Михаил Шиханов – поэт и его время

Одному из самых замечательных поэтов Бурятии 7 ноября исполнилось бы 80 лет

8 ноября 2017 в 04:52, просмотров: 478

Владимир Маяковский. «Товарищу Нетте, пароходу и человеку». Очень известные стихи. Не знаю, как сейчас, но в советские времена они даже были включены в программу средней школы.

Михаил Шиханов – поэт и его время
Михаил Шиханов. Фото: minkultrb.ru

Как и все мы, кяхтинский парнишка Миша Шиханов, конечно, тоже учил-заучивал «Товарищу Нетте…». Или хотя бы просто читал. Однако ни при какой погоде ему и в ум не могло прийти, что они, стихи эти, когда-то впрямую коснутся его: «Улица поэта Михаила Шиханова». Есть ныне в Кяхте такая. «…В пароходы, в строчки и в другие долгие дела».

Справка МК

Шиханов Михаил Михайлович — поэт, прозаик, переводчик, родился 7 ноября 1937 г. в г. Кяхта.  Первое стихотворение написал в школьные годы учеником 8 класса. Окончив школу, поступил на историко-филологический факультет Бурятского государственного педагогического института им. Д.Банзарова. В студенческие годы посещал литературное объединение при журнале «Свет над Байкалом». На страницах этого журнала опубликована первая подборка стихов молодого поэта. После окончания института работал в редакции газеты «Знамя Ленина», на гостелерадио республики, в журнале «Байкал». 

Многогранна творческая деятельность М.Шиханова — поэт, прозаик, журналист, переводчик. Первые небольшие сборники стихов «Сарана» (1966), «Путь к себе» (1970) были серьезной поэтической заявкой. Поэтический опыт и мастерство поэта выражены в поэтических сборниках «Первоснежье» (1975), «Моя Сибирь» (1977), «Тоннель» (1981), «Песнь рассвету» (1985), «Красное солнце» (1988). Каждая из них — гимн родному краю, стихи полны света, цвета, запахов и звуков родного края. Литературный дар М.Шиханова проявился и в прозе. Широкое признание получил сборник рассказов и повестей «Леший камень» (1983), переизданный в 1989 г. в Москве в издательстве «Советская Россия». В 2003 г. вышел сборник стихов и прозы «Кедровое молоко», в 2006 г. — книга для детей «Чудеса под рукой». Произведения М.Шиханова опубликованы в журналах «Байкал», «Дальний Восток», коллективном сборнике «Байкальские дороги» (1979). Как переводчик дал новую жизнь произведениям бурятских поэтов на русском языке.

Умер поэт в 1988 году.

…Получилось так, что однажды Николай Дамдинов, много и увлеченно цитировавший перед этим стихи Павла Васильева (которого, к слову, ценители поэзии ставят ничуть не ниже Есенина), вдруг заговорил о Шиханове. Это было почти полвека назад.

Сейчас уж не помню точно, но, кажется, поводом послужило то, что как раз в те дни не то в журнале «Байкал», не то в одной из газет была опубликована подборка Мишиных стихов. Это запомнилось, и с того дня я жил с чувством, что существуют некоторые странные, почти мистические сближения между этими двумя поэтами — Павлом Васильевым и Михаилом Шихановым. Начать хотя бы с того, что оба они выходцы из краев, примыкающих к древнейшим азиатским ойкуменам — Джунгарии, Монголии, Китаю.

Павел Васильев родился 5 января 1910 года в городке Зайсан Семипалатинской губернии Российской империи, недалеко от китайской границы. Расстрелян в 1937-м — в тот самый год, когда 7 ноября, в Кяхте, почти на самой монгольской границе появился на свет Михаил Шиханов.

