100 дней и ночей Алексея Цыденова

100 дней и ночей Алексея Цыденова

17 мая 2017 в 05:42, просмотров: 1815

На этой неделе исполняется 100 дней после указа президента России о назначении Алексея Цыденова и.о. главы Бурятии. Срок достаточный, чтобы подвести предварительные итоги деятельности в статусе руководителя проблемного региона. И не просто перечислить по пунктам сделанное за 100 дней (хотя для этого не хватило бы газетной страницы), но и дать оценку результатам работы.

100 дней и ночей  Алексея Цыденова
фото: russianstock.ru
Алексей Цыденов открывает 14-ю международную выставку-ярмарку «Туризм и отдых в Бурятии».

Два часовых пояса

Чем хуже показала себя предыдущая власть, тем выше были ожидания от новой. Поэтому пришлось соответствовать. В какой-то момент светящиеся вечерами окна четвертого этажа в резиденции главы Бурятии даже для оппонентов стали поводом к размышлению: Алексей Цыденов засиживается в своем кабинете допоздна — и это факт. И не только потому, что обычного рабочего дня на разгребание завалов не хватает. Чтобы добиться результата, Алексей Цыденов должен был жить и работать в двух часовых поясах. По местному времени, который он посвящал командировкам в районы республики, встречам с общественностью, предпринимателями, совещаниям с министрами. И московскому — по которому сформулированные в одном часовом поясе задачи и идеи в другом воплощались в конкретные управленческие решения, что нашло отражение еще в одном (после светящихся окон) «меме» — «ночных звонках Алексея Цыденова». А потому нет ничего удивительного, что за эти 100 дней, и, наверное, еще ночей, Алексей Цыденов умудрился дать больше поводов для хороших новостей, чем его предшественник за полгода. И это тоже факт.

Без кадровых потрясений

Если не считать приглашение в Бурятию своего помощника по работе в министерстве транспорта России Валерия Галицкого, то в отличие, например, от нового Карельского губернатора, Алексей Цыденов обошелся без «варягов» — своими силами. Чем сразу дал понять, что за неимением лучшего он будет рассчитывать на себя и опираться на старую команду в правительстве Бурятии — механизм хоть и малоэффективный, но все же работающий, а при должной перенастройке способный даже приносить пользу. В итоге так и произошло. Больших потрясений не было. Заместитель председателя правительства Бурятии по экономике Александр Чепик ушел на повышение в Карелию, второй (инфраструктурный) зампред Николай Зубарев — на пенсию. А третий, Анатолий Лехатинов, глава полпредства в Москве, только собирается подать в отставку — в связи с переходом на другую работу.

Из двух вакантных мест заполнено одно — должность заместителя председателя правительства, курирующего экономику, занял бывший президент ТПП Игорь Зураев. Неспешность, с которой Алексей Цыденов решает кадровые вопросы, можно объяснить или «короткой скамейкой запасных», что близко к истине, или желанием дистанцироваться от влияния местных кланов, не упускающих возможности занять теплое место под солнцем, и разобраться во всем самому…

Он — не один…

Впрочем, по большому счету Алексей Цыденов прибыл в Бурятию не один — с мощной поддержкой в виде доверия, полученного от Владимира Путина, что само по себе означает команду. В его руках — ресурсы исполняющего обязанности главы региона, большой управленческий опыт и связи, которыми Алексей Цыденов удачно обзавелся за годы работы в федеральных органах власти. Они-то, поддержка Кремля, опыт и связи, и позволяют и.о. главы демонстрировать результат с первых дней своего появления в республике за Байкалом, в частности, во время первой же командировки по самым обиженным — северным районам Бурятии. Там, напомним, Алексей Цыденов принял несколько простых, но важных для жителей решений, которые следовало бы принять давным-давно, начиная от строительства спортивной площадки в Таксимо и установки банкомата в Багдарине и заканчивая приобретением компьютерного томографа для отделенческой больницы на станции Северобайкальска и строительства офиса для врача общей практики в Романовке.

Ручная работа

«Целый ряд позитивных моментов связан с тем, что, будучи опытным управленцем, Алексей Цыденов разобрал «на коленке» несколько проблемных, но стандартных управленческих ситуаций — самоволки и дольщики», — говорит «МК» эксперт, экономист Алдар Бадмаев, имея в виду, что в безвыходных ситуациях тоже можно найти выход. Этот список стоило бы продолжить. Например, новостью о выделении Улан-Удэ 328 миллионов рублей для начала масштабной реконструкции очистных левобережья. Напомним, из-за нерасторопности городских чиновников, своевременно не подготовивших проектно-сметную документацию (тоже управленческая ситуация), ремонт очистных сооружений, являющихся основным источником загрязнения Байкала, был перенесен на 2018 год. В этом смысле республика, что называется, запрыгнула в последний вагон уходящей электрички. Это — первое.

