В Бурятии крупное фермерское хозяйство третий год подвергается воровским набегам местных жителей

Умышленные поджоги, проколотые шины, порча имущества, воровство и запугивание

11 октября 2017 в 07:00, просмотров: 2091

Заниматься сельским хозяйством в Бурятии не так уж и просто. Резко-континентальный климат, засуха, пожары, нашествие саранчи, нехватка не то что квалифицированных — вообще каких-либо кадров на селе.

В Бурятии крупное фермерское хозяйство третий год подвергается воровским набегам местных жителей
фото: Александр Курбаткин
Сгоревший большегруз.

Так, конечно, не везде, но в большинстве случаев все именно так. Если к этому списку рисков добавить еще постоянные кражи на полях и систематический террор предприятия, вы точно не захотите заниматься этим делом.

А вот директор компании «Гарантия-2» Сергей Пашинский работает в таких условиях уже не первый год. На полях стоит с проколотыми колесами машина для полива, с нее же постоянно выдираются неизвестными электрические кабели, а недавно у предпринимателя сожгли большегруз. В местном отделении полиции Прибайкальского района на полках у следователя — 15 уголовных дел. По словам самого Сергея Пашинского, последнее дело о поджоге имеет все шансы попасть в разряд «висяков», как и предыдущие. О том, как фермер борется с преступностью, пытаясь привлечь внимание властей, в нашем материале.

фото: Александр Курбаткин
Сортировка урожая картофеля.

Последний из могикан

Прибайкальский район не всегда был таким. Несколько лет назад никто не говорил о безработице, воровали в разы меньше, да и то лишь овощи с полей, а «Гарантия-2» была не единственным местом, где требовались руки. Таловское ЖБИ (завод железобетонных конструкций), свинокомплекс «Талант-2» и ряд других предприятий в свое время развивали район и до поры были весьма успешными, а в окрестных деревнях беспределом занимались только конченые отморозки. Время шло и из всех, кто был, выжить удалось только аграриям, да не просто выжить, а еще и расшириться на весьма глинистой почве. Земли здесь не черноземные, сажать рискованно.

— У нас 6 полей, — рассказывает директор «Гарантии-2» Сергей Пашинский. — Выращиваем, как говорится, овощи первой необходимости. 400 гектаров картофеля, 30 га моркови, 20 — свеклы и 25 — капусты. Поставки осуществляем по всей республике и в соседние регионы. Сегодня вот машины от «Титана» должны прийти за картошкой и капустой. Для своих же, а эти сволочи спокойной жизни не дают. Третий год в постоянном напряжении работаем. То кабели электрические обрежут, то колеса у техники проколют, то солярку с баков посливают.

Предприниматель уверен, что это дело рук местных жителей. Во-первых, в округе пять деревень, во-вторых, сторожа не раз замечали, что грабители передвигаются на конях, а ради небольшого дела издалека лошадь никто гнать не будет.

— Сейчас охранять все поля физически просто невозможно. Одна машина поливочная по полкилометра, не набегаешься, — говорит Пашинский. — Сторожа так вообще боятся идти к нам, а на охранные агентства денег нет. Предприятие закредитовано, куплена новая техника, импортная — из Америки. А ценник у охраны не менее 150 тысяч рублей в месяц, откуда у сельского хозяйства такие деньги?

15 уголовных дел в районном отделении полиции это только формальности. По многим кражам фермеры уже даже не обращались, заранее зная, что никого не найдут, а лишняя волокита с документами во время уборки урожая не самая лучшая идея.

— По каждому делу нужны справка, описание имущества, другие документы, — вздыхает Сергей Миронович. — Пока я все это оформляю, неделя проходит. Прихожу в полицию, а мое дело уже в папке с нераскрытыми преступлениями. 13 дел так и не дошли до суда.

Объяснить постоянные кражи можно тем, что воровать больше не у кого и нечего, но вот зачем злоумышленникам устраивать поджог овощебазы, случившийся в конце сентября, — вопрос совершенно другой. И, как опасается директор, он тоже останется без ответа.

Красное зарево

До осени этого года овощебаза предприятия была самым спокойным местом. Склады овощей, технопарк. Современная техника из заграницы соседствует с той, которая уже не выйдет в поле, на улице — башни из деревянных ящиков под урожай, несколько фур ожидают своей очереди на погрузку. Здесь осенью люди проводят даже больше времени, чем на полях, постоянно сортируя и перебирая овощи. С недавнего времени территорию базы «украшает» сгоревший до основания большегруз. Недалеко от машины стоит обгоревшая конструкция из ящиков для хранения овощей. Какие-то сгорели полностью, оставив после себя только гвозди и металлические уголки, другие были уничтожены наполовину, но тоже подлежат утилизации.

Уничтожил огонь и две новые картофелесажалки, на четыре места каждая. Сейчас, глядя на них, можно предположить, что это техника прошлого века, стоит за ненадобностью, но еще весной американское чудо выполняло свою работу на полях. Еще бы чуть-чуть и огонь по сухой траве распространился до складских помещений. Повезло, что во время поджога на базе были люди. И тем не менее ущерб — около 9 миллионов рублей.

Вспоминать о случившемся здесь не любят, когда я поинтересовался, не страшно ли выходить на работу после пожара, к разговору быстро присоединились и другие: «Ничего не видели, ничего не знаем, наше дело маленькое, у нас работа», — поспешили они ответить на еще незаданные мной другие вопросы.

