Очень важные персоны

Проект «МК»: истории жизни, рассказанные самими людьми

19 апреля 2017 в 08:08, просмотров: 1369

VIP в переводе с английского означает «очень важный человек». В России это выражение укрепилось, а со временем приобрело нарицательное значение. VIP-клиент, vip-салон. Есть даже vip-гардероб и vip-пенсионер!

Очень важные персоны
фото: flickr.com

Может, зря мы выделяем обычных людей уровнем зарплаты, стоимостью автомобиля, количеством квадратных метров загородного коттеджа и, конечно же, занимаемой должностью? Может, под очень важными персонами следует понимать людей, чья жизнь как подвиг, совершаемый ежедневно не за награду, а во имя Отечества? Чтобы найти ответ на этот вопрос, мы обратились к людям разных профессий — врачу, учителю, инженеру, полицейскому.

«Слесарное дело у меня «в нутрях»

фото: Александр Курбаткин
Александр Налетов.

Двухкомнатная квартира в «сталинке» и небольшой огород. Александру Филипповичу Налетову уже за 80, труженик тыла и ветеран труда, стареший работник Улан-Удэнского авиазавода, строил самолеты Ан-24 и Миг. Сейчас на пенсии, которой хватает, чтобы жить без излишеств и помогать детям.

Родился Александр в семье крестьянина, с 10 лет работал в колхозе, косил сено, собирал колоски, полол грядки. В 46-м, когда железнодорожными составами перегоняли войска на Восточный фронт для борьбы с японцами, стал сыном полка. «Мы в то время на станцию Таловка ходили, эшелоны с военными встречать. Они нас подкармливали. И вот я мальчишкой напросился помощником на кухню, котелки мыть да другую работу выполнять. Проехал до станции Ерофей Павлович, отъелся, а потом плакаться начал, мол, хочу домой. Старший повар меня тогда отпустил, дал в дорогу сухпаек и посадил на встречный поезд, да сказал, чтобы на Таловке высадили», — вспоминает Александр Филиппович.

В 1947 году Александр поступил в ремесленное училище при авиазаводе. Образование у него тогда было всего 4 класса, пришлось заканчивать вечернюю школу. На заводе работал слесарем по ремонту оборудования. Чтобы пойти дальше по профессии, в 49-м окончил авиационный техникум, затем 3 года в армии. Прошел школу младших авиа-специалистов и радистов-пеленгаторщиков. На заре становления вычислительной техники освоил специальность мастера по ее ремонту и обслуживанию, имел дело со счетно-перфорационными машинами. Но и этого ему показалось мало, в институте выучился на инженера и экономиста.

— В 56-м я уже был механиком цеха сборки самолетов. Мы Су-25 осваивали. Самолет с изменяемой геометрией крыла. В то время еще был актуален вопрос секретности. Часто приходилось по ночам работать, чтобы в сроки успеть. Это ведь не обычный аппарат был, высокопрочные материалы, титановая сварка, а все детали нужно один в один подогнать. Никаких компьютеров тогда не было, все чертежи вручную делались. После этой работы я стал технологом цеха, а затем уже и инженером-конструктором 19-го отдела. В нем шла почти вся работа по разработке новых самолетов.

Одна из самых важных работ Александра Налетова это освоение машины Ан-24. Тогда целая группа инженеров от авиазавода летала в Киев за чертежами. Как рассказал ветеран, работы было непочатый край, чертежи «сырые», очень многое необходимо было доработать, исправить, скопировать. «Все наши записи, все заметки и наработки мы переносили на бумагу. Порой рулоны достигали до 10 метров, и все это нужно было еще скопировать и распространить по рабочим. При испытательных запусках работали по 10-12 часов, ни о каких 8 часах и речи быть не могло — настолько важный момент».

