Житель Бурятии ищет защиты за Кремлевской стеной

31 июля 2017 в 15:45, просмотров: 754

Семь писем на имя президента России, два на имя бывшего главу Бурятии Наговицына, еще несколько в прокуратуру, по одному  в Польский центр, министерство  соцзащиты и уполномоченному по правам человека. Во всех только одна просьба:  разобраться в сложившейся ситуации и защитить семью. По словам Сергея, его пытались убить, но он чудом выжил и ищет справедливости не один десяток лет.

Началась история Асташова в 1986 году, когда он работал в пожарной охране авиационного ремонтного завода. Вот, что пишет он в одном из своих обращений: «Я вдохновлялся переменами. Поверил в перестройку и выполнил призыв Горбачева, в котором он призывал всех бороться с такими начальниками, которые, заняв кресло и почувствовав себя «удельными князьками», ничего не делают, только зарплату получают.  Горбачев сказал: «Вот, вы давайте их снизу, а мы сверху заставим работать» - это прозвучало с трибуны съезда компартии в мае 1986 года».

Одним из тех, кто должен был быть снизу и оказался Сергей Борисович. Он потребовал у своих руководителей исполнять то, что входило в их прямые обязанности. А именно, обеспечивать работников инвентарем для нормальной и полноценной работы коллектива пожарного депо. «С нас требуют работу, но ничего не дают, - говорилось в его письмах. -  На складе лежали горы технического инвентаря, костюмов, сапог, перчаток и других вещей, предназначенных для заводчан. Но ничего из этого мы не видели.  Начальнику было  лень, а, может, имелась и другая причина не ходить в отдел снабжения и выписать спецодежду. В тоже время охрану предприятия и тушение пожаров на территории завода нам никто не отменял. Работали  в своей одежде, а если случался пожар тушили, как могли».

По словам Асташова, ему дважды приходилось тушить пожары в полном одиночестве, так как большинство рабочих из-за невыносимых условий труда ушли с работы. Последовать примеру товарищей Асташов не мог, не позволяла совесть – только недавно получил квартиру от завода, подошла очередь. В один из рабочих дней Сергея Борисовича вызвали в местный комитет профсоюзов, где поставили вопрос о его якобы неподобающем поведении, он встал и резко высказался: «Вот вы члены профсоюза ни разу не были в пожарном депо. А я являюсь профгрупоргом этой части, и мои просьбы и требования по спецодежде и запасным частям для пожарной машины уходят в пустоту…»

Через три дня после выступления перед членами профсоюза на Асташова было совершено покушение. Сергей Борисович в письмах президенту пишет: «Меня ударил гражданин «N» обрезком доски прямо по лицу, на какое-то мгновение я потерял сознание. Очнулся от ударов по всему телу, били ногами. Я стал кричать и звать на помощь, но место было глухое и никого рядом не было. Затем видя, что я еще дышу, и могу оказывать хоть какое-то сопротивление, гражданин «N» нанес мне, как я помню, 3 удара по голове деревянной доской». 

Асташов выжил, ему была присвоена инвалидность 1 группы с тяжелой контузией головного мозга, на всю оставшуюся жизнь он практически потерял слух. После лечения заново учился ходить и житью без посторонней помощи. Благодаря поддержке и заботе своей жены Галины, получил II группу инвалидности. Было ему тогда 35 лет, и он растил двух сыновей.

С тех пор прошло уже  31 год, а те, кто его избил, ходят на свободе.

На три из семи писем в Кремль нашему герою ответили, сказав, что обращение рассмотрено и направлено в МВД по Бурятии. Последний ответ сотрудников правоохранительных органов пришел на запрос уполномоченного по правам человека в Бурятии Юлии Жамбаловой. Цитируем:  «Установлено, что 01.09.2016 года в управлении МВД России по г. Улан-Удэ зарегистрированы аналогичные обращения гр-на Асташова С.Б, поступавшие из министерства социальной защиты населения республики Бурятия. По результатам проверки материалы приобщены и списаны в номенклатурное дело в связи с отсутствием каких-либо признаков состава преступления и административного нарушения».  






Партнеры