— Они забор в углу отогнули и прошли, — рассказывает заведующий базой Сергей Сдержиков. — У нас профлист с той стороны на специальные болты прикручен. Так вот, их открутили, лист пригнули и спокойно вошли. Видимо, готовились заранее. Болты голыми руками не свинтить, да и полыхнуло все разом в трех местах. Ладно ящики, они из дерева, так и фура тоже вспыхнула, как щепка. Видать с канистрами были, бензином облили, гады, и подожгли. Я тогда в офисе сидел, ко мне Павел, механик, прибежал и говорит, мол, «горим, Васильевич». Мы можем к нему пройти, он вам все и расскажет.

фото: Александр Курбаткин
Заведующий базой Сергей Сдержиков.

— Сколько это будет продолжаться? — спрашивает механик у заведующего. — Этому расскажи, тому расскажи. Давай табличку распечатаем, как все было, и повесим на дверях. Пусть читают.

— Да ладно тебе, Палыч, — отвечает Сдержиков. — Человек из города приехал, про наши проблемы в газете напишут. Может быть, тогда полиция работать начнет. А вы, — повернулся он ко мне, — не обращайте внимания. Время такое, работы много, еще этот пожар. Мужикам не особо от него худо стало, но за общее дело обидно.

— С чего начинать, — спрашивает механик, — с родины?

— Можно и с нее. Но только все самое хорошее, — отвечаю я.

Павел Александрович смеется:

— Значит, возил я на каре ящики. С улицы на картофельные склады. Смотрю, у меня колесо спускать начало. Поехал подкачать. Минут 10 меня не было. Возвращаюсь назад, только за угол завернул, смотрю — горят. Я тогда к начальству, мы с ним туда рванули. Только добежали, а рядом уже и фура горит, но мы пожарку вызвали. Нам с таким огнем не справиться. Собственно и все.

— А до этого случая с базы что-нибудь воровали?

— Здесь брать нечего. На тракторе ты не уедешь, картошку легче с поля накопать, а все остальное у нас под замком. До сих пор удивляюсь, как эта борзота ничего не боится. Устроить поджог, когда на базе полно рабочих. Напугать разве что? А вообще дело какое-то мутное. Все, я свободен? А то меня трактор ждет.

По версии механика, пожар могли устроить местные алкаши, которым сторож на полях картошки не дал, или шпана отмороженная. В прошлом году они умудрились телегу электрогенератором утащить. Так они не просто стащили, а еще из-под бока охранников умыкнули. Те в вагончике сидели, ничего не слышали.

— Тогда всех подняли, всю ночь полиция бегала. В итоге нашли телегу на острове возле Таловки, там они ее и спрятали.

фото: Александр Курбаткин
Механик овощебазы Павел Александрович.

Провокация

Раскрытием дел о набегах на поля занимается управление МВД Бурятии Прибайкальского района. По словам Пашинского, вместо того, чтобы расследовать преступление, правоохранительные органы обвиняют самого предпринимателя в содействии сложившейся ситуации.

— Мне пришло письмо из МВД, в котором дознаватель, проводивший расследование одного из преступлений против моей фирмы, прямо говорит о том, что непосредственной причиной совершенного преступления послужило отсутствие охраны и что подобный факт «провоцирует местное население к совершению преступлений», — рассказывает Сергей Миронович.

Для предпринимателя сложившаяся ситуация не более чем бездействие органов внутренних дел. По его мнению, каждый новый набег, оставшийся без последствия для злоумышленников, порождает ощущение безнаказанности и вседозволенности.

— Чем сильнее охрана, тем жестче их действия. А на мой вопрос, раскроет ли полиция дело, сотрудники просто разводят руками и отвечают, что едва ли, — возмущается Пашинский. — Тут дело нехитрое. Сегодня они сделали поджог. Завтра сожгут агронома, который не дал им на лапу, заведующего базой, меня, в конце концов. А что до охраны, так и их терроризируют, навалятся толпой, убьем, говорят. Сиди тихо. И что ты им сделаешь? А виноваты мы оказываемся.

фото: Александр Курбаткин
Работу фермеров подрывают и такими способами.

К слову сказать, помимо сторожей поля окружены и рвом глубиной в два метра. По словам заведующего Сдержикова, их неоднократно подсыпают, ставят лестницы, не раз, когда преступники не успевали перетащить через него краденый урожай, бросали мешки и убегали.

— Сейчас народ такой. Работать не хотят, вот и воруют, — говорит Сергей Миронович. — С пяти деревень мужиков для работы набрать не можем. Можно задаться вопросом, куда все подевались, да только ответ тоже быстро находится. Спились все. Кто к нам приходит, только мешки тягать умеют. Есть, конечно, и те, кто к чему-то стремится, но таких мало. Своровать легче.

Официальная версия

Вот что сообщает пресс-служба МВД Бурятии:

«Сотрудниками отдела МВД по Прибайкальскому району возбуждено 15 уголовных дел по фактам противоправных деяний, совершенных на территории организации в период с 2015 года по настоящее время. Преимущественно — краж питающего кабеля протяженностью от 100 до 250 метров, похищаемого с полей сельхозпредприятия путем свободного доступа. В результате комплекса оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий раскрыто четыре кражи. Работа по установлению личностей и задержанию злоумышленников, причастных к другим фактам противоправной деятельности, продолжается в установленном порядке».




Партнеры