовой сети существует несколько вариантов механизмов и инструментов на уровне поселений и районов. Необходимы лишь политическая воля, стартовый капитал и… доверие к новому образованию.

Можно продолжить в таком же духе и другие антикризисные меры. В систематизированном виде отмечу, что кризис — это не только беда, но и шанс для модернизации, обновления и будущего развития.

— Если предыдущий кризис 2008-2009 гг. был кратковременным, то, как считаете, какой продолжительности будет это кризис?

— Исчерпание потенциала советской плановой экономики выразилось в рецессии, а затем в кризисе 80-х годов, названный в народе застоем. Общая продолжительность планово-административного периода СССР заняла около 60 лет. Нынешний кризис своим происхождением имеет несколько начал. Первый и главный — исчерпание потенциала роста экспортно-сырьевой модели экономики России. В условиях многослойного наложения внутренних и внешних давлений чрезвычайно трудно прогнозировать и глубину кризиса, и его продолжительность.

Необходимо выработать новую модель экономики и стратегию ее развития. Сколько времени займет данный процесс — зависит от политической воли российского истеблишмента, а творческого потенциала для разработки модели и стратегии в России не занимать. Это во-первых. А во-вторых, во всех регионах России должно произойти общественное осознание того факта, что судьба страны в руках каждого его гражданина. Если учесть обстановку стохастики в мировой политике, изоляцию России, то данное осмысление — именно тот главенствующий фактор трудового энтузиазма, который не требует больших инвестиций, но дает наивысший общественный результат.

— Каким вы представляете посткризисное развитие Бурятии?

— По нашему убеждению, приоритетом должно стать развитие этноэкономики, которой не страшны кризисы. Это, прежде всего, сельское хозяйство и все другие виды производств, основанные на возобновляемых источниках, экологически гармонизированных с природной средой бассейна озера Байкал. На основе этноэкономики следует строить «зеленую» экономику — драйвер мирового научно-технического прогресса. Чтобы повысить энергоэффективность экономики и бытового сектора, следует добиться в федеральном центре решения о прокладке магистрального газопровода «Россия — Китай» через территорию Предбайкалья и Забайкалья, из которого регион будет потреблять дешевый газ. Все другие варианты газификации более затратны, чем местное топливо (дрова, уголь).

Чтобы снять внешние ограничения, нужно в первую очередь добиться решения президента РФ о создании нового федерального округа на базе Восточно-Сибирского экономического района в составе Красноярского края, республик Тыва и Хакасия, Иркутской области, Республики Бурятия и Забайкальского края. В противном случае мы обречены «болтаться» между Сибирским и Дальневосточным федеральными округами. Но, повторюсь, чтобы раскрыть внутренний потенциал развития, необходимо консолидироваться местной элите — политической, административной, предпринимательской, научной, творческой, конфессиональной и этнической.



Партнеры