Разница в чем — Павел родился и рос в семье вполне сытой, благополучной, в краях тучных, плодородных. Тогда как детство Миши иначе как голодным, очень голодным не назовешь. Даже в 90-х годах, то есть лет через 50 после войны, он не мог вспоминать об этом без содрогания…

Не особенно греша против истины, их обоих можно было бы назвать поэтами-почвенниками, воспевшими древние, как мир, труды пахаря, зверолова, рыбака. Вот как об этом сказано у Михаила Шиханова:

В моей родне

все были хлеборобами,

земли держались в нудной маяте,

и внуки их

с отметами особыми –

находят свое счастье

в борозде,

а борозда

и пыльная,

и длинная,

и хочется порой с нее свернуть,

да не свернешь:

она — святая,

дивная,

как ввысь зовущий

ясный Млечный путь.

А вот строки Павла Васильева:

Сибирь!

Все ненасытнее и злей

Кедровой шкурой дебрей обрастая,

Ты бережешь

В трущобной мгле своей

Задымленную проседь соболей

И горный снег

Бесценных горностаев…

Сибирь, когда ты на путях иных

Встаешь, звеня,

В невиданном расцвете,

Мы на просторах

Вздыбленных твоих

Берем ружье и опускаем сети.

Как мы знаем, Кяхта и тот же Зайсан не раз становились теми конечными пунктами Российской империи, откуда уходили в мало еще известные земли Центральной Азии экспедиционные караваны Н.Пржевальского, Г.Потанина, М.Певцова, Г.Грумм-Гржимайло, В.Обручева и др. Хорошо или плохо, но в творческой ментальности обоих поэтов есть нечто характерное, несколько нарочито косноязычное, только им присущее — то, что в первом приближении можно бы назвать «чувством границы империи», чувством «окраины цивилизации». Отсюда эта совершенно особая бесшабашность, «вольная волюшка», которая зачастую присутствует в их стихах. Конечно, особенно сильно это проявлено у П.Васильева, так сказать, «шибает в голову, как первач»:

И коренник, вовсю кобенясь

Под тенью длинного бича,

Выходит в поле, подбоченясь,

Приплясывая и хохоча.

Рванулись. И — деревня сбита,

Пристяжка мечет, а вожак,

Вонзая в быстроту копыта,

Полмира тащит на вожжах!..

(«Тройка»).

У его поэтического собрата Шиханова, творившего почти тремя десятилетиями позже, уже нет того «разбойного посвиста», который когда-то и привел бедового, «неправдоподобно талантливого» (как позже говорили критики) Павла Васильева к его роковому концу. Поэт Михаил Шиханов рос и творил в другие времена, пусть не столь опасные, но зато «глухие» — их приход предрекал еще Александр Блок:

Рожденные в года глухие

Пути не помнят своего.

Мы — дети страшных лет России —

Забыть не в силах ничего.

Испепеляющие годы!

Безумья ль в вас, надежды ль весть?

От дней войны, от дней свободы —

Кровавый отсвет в лицах есть.

Есть немота — то гул набата

Заставил заградить уста.

В сердцах, восторженных когда-то,

Есть роковая пустота.

Вот потому-то шихановские кони хоть тоже лихие, но уже не настолько адские:

— По деревне по Елани

Полетели мои сани!

Василий пел гортанным тенором

и щурил пьяные глаза,

а по суметам громко тенькали

старинной стали подреза…

И пошли, пошли гнедые,

закусили повода,

если кони удалые,

то и горе не беда!..

А сани бьются по ухабам,

Снегами хрупкими хрустя,

к плетням шарахаются бабы,

коней как дьяволов крестя…

«Он опоздал родиться», — говорили когда-то о Павле Васильеве, вспоминая при этом Сергея Есенина, окончившего жизнь, к счастью, не в застенке.

Опоздать родиться — это опасно. Очень опасно. П.Васильеву это стоило жизни.

М.Шиханов тоже ушел слишком рано. Его сгубило безвременье. В последние месяцы и недели своей жизни он производил впечатление безмерно уставшего человека.

Но вот вопрос: был бы счастлив наш поэт, проживи он чуть дольше? Сомневаюсь…

Земное сердце уставало

Так много лет, так много дней...

Земное счастье запоздало

На тройке бешеной своей!

(Александр Блок).




Партнеры