Высокая «токсичность» Александра Голкова грозит ему скорой отставкой

По какому принципу отсеивают высокопоставленных чиновников Бурятии

4 октября 2017 в 07:35, просмотров: 3046

Происходящие всю прошлую неделю отставки членов правительства не подвели народных чаяний. Можно сказать, по настоятельным просьбам трудящихся свои посты покинула добрая половина тех, кто, казалось, будет с нами вечно.

Высокая «токсичность» Александра Голкова грозит ему скорой отставкой
фото: russianstock.ru

Первый зампред Иннокентий Егоров, глава адми-нистрации Петр Носков, министр культуры Тимур Цыбиков, министр спорта и молодежной политики Баир Ангуров, полпреды Анатолий Лехатинов, Сергей Будажапов и далее по списку. Вторая, но не менее критикуемая в последнее время половина правительства хоть и получила «добро», как министр строительства Николай Рузавин и министр транспорта Сергей Козлов, однако радости на их лицах что-то незаметно. Новая реальность такова, что переназначения не гарантируют вышеперечисленным лицам ровным счетом ничего.

фото: russianstock.ru
Иннокентий Егоров.

фото: russianstock.ru
Петр Носков

фото: russianstock.ru
Тимур Цыбиков

фото: russianstock.ru
Баир Ангуров

фото: russianstock.ru
Анатолий Лехатинов

фото: russianstock.ru
Сергей Будожапов

Ближний круг, или Почему Наговицын стал сенатором

В наше подверженное заботами об экологии время, когда любое вещество, еда, предмет вдруг могут стать токсичными, аналогичную природу имеет и жизнь чиновничества. Токсичность у чиновников может копиться годами, как с 67-летним Иннокентием Егоровым, впервые назначенным на пост первого зампреда еще в 2004 году. Токсичность может проявиться внезапно, как с молодым министром культуры Тимуром Цыбиковым. В любом случае токсичный орган отравляет целый организм, неким образом портит воздух, а значит, задача руководителя как можно быстрее от этого органа избавиться.

К примеру, с какого-то времени такую опасность для Ельцина начал представлять глава правительства Егор Гайдар, которого Ельцин сам же презентовал как креативного реформатора и на которого возлагал все свои надежды. Точно также весьма быстро пришлось расстаться с первым зампредом и Леониду Потапову, специально пригласившему на этот пост главу Джидинского района Михаила Спасова. Однако первый президент Бурятии очень быстро понял, что некомпетентный Спасов излучает для окружающих совсем не те сигналы, которые бы позволяли правительству двигаться вперед. Всего через два года Михаила Спасова отправляют дорабатывать пенсию в нефтяную инспекцию, а на его место приходит Владимир Агалов, чья персона не вызывала у окружающих никакого негатива.

Очевидно, что для Наговицына в его второй срок предельно токсичными стали спикер Народного Хурала Матвей Гершевич и глава Тункинского района Андрей Самаринов. Что касается первого, то примчавшийся тогда в республику куратор по партии и депутат Госдумы от Иркутской области Сергей Тэн, оценив ситуацию и наверняка встретившись с Наговицыным, не стал предпринимать никаких усилий, делать заявлений и вообще вмешиваться в процесс. Как итог — Гершевич подал в отставку весной 2015 года, а Андрей Самаринов — осенью того же года.

В свою очередь Наговицын, попав в ближний круг Алексея Цыденова, сам нежданно стал токсичным для нового главы и по логике вещей должен был получить от ворот поворот, на что и рассчитывали неистовствующие в Интернете патриоты Бурятии. Однако Вячеслав Наговицын не только был заявлен в списке сенаторов на выборах главы, но и получил это назначение. Таковы были договоренности Наговицына, касаемые предмета его неожиданной отставки, и договоренности эти случились еще до Цыденова.

Дальний круг, или Что будет с Голковым

Почему же прошел «зону токсичности» глава минстроя Николай Рузавин, на чьей совести сегодня в канун наступающей зимы 300 обманутых дольщиков и проблемы в ЖКХ, решить которые в один миг просто невозможно? Каким таким боком избежал отставки министр транспорта Сергей Козлов, первый и единственный пока министр, которому Цыденов еще 29 мая вынес выговор за несоблюдение дисциплины и публично пояснил, что снять наказание можно будет только через полгода, то есть 29 ноября, а после третьего выговора любому министру грозит увольнение.

Ответы ожидаются в самое ближайшее время, потому как законы токсичности не позволяют руководителю долго затягивать ни с ближним к нему кругом, ни с дальним, где усиленные сигналы уже давно исходят от мэра Александра Голкова. Говорят, группа недовольных депутатов Улан-Удэнского горсовета во главе с Александром Бардановым уже не раз посещала главу Бурятии на предмет решительных действий. Если отмашка первого лица будет дана, а мэр переизбран, Алексей Цыденов может смело рапортовать о том, что токсичность самой крупной фигуры в городе удалось нейтрализовать.

Ау, мы ищем таланты

Судя по первым месяцам работы в новой должности, когда, по собственному признанию главы, ему не раз хотелось ругаться и непременно матом, Алексей Цыденов готов был по закону токсичности отправить в отставку всех подчистую, как сделал это в далеком 1994 году Леонид Потапов. Накал противостояния между прошедшими тогда выборы совмином и обкомом был таков, что первое, что сделал всенародно избранный президент Бурятии — устроил в логове «врагов» тотальную чистку. Уволены были не только почти все главы районов, министры, члены правительства, но и их заместители, начальники отделов и даже рядовые специалисты. Единственный, кому Потапов выказал доверие, был глава Иволгинского района Андрей Цымбалюк, тут же назначенный главой Заиграевского района.

Но если Леонид Потапов мог устраивать такое, имея в запасе целый арсенал руководителей колхозов, совхозов, крупных предприятий, а также вмиг оставшуюся без работы старую партийную гвардию, воспитанную на светлых коммунистических идеалах, то у Алексея Цыденова ничего этого, к сожалению, нет. Создаваемые много лет в республике кадровые резервы, эшелоны обучающихся за рубежом молодых менеджеров почему-то в итоге так и не пополнили скамейку запасных. Между тем изгонять токсичных Цыденову все равно придется, причем быстро, легко и невзирая на персоналии. Поэтому поискать новых министров можно и через открытый на всю Россию конкурс, как сделал это когда-то назначенный полпредом президента в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко. Кстати, одним из условий для кандидатов, помимо высшего образования, управленческого опыта и стажа работы, Кириенко называл «продуктивное мышление», то самое, которое не будет вызывать вредных для государственного организма токсичных импульсов.




Партнеры