Почему зарплата экс-чиновника стала охраняемой законом тайной

Как экс-депутат Улан-Удэнского горсовета «сквозонул» с миллионами

15 ноября 2017 в 07:01, просмотров: 686

Обязательное обнародование чиновниками своих доходов, размещение сведений об этих доходах в открытом доступе есть по нынешним меркам явление обычное, привычное и собственно не требующее каких-то особых комментариев.

Почему зарплата экс-чиновника стала охраняемой законом тайной

Если зарплата самого Владимира Путина давно уже открытая информация, а доходы Алексея Цыденова или Александра Голкова жители республики выучили наизусть, то что говорить о куда более скромных чиновниках, чье служение народу априори должно основываться на принципах открытости. Парадокс заключается в том, что для «скромных» в Улан-Удэ закон почему-то не виден, не писан и повернут так, что касается всех, кроме них.

Когда мэр всегда ни при чем

К примеру, откуда у «рядового» председателя комитета по транспорту, потребительскому рынку и предпринимательству Юрия Ткачева доходы, позволяющие отдыхать вместе с семьей в лучших заграничных отелях? Если источник доходов — это исключительно одна зарплата высшего муниципального должностного лица, то какая это зарплата? Публичные заявления о проверках в отношении Ткачева были сделаны, но ничего за собой не повлекли. Так и осталось непонятным, совпали ли доходы семьи Ткачевых с расходами, дебет с кредитом, а реалии наших дней с федеральным законом о противодействии коррупции.

Разбирательства на ту же самую тему относительно бывшего коллеги Ткачева Сергея Соколова вообще завершились сенсационным судебным вердиктом. Рядовой запрос журналиста «МК» в Бурятии», какую зарплату получал Соколов на посту председателя комитета по строительству, пока по решению суда его не освободили от незаконно занимаемой должности, вызвал в недрах мэрии юридическое столпотворение, начало которому, как всегда, положил мэр.

В официальном письме градоначальник сообщил, что не имеет никакого отношения ни к Соколову, ни к его зарплате и, если бы можно было написать, и к самому городу Улан-Удэ, но написать этого было уже нельзя. Вопрос, как человека, не имеющего опыт муниципальной службы и необходимого профессионального опыта, назначили заведовать городским строительством, остался открытым. Более того, выяснилось, что зарплата Соколова, которую он получал из бюджета с мая 2015 г. по март 2016 г., вообще есть охраняемая законом тайна.

Тайна Соколова

Ответ, полученный редакцией из недр городской администрации, гласил, что зарплата уже бывшего председателя комитета по строительству есть персональные данные, которые разглашению третьим лицам не подлежат. На суде юрист мэрии Александра Модонова тоже начала с персональных данных Соколова, которые, по ее мнению, составляют особо охраняемую законом тайну. На вопрос — какая же это тайна, если эти данные обязательны для размещения на сайте администрации Улан-Удэ, ответ последовал в том духе, что когда Соколов работал, сведения о его доходах были размещены. Но поскольку Соколов в мэрии сегодня уже не работает, сведения о нем с сайта удалены и предоставлению СМИ не подлежат уже ни в каком виде. Просто сообщить журналисту, какова зарплата председателя комитета по строительству администрации Улан-Удэ, есть вообще крамольная идея, поскольку знать это не работникам мэрии совсем незачем.

фото: russianstock.ru
Сергей Соколов.

Как в данный момент найти на сайте городской администрации сведения о доходах мэра, главы администрации и его замов — председателей комитетов, видела ли она сама эти сведения, Александра Модонова пояснить не смогла. Не могла юрист и ответить на вопрос, почему известный путинский закон о противодействии коррупции, с 2013 года обязывающий все органы государственной власти и местного самоуправления размещать на своих официальных сайтах сведения о доходах, расходах и имуществе лиц, занимающих высшие должностные посты, обошел мэрию стороной.

Верный голковец

Как-то однокашники спросили у Никиты Михалкова, почему учились они все вместе, но только Михалкову в 28 лет дали снять фильм, сразу ставший знаменитостью. На это режиссер будто бы ответил вопросом на вопрос: а что у вас тоже папа — Герой соцтруда? Точно так же, наверное, отвечая на вопрос, как Сергея Соколова могли назначить на должность с зарплатой примерно в 200 тысяч рублей в месяц, знатоки вполне могли бы ответить, что все дело в связях. Как известно, на заседании той самой сессии горсовета, где многие возражали против утверждения Соколова, за него вступился мэр Голков, сказав, что «прошу поддержать, потому как Сергей Ильич работает в горсовете три срока подряд».

Пусть толку с такого назначения нет никакого, доказательством чему служит судебное решение об освобождении Соколова от занимаемой должности, главное не это, а 2,5 млн рублей из бюджета. Будь вы верным «голковцем», и вы бы могли получать такую зарплату. Сколько точно — выяснить пока не удалось, поскольку с доводами мэрии полностью согласилась и судья Советского районного суда Юлия Смирнова. Не потому ли, что путинский закон точно таким же образом обошел стороной и Советский районный суд Улан-Удэ, чей сайт сегодня также не содержит сведений о доходах первых лиц этого государственного органа власти, в отличие, к примеру, от сайта арбитражного суда Республики Бурятия. Почему арбитражный суд считает необходимым обнародовать эти сведения, а Советский суд — не считает, ответ, видимо, также кроется в тайне.

За рамками судебного разбирательства остался вопрос, а зачем вообще в России приняли закон о противодействии коррупции, а спустя пять лет внесли в него разъясняющие поправки. Зачем надо размещать сведения о доходах чиновников на официальных сайтах, предоставлять эти сведения журналистам по их запросам и при чем здесь коррупция — осталось вне понимания судьи Смирновой и представителя мэрии. Что открытая информация о доходах должностных лиц для общества всегда есть повод спросить, а откуда они взялись у того же Юрия Ткачева или «верного голковца» