Министр Тимур Цыбиков как зеркало уходящей эпохи

18 февраля 2017 в 04:47, просмотров: 5453

Вместо эпилога, анекдот о политтехнологиях:

«Чем вы можете мне помочь?»

«Ну, если вы серый волк, Красную Шапочку мы из вас вряд ли сделаем, но породистую восточно-европейскую овчарку вполне»

«Наговицын – идеальный продукт политических технологий. Волевое лицо с сексуальной ямочкой на подбородке, дорогие галстуки, благородная седина, костюмы с «иголочки». В общем, герой «а-ля красиво стареющий Алек Болдуин». По сути дела, перед нами – преуспевающий    манхэттенский финансист, начинающий утро со свежего «Wall street journal» и чашечки коста-риканского экспрессо» - напишет Евгений Хамаганов  в январе  2010 .  Годом  раньше  предстал   нашим взорам, пожалуй, самый  успешный продукт  наговицынской эпохи Тимур Цыбиков, которого Сергей Басаев опишет следующим образом:   

«Мягкие манеры, гламурная рубашка и галстук, характерная для светской тусовки женственная улыбка с наморщиванием носа, разговор в шутливом тоне о серьезных вещах. Чистая русская речь без акцента и других «головарских» ноток. Тимур Цыбиков — принципиально новый персонаж для политического сообщества в Бурятии. В Москве молодым людям с модными галстуками и смущенной интеллигентной речью, невесть откуда взявшимся среди еще советской «проспиртованно-портяночной» чиновничьей элиты, с ее любовью к крепкому словцу и бане, сегодня уже никто не удивляется. Но в провинции они пока редкость. Невозможно себе представить, чтобы в кабинете министров бывшего президента Бурятии Леонида Потапова появился человек, подобный Цыбикову»

Был ли Цыбиков на самом деле олицетворением вкусов двора  Вячеслава Наговицына или всего лишь удачной креатурой баргузинско-курумканского клана в лице  свергнутого Гершевича - не суть важно.  Но в свете настоятельного курса  на туризм, продиктованного  Кремлем или лично Алексеем Цыденовым, деятельность Тимура Цыбикова   требует еще более пристального внимания.  Особенно в свете  провалившейся с треском одиозной идеи турзоны  на берегу Байкала с  купальным сезоном  аккурат в один месяц  и то при удачном раскладе небесных сил. Да и брендов за все 10 лет правления как было  ровно два - Иволгинский дацан и озеро Байкал - так и осталось. К слову, два остальных - конфеты «Амта» и бальзам «Амрита»,  тихо загнулись  в эти же годы.  Но главный вопрос к  соратникам Наговицына  в другом: как и какими силами предполагалось  сделать привлекательной Бурятию для  туристов  без культурологической составляющей?

На самом деле брендов чуть больше 

К первым  двум  и добавить нечего. Озеро Байкал, будучи  субстанцией могущественной, прикосновения  бетона  не стерпел и выразил свое недовольство  спирогирой, природу которой до сих пор пытаются выяснить ученые. Иволгинский дацан,  в лице  иерарха российского буддизма  Дамбы Аюшеева,  особого восторга от общения с администрацией Наговицына  за все десять лет так и  не продемонстрировал. Но  количество туристов, аккуратно  вписываемое в  республиканскую статистику турпосещений, обеспечил с лихвой. В дни значимых  религиозных событий  только количество  автобусов  с монгольскими туристами на борту насчитывали  до семи десятков.

Есть еще культура семейских, интересная не только «внешним», но и внутренним  туристам. Но, боюсь, что этот интерес не  сильно подпитывался бюджетными вливаниями. Впрочем, как и в целом, культура местного люда - будь то бурятского, семейского, эвенкийского.  И подозрение, что  команда  Наговицына и не пыталась увязать культуру с туризмом,  становилось  все очевиднее. Особенно когда Турка и ее светлое будущее  дали течь и   руководитель республиканского  агентства по туризму  была срочно отправлена  на пенсию, в правительстве  не нашли ничего оригинальнее, как   снова  туризм сделать подразделением минэкономики. Самым успешным, с позволения сказать, турпроектом теперь  считается  привозить на  Сагаалган  «дед морозов»  разных мастей. Да и агентство  особым креативом  не блистало.  Проект  по продвижению  Бурятии как туристической «Мекки»  на  главном  китайском телеканале ССТВ  китайский  зритель не заметил. Что называется, слону дробина.  Гигантскую  по  нашим меркам  сумму  в 5 млн рублей  и смехотворным количеством  прокатов в эфире  гигант  мировой медиа индустрии  пусть недоуменно, но проглотил не прочувствовав.  К слову, за  эти деньги  можно было б «напроизводить»  фильмов  о Бурятии  штук  десять  хороших,  как минимум, и заполонить  ими интернет - пространство с  гораздо большей  пользой для этого самого туризма. Заодно и поддержать местного видео производителя.

Тем временем министерство культуры занималось своими «хотелками».  Кстати  слово «хотелки»- эксклюзив  заместителя  Тимура Цыбикова  Сергея Добрынина. И адресовано  оно было не кому-нибудь, а Дандару Бадлуеву.