Сорок семь лет жизни отдал Александр Филиппович авиационному заводу, а общий стаж у него 53 года. «Тяга у меня к технике была большая, еще в детстве сенокосилку разобрал и собрал, что самое главное. И хоть окончил экономический институт, а слесарное дело у меня в «нутрях» сидит. Даже когда пошел на пенсию, занимался ремонтом швейных и стиральных машин, утюгов, да вот только сейчас и техника другая, и глаза не те. Но зато пою в хоре».

«Работа приносила мне колоссальное удовлетворение»

фото: Александр Курбаткин
Валерий Очиров.

Валерий Очиров, заслуженный врач-уролог Бурятии и РФ. На его счету множество сложнейших операций и нововведений в медицинскую практику республики. В 1974 году окончил Читинский медицинский институт, по распределению был направлен в Бурятию. Интернатуру по направлению «хирургия» прошел на безе городской больницы №1. В 1975-м стал ординатором урологического отделения. Затем первичная специализация в Баку под руководством академика Джавадзаде, через полгода статус врача-уролога. В 1977-м больница №1 получит статус городской больницы скорой медицинской помощи, где Валерий Михайлович проработает 12 лет. Врач-ординатор, заведующий отделением и по совместительству главный внештатный уролог министерства здравоохранения республики, потом заместитель главного врача по лечебной работе. Все эти звания он заслужил упорным трудом.

— Я постоянно учился, — вспоминает Очиров. — Мне посчастливилось практиковаться в ведущих клиниках страны, у настоящих классиков медицины, многие из них были авторами учебников, по которым мы постигали эту науку. Работая с ними вживую, ассистируя на операциях и отчитываясь за каждое движение, мы, молодые врачи, набирались опыта.

Постперестроечные времена 90-х выдались для врачей очень тяжелыми. Плохое финансирование, низкая заработная плата, нерегулярные выплаты, нехватка медикаментов и оборудования. «Что было, на том и работали, — говорит Валерий Михайлович. — На меня как на заведующего отделением ложилась вся ответственность, последнее решение по неоднозначным вопросам, самые сложные и малоперспективные операции, за все это приходилось отвечать лично».

Врачей-урологов в то время на всю республику насчитывалось не больше пяти человек. Каждый новый уролог — это штучный экземпляр. При Очирове в Бурятии впервые внедрили такую процедуру, как гемодиализ (лечение острой и хронической почечной недостаточности с помощью аппарата «искусственная почка»). Аппарат тогда завезли из Украины, и он поддерживал до 5 пациентов одновременно. Также впервые применялось камнедробление (дробление и разрушение мочевых камней), были внедрены несколько пластических операций. Врачи оказывали плановую и экстренную помощь жителям Бурятии, работала санавиация.

— Работа врача очень напряженная и эмоционально тяжелая. Бывало так, что выходил в понедельник, а возвращался в пятницу, — делится воспоминаниями Валерий Михайлович. — Вот придешь ты в понедельник, а во вторник у тебя дежурство. Отдежурил и, казалось бы, все — домой, но нет — у тебя вызов по санитарной авиации, улетаешь в Тункинский район или Северобайкальск, когда вернешься, у тебя опять дежурство. Но в то же время работа приносила колоссальное  моральное удовлетворение, без этого невозможно было хорошо работать. Поэтому хирурги мало живут, работа, наверное, такая, все время на нервах!

«Работала так, что забывала какая у меня зарплата»

фото: Александр Курбаткин
Тамара Ситникова.

Субботнее утро, парк имени Орешкова, 9 утра, Тамара Ивановна Ситникова бодрым шагом гуляет по аллее. Заслуженный педагог Бурятии занимается скандинавской ходьбой и практикует здоровый образ жизни. Болеть никак нельзя, пенсия чуть больше 15 тысяч, на лечение не хватит. А за спиной немалые заслуги перед Отечеством, 53 года отдано школе.

