Лечение особого режима

В СИЗО Бурятии открылся новый медкорпус

19 сентября 2017 в 10:40, просмотров: 1286

От недугов не застрахован никто, в том числе и люди, пребывающие в местах не столь отдаленных. Одни попадают сюда уже с диагнозом, другие только здесь узнают о нем.

Лечение особого режима
фото: russianstock.ru
Все то же самое, как на воле, только за решеткой.

Но если раньше за колючей проволокой немудрено было заболеть, то теперь можно даже выздороветь — настолько изменилось отношение к преступившим закон, условия их содержания и методы лечения. Эти перемены журналистам наглядно продемонстрировали сотрудники УФСИН по Бурятии на открытии новенького медицинского корпуса СИЗО №1.

Следственный изолятор — учреждение режимное, со своими ограничениями. Поэтому мы сдаем телефоны в пункте пропусков и организованно проходим на охраняемую территорию, огороженную забором. Провожатые поясняют: еще в 1886 году тут была построена каменная тюрьма. Прямо перед нами — административное здание, где располагался кабинет ее начальника, из окошка смотревшего на тех, кого доставляли, так сказать, визуально оценивавшего спецконтингент. В глубине — еще одно, четырехэтажное белокаменное. За свой внешний вид оно называлось «белым лебедем», и именно сюда доставлялись первые арестанты, в частности, политзаключенные. Ныне это самый старый корпус. Камеры тут в основном маломестные, на 2-4 человека, но есть и многоместная — на 16.

Далее относительно новые корпуса — 1980 года постройки, где находятся несовершеннолетние девушки, и 2009-го для остальных обвиняемых, подозреваемых и подследственных, с преимущественно 8-местными камерами и плотно зарешеченными окнами. А вот и пункт назначения нашего пресс-тура. Некогда на этом месте стояло деревянное здание. Однако оно давно исчерпало свой функционал и после проведения экспертизы и сбора документов отправилось под снос. Появилось каменное площадью 6052 кв.м и стоимостью порядка 230 млн рублей, выделенных из федерального бюджета. Его строительство началось в апреле прошлого года, а закончилось в декабре, «начинение» же коммуникациями завершилось совсем недавно.

Медицинская часть рассчитана на 122 человека, но пока не заполнена: из 45 камер различного исполнения, оснащенных по всем требованиям, включая душевые кабины, используются лишь 13. Под ее крышей прогулочные дворы с инвентарем — турниками и баскетбольными кольцами для занятий спортом и ежедневных «променадов»: по закону, подследственные должны регулярно дышать свежим воздухом. На цокольном этаже еще идет ремонт, а вот на первом и втором уже функционируют различные кабинеты, распахнувшие перед нами свои двери.

— К примеру, имеется перевязочный, — рассказывает и показывает начальник медчасти №4 СИЗО УФСИН по Бурятии, капитан внутренней службы Баярма Янсанова. — Из персонала здесь — медсестра, из оборудования — перевязочный стол, механическая кушетка и бактерицидная камера «Ультралайт» для хранения стерильных инструментов.

фото: russianstock.ru

фото: russianstock.ru

фото: russianstock.ru

Сейчас на амбулаторном лечении числится 33 человека. Спецконтингент и медперсонал отделяются друг от друга так называемой отсекающей решеткой, предусмотренной правилами безопасности, процедуры же проводятся через окошечко под строгим конвоем. «Сотрудники отдела режима заводят в локальное помещение и закрывают, сотрудник смены присутствует на процедуре и ждет ее окончания», — поясняет Янсанова.

А вот в стоматологическом и гинекологическом кабинетах подобная «преграда» используется редко: как-никак необходим близкий контакт врача и пациента. Зато рядом дежурит уфсиновец, готовый к помощи при нападении. Впрочем, таких инцидентов не отмечалось около 20 лет. «Стычки» между арестованными, которые испытывали взаимную неприязнь еще на свободе из-за разногласий по уголовным делам, также предотвращаются: после «изучения обстановки» они просто-напросто размещаются подальше друг от друга.

Маломобильных граждан в медицинской части пока нет. Тем не менее на лестничном марше для них установлен специальный подьемник, приобретенный за 300 тыс. рублей по ФЦП. Предусмотрена и особая палата с четырьмя широкими кроватями и санузлом, оснащенным поручнями, чтобы люди с ограниченными физическими возможностями могли умываться, принимать ванну и оправлять естественные потребности без посторонней помощи.

Целое крыло занимает туберкулезное отделение на 40 койко-мест, куда сейчас определено 13 больных с явными изменениями в легких и выраженной устойчивостью к лекарствам. На входе сюда мужчина в белом халате раздает нам медицинские маски. «Заразность высокая», — предостерегает он.

— Всего у нас 36 медицинских работников — фтизиатр, психиатр, травматолог, дерматолог, рентгенолог, два терапевта, психотерапевт, дерматовенеролог и многие другие, — говорит начальник медико-санитарной части №3 ФСИН России Светлана Хатина. — При необходимости подследственные, подозреваемые и обвиняемые этапируются в больницы в составе УФСИН по Бурятии. Их три: туберкулезная на базе лечебно-исправительного учреждения №5, психиатрическая в исправительной колонии № 8 и соматическая в ИК №2 со своим штатом, хирургическим и инфекционным отделениями.

Недостающие специалисты приглашаются со стороны, либо арестованные вывозятся к ним. Со многими больницами Бурятии заключены договоры на оказание медуслуг. В прошлом году они обошлись в 84 тыс. рублей, в этом — уже в 259 тыс.

При поступлении в СИЗО все проходят медосмотр и помещаются в карантинное отделение. Встречаются граждане, которые ни разу не обращались за медпомощью и не проходили профосмотр. Лишь за колючей проволокой врачи обнаруживают у них заболевания и берут их на постоянный контроль. Но если количество больных туберкулезом падает, то число ВИЧ-инфицированных, наоборот, растет. Сегодня во всех ИУ УФСИН по Бурятии около 200 таких. 38 из них получают высокоактивную антиретровирусную терапию (ВААРТ). Благодаря ей не только снижается смертность, но и «заглушаются» сопутствующие болезни.

— Как видите, условия у нас почти ничем не отличаются от условий в обычных медучреждениях за исключением режимных требований: пациенты не вправе перемещаться сами, — отмечает Хатина. — А вот правила для медиков едины, независимо от того, где и с кем они работают.




Партнеры