Ричард III: Русдрамовский майдан

Левицкий открывает глаза зрителю на то, что происходит вокруг, только смотреть на это тяжело и противно

11 октября 2017 в 04:50, просмотров: 838

Протестовать против всего и бросать вызовы. Именно этим девизом руководствовался режиссер Русского драма Сергей Левицкий, создавая своего «Ричарда III».

Ричард III: Русдрамовский майдан
Фото: Александра Данилова.

Сатирическая трагедия в лучших традициях Квентина Тарантино и Гая Ричи. Зажигательная музыка, перестрелки, гротеск и готика смешиваются с современными реалиями мира. Если Шекспир писал «Ричарда» для людей своего времени, то Левицкий переделал его для нас.

— Сатира это жесткий юмор, мы добавили еще и черного. Все, что касается каких-то образов и так далее, то полностью отдаемся на суд зрителей. Каждый увидит то, что хочет увидеть, — сказал он в интервью журналистам во время пресс-показа спектакля.

Стоит похвалить режиссера за такую открытость. Дать право выбора, свободу мышления и действия, вот в чем суть современного искусства. С другой стороны, предоставляя полную свободу зрителю, Левицкий ставит себя под удар критиков и публичного осуждения, как это было с «Анатэмой».

Шекспировский оригинал читается в среднем за 2,5 часа, постановка идет 3 с перерывом на антракт. Понять, что происходит на сцене, нелегко, но с другой стороны театр — это не место, где все просто и доступно, здесь как минимум нужно задумываться. Почему в самом начале толпа скидывает памятник королю Генриху, а в конце — Ричарда? Почему в средневековой шекспировской пьесе появляются бойцы ОМОНа и разгоняют толпу недовольных своим королем англичан  явно с «майдановскими» лозунгами? Почему, когда идет суд над лордами, у судей вместо голов задницы? На деле они просто повернулись ими к закону и народу. Почему в мире, где ни с кем нельзя договориться, приходится кричать из последних сил, надрывая глотку, а последней надеждой на справедливость становится проклятие старой королевы? В конце концов, почему нам жаль жестокого и безобразного Ричарда, который своим видом и поступками должен внушать лишь отвращение? И для чего собралась кучка журналистов в углу сцены?

Фото: Александра Данилова.

Фото: Александра Данилова.

Фото: Александра Данилова.

«Ричард III» — это фарс. Беззаботное и непринужденное изображение средневекового быта, смешанного с современностью, грубостью, непристойностью, весельем и скандальными происшествиями. И как бы в защиту постановки выступает и современный русский язык, называя фарсом имитацию какого-либо процесса, чаще всего судебного. Здесь опять всплывают скандальные задницы. А морг и цех разделки коровьих туш только добавляют контрастности.

«Это абсолютно современный спектакль, а он не может быть другим. Дух смерти, страха, крови — все это живет в Ричарде. Он убивал жестоко. Но в то же время он был маленьким мальчиком. Непонятные ощущения, но... Мне нравится этот спектакль. Я хочу на него ходить», — это комментарий, взятый из социальной сети.

Да, в словах только хорошее, ни капли критики и неподдельный восторг школьника. Что еще нужно для хорошей рекламы? Несмотря на это, Левицкий почти за три года сделал так, что Русскому драму она не нужна. Нас узнают, нас с восторгом принимают в других городах. В театр приходят молодые артисты, в театр идет молодой зритель. Идет за кровью и зрелищем, идет за слезами и за пониманием чего-то важного, идет, чтобы сочувствовать и переживать. Идет точно так же, как шли и в шекспировские времена.

К слову, о критике. В школе не все читают Достоевского, в университете им тоже пренебрегают, даже достигая зрелости, не берутся дочитать до конца хотя бы одну книгу. Казалось бы, призванный классик. А не читают, потому что тяжело, потому что Достоевский с его талантом открыл человеку всю правду о нем самом. Сейчас также и с Левицким — он открывает зрителю глаза на то, что происходит вокруг, только вот смотреть на это нам тяжело и противно. Может быть, поэтому кто-то и покинул зрительный зал во время театрального действа.




Партнеры