Начинала свой трудовой путь Тамара Ивановна с преподавания в начальных классах в Кижингинском районе, куда попала после распределения из Тверской области. Проработав там два года, была переведена в Улан-Удэ, где поступила в педагогический институт на заочное отделение. В 1960 году, когда школа №40 только была построена, Тамара Ивановна получила должность учителя истории. А уже в 63-м стала завучем по воспитательной работе, о такой должности тогда никто еще и не знал.

— Нас называли массовиками-затейниками. Все новое приходилось постигать своим умом и трудом. Неоднократно отправляли на курсы переподготовки в города СССР, там тоже для всех должность в новинку была. Уже потом, после того как разобралась во всем, сама учила педагогов. Мне очень нравилась эта работа. Переломить педагогический коллектив, убедить их в том, что без воспитательной работы нельзя выпустить настоящую личность из школы, все это придавало мне невероятный азарт. Я работала так, что забывала, когда и какая у меня зарплата.

В своей школе, да и по всей республике Тамара Ивановна самая настоящая легенда. Комсомол, пионерия — все было на ней. Ситниковой удалось сделать школьные организации одними из лучших по стране. «В 91-м, когда началась перестройка и эти детские организации стали распускаться, мы упирались до последнего, не хотели, чтобы это произошло и с нами». Тамара Ивановна еще и ветеран зарничного движения. Эта знаменитая военно-патриотическая игра прославила 40-ю школу на весь Советский Союз. Команда не раз побеждала на районных, республиканских и всесоюзных соревнованиях и занимала призовые места.

— Очень страшно за судьбу учителей. За судьбу тех, кто, проработав на одном месте долгие годы, кто отдал жизнь за «своих» детей, уходит на пенсию почти ни с чем. Не хочется об этом даже думать — и горько, и больно.

«Тяжелое было время. Но уходить из органов не собирался»

фото: Александр Курбаткин
Владимир Туравинин.

Владимир Григорьевич Туравинин, заслуженный юрист Бурятии. Дома то ли в силу привычки, то ли по желанию носит форму, но уже без погон, на рабочем столе порядок.

После окончания Хабаровской школы милиции в 1972 году Владимир вернулся на родину. Работал в Селенгинском районе оперативником уголовного розыска. Вот как вспоминает свой первый отдел Туравинин: «Я поработал там один год. Не было у меня ни общежития, ни квартиры, ни комнаты, приходилось жить в кабинете заместителя начальника отдела. Спал на стульях. Бриться ходил в дежурку. Тяжелое было время. Но уходить из органов не собирался. Потом перевели в Улан-Удэ».

В городе Владимир Григорьевич работал на различных должностях от инспектора уголовного розыска до старшего следователя по особо важным делам. За хорошую службу неоднократно представлялся к различным наградам. В 1989 году Туравинину было присвоено звание подполковника юстиции. В 93-м ушел в прокуратуру республики, признавался лучшим прокурором отдела. По словам Владимира Григорьевича, главное в его работе это внимательность и точность. Работая дознавателем, ему не раз приходилось сталкиваться с большими объемами информации. «За один день могло прийти до восьми материалов, а каждое дело это задержанные, потерпевшие и свидетели. Каждого нужно допросить и проверить достоверность информации. Некоторые дела передавались сразу в суд, другие — на дополнительное расследование в другой отдел».

Владимиру Григорьевичу доверяли, его дела никогда не отправляли на доследование, потому как доказательная база была выстроена жестко и точно. Также он осуществлял надзор над младшими сотрудниками. Проверял работу молодых прокуроров и следователей. Но, тем не менее, самые тяжелые дела проходили только через его руки. Необходимо было учитывать все до мелочей. Ведь от этого зависело решение суда.

Сейчас Туравинин на пенсии, является членом бюро совета городских ветеранов. Его воспитанники выросли и дослужились до высоких чинов. Владимир Григорьевич часто вспоминает своих сослуживцев и любит повторять: «Я искренне благодарен моим коллегам за совместную работу по защите прав и свобод наших граждан».





Партнеры