фото: russianstock.ru

фото: russianstock.ru

фото: russianstock.ru

фото: russianstock.ru

фото: russianstock.ru

Второе. Бурятия фактически догнала потерянную, казалось бы, компенсацию на ликвидацию селу последствий засухи 2016 года. А это — ни много ни мало — 309 миллионов рублей, которые будут распределены среди пострадавших хозяйств. Среди других «упущенных возможностей» (и это третье) — включение в федеральные целевые и адресные инвестиционные программы объектов, ранее исключенных из плана основных мероприятий празднования 350-летия Улан-Удэ. Цена вопроса свыше 4 миллиардов рублей на реставрацию и капитальный ремонт объектов культуры, образования и коммунального хозяйства столицы Бурятии. Четвертое — сохранение за Селенгинском чуть было не потерянного статуса территории опережающего социально-экономического развития, для чего потребовалась личная встреча Алексея Цыденова с генеральным директором фонда развития моногородов Ильей Кривоговым. Проект долгое время находился в замороженном состоянии, за что наблюдательный совет фонда собирался вывести его из списка и отозвать федеральные субсидии. Угроза позади, а в Селенгинске развернется строительство нескольких производственных объектов, включая птицефабрику. «Вмешательство Алексея Цыденова должно нам помочь спасти ситуацию, — отметил Илья Кривогов. — Да, есть проблемы, но, думаю, с Алексеем Самбуевичем, с новой командой, мы коренным образом изменим ситуацию, и используем строительный сезон для реализации наших намерений».

В воздухе и на земле

Столь же коренным образом меняется ситуация, связанная с транспортным обслуживанием. Может быть, не так быстро, как хотелось бы, но первыми перемены почувствовали жители северных районов после того, как Бурятия вошла в перечень населенных пунктов, расположенных в удаленных и труднодоступных регионах страны. Авиакомпании «Якутия», «ИрАэро», «Саратовские авиалинии» и «Ангара» направили заявки в Росавиацию о субсидировании авиарейсов в Нижнеангарск и Таксимо в 2017 году на общую сумму свыше 64,5 миллиона рублей. Эти деньги позволили увеличить частоту полетов и снизить стоимость билетов на 40 процентов. Теперь из Улан-Удэ в Таксимо можно долететь за 7 тысяч (было 11), а из Улан-Удэ в Нижнеангарск — за 6 тысяч рублей (было 8,5). С появлением новых авиаперевозчиков увеличится частота полетов и стоимость билетов на рейс до Москвы и обратно. Изменения жители Бурятии должны почувствовать уже в октябре, когда в республику зайдет авиакомпания «Победа» со своим уникальным прайс-листом. Минимальная стоимость полета у «Победы» обещает быть 5 тысяч рублей.

Ничто не обещало, но вот случилось: Улан-Удэ вошел в приоритетный проект «Безопасные и качественные дороги». Это значит, что столица Бурятии получит в нынешнем году из федеральной казны на развитие «Улан-Удэнской агломерации» 625 миллионов рублей. А с учетом софинансирования из регионального (непременного условия для участия в госпрограмме) сумма вырастет вдвое. Таким образом, на дороги городской агломерации с прилегающими к столице территориями будет потрачена беспрецедентная сумма — 1 миллиард 250 миллионов рублей. Если прибавить к этому еще 4,5 миллиарда на ремонт и строительство федеральных дорог, нынешним летом и осенью республику ожидает большой дорожно-строительный бум.

Возвращение «Байкальской гавани»

Еще один инфраструктурный проект, опять же ставший возможным благодаря инициативе и.о. главы Бурятии — развитие внутренних водных путей Байкала, о чем будучи в Бурятии заявил министр транспорта России Максим Соколов. Он дал поручение федеральному агентству морского и речного транспорта РФ разработать программу круизного сообщения на Байкале и представить ее на утверждение уже 1 августа 2017 года.

Примеры можно перечислять. Удалось спасти даже многострадальный проект туристско-рекреационной зоны «Байкальская гавань». Минэкономразвития РФ пересмотрело принятое осенью 2016 года решение о снятии с нее статуса особой экономической зоны. Тогда замминистра экономики России Александр Цыбульский заявил, что «предыдущий руководитель республики Вячеслав Наговицын намеревался закрыть ОЭЗ, а нынешний и.о. главы Алексей Цыденов считает целесообразным ее сохранить, и сейчас готовится подписание соглашения». А теперь благодаря личному поручению премьер-министра страны в законодательные акты страны вносятся изменения, которые откроют резидентам путь к освоению туристской территории уже на стадии строительства коллективных средств размещения.

К слову, о туризме. Одно из предложений и.о. главы Бурятии о введении так называемого курортного сбора тоже ушло в работу. И если оно состоится, республика получит дополнительные средства для благоустройств зон отдыха на Байкале, включая уборку мусора. Сбор, как уже сообщалось, будет взиматься только с гостей-туристов, приезжающих на озеро-море из других регионов России и стран и в полном объеме поступать в бюджеты местных поселений. Порядок, механизм и стоимость сбора будут объявлены дополнительно.

Итого…

Очевидно одно — ситуация в республике начала меняться, как у того выздоравливающего больного, которому наконец-то подобрали единственный верный курс лечения. Наступление на ментальный кризис, охвативший и головы, и объекты, идет по всем фронтам.






Партнеры