О «хотелках» театра «Байкал»  

Одарил Сергей Добрынин  своего многолетнего коллегу   этим неприкрытым  хамством на заседании  комитета по бюджету  бурятского парламента  в ответ на скромное пожелание театра «Байкал» обзавестись - таки  своим зданием. Министр же своего зама не поправил, что  обозначило  его отношение  к театру и в частности  к Дандару Бадлуеву.   Удивительно, но за все годы  правления команды «Наговицын-Цыбиков»  тема строительства  здания или поиска подходящего  для ведущего коллектива старательно  отторгалась. И  «культурное лицо» Бурятии так и «бомжует»   в родной  республике.  Хотя  на все приезды-уезды столичных гостей  приличнее номеров, чем  выпестованных Дандаром Бадлуевым, так и не находилось.  Между тем мы все понимаем, что тема собственного здания для  театра «Байкал»  была и остается самой адекватной и востребованной  в контексте  того же туризма. Не пользующийся любовью властей, «Байкал»  медленно, но верно движется в направлении  обретения идентичности бурят как этноса  и, пожалуй,  в единственном лице, выполняет задачу, которую им никто и не ставил.  По  какой причине  такие задачи не ставились - тоже вопрос. Поскольку  политической воли и  энергии на проект стоимостью в 3,5 погибших миллиарда в Турке хватило, хватило бы сил и на театр, стоимость которого оценивают  лишь в 700 миллионов.  Значит, вопрос был в желании.  Вернее, в его отсутствии.

О «хотелках» министра

И тут,  наконец, в мозгу  срастается! Гламурный  Цыбиков  «невесть откуда взявшийся среди еще советской «проспиртованно-портяночной» чиновничьей элиты»   вогнал в когнитивный диссонанс ту самую элиту (а она у нас, как все бурятское, медленно уходит и медленно меняется) и  смог таки  надолго обаять тоже не бог весть какого столичного  Наговицына. Но даже такой Наговицын в числе первых ярких впечатлений в свое  прощальном  интервью назвал вздутые обшарпанные полы дома правительства. Не знаю,

как    новые полы помогали в деле строительства новой жизни  Бурятии, но страсть к строительству гостевых домиков навредила сильно.  Тимур же Цыбиков  со своей пиар-командой  даже местами переплюнул  успешность своего  шефа. И настолько уверовал в силу   своей пиар-оболочки, что  драку в храме классического искусства обрисовал просто: любая информация кроме некролога реклама.  И  его «пространство впечатлений» продолжило шествие  по просторам  не только, а главное - не столько Бурятии.  Между тем невообразимыми успехами  культура Бурятии не отличилась.  Сложно назвать успехами перепетые, перетанцованные, переигранные  шедевры классики. Тем более, в нашем случае, что называется, хоть до хрипоты. Периодические скандалы  укладывались в  привычное - культура же - и покручиванием пальцем   у виска.  И это всех устраивало.   А редкие пиар - события с посещением  нашей «Тмутаракани» представителями искусства уровня Спивакова  как нельзя выгодно  вписывались  в куртуазность  манер двора Наговицына. По старику Фрейду это читается – вот  и мы немножечко в столицах. Могем! Но вот незадача. Как раз таки с автором своего успеха Натальей Улановой   главный носитель  культуры Бурятии  обошелся как нельзя бескультурно. Вопиющая история  с уголовным делом  на директора филармонии  под кодовым  названием «без вины виноватая»  почему - то отбила желание не только заступиться за соратника, но и просто  продолжить общение.  Благо Верховный суд Бурятии  отменил  приговор первой инстанции и вернул дело на дополнительное расследование, что может означать  печальные последствия  «игры»  со  следствием. И министр  из «мимо шел»  очень легко  может стать фигурантом  уголовного дела  с ушедшими гулять по  учреждениям Министерства культуры  деньгами  в размере 1млн 750 тысяч.  Вряд ли  финансовые «гуляния»  происходят без отмашки первого лица структуры. «Не верю!»- сказал бы Станиславский. Вот и я не верю.  

Вместо эпилога.

Гламурное лицо эпохи Наговицына  сегодня  выглядит  бледно. И особенно в свете того, что  одним  из приоритетов  развития  Бурятии вновь  назван туризм. За десятилетие под флагом туризма к туризму мы приблизились очень условно. Дал ли плоды  процесс «насильственного окультуривания населения», к которому призывал министр еще в момент  вступления в должность, неведомо, но окультуриваемый народ должен хотя бы догадываться, зачем оно ему.  Например, для того, чтобы произвести впечатление на  чужестранца игрой на национальном инструменте или того круче – петь исключительно народные песни, не  обезображенные совковым наследием.  А  для этого  народ надо  образовывать. Занятие нудное, трудное, но благородное. И тогда глядишь, сама по себе отвалится  затея всех через колено заставить говорить по-бурятски. Потому что умение говорить  и быть настоящим бурятом вполне себе монетизируемая  сфера. Тоже самое  относится и к семейским, и к русским, и к эвенкам-ко всем нам, которые особого  интереса своей культурой  своему  правительству не представляем.   Туристические  же гиганты  ставку делают  на культуру народа , который там имеет счастье проживать. «Страна улыбок»-  где брендом, долго не думая, сделали национальную особенность тайцев, на  китайском  острове Хайнань чудесно чувствуют себя народность ли –мяо, от которой и требуется то  надеть свои костюмы и позировать перед фотокамерами. Про Египет можно вообще помолчать- людям и так свезло дальше некуда. Но и  местное население, прилагая минимум усилий с умениями  уровня нашего сельского клуба  копейку- другую зарабатывает. Но главная фишка все же  в самодостаточности  людей и уровне культуры народа. И не только бытовой. Тогда будет  ЧТО  показывать, кого кормить, куда возить, про что рассказывать. А это уже рабочие места и реальный  смысл  понятия турзона.    

И тогда логичным станет тандем «культура и туризм Бурятии», который хоть как -то будет полезен всем нам.  А  Министерству   экономики  есть чем заняться и без туризма. Например, экономикой.      

Так вот, «породистость» изобразить можно, но «вскрытие» мгновенно обнажает наличие или отсутствие желания, а главное способностей сделать жизнь людей, если не интереснее, хотя бы легче. А тут нужны душа и сердце, как бы затерто это не звучало.     






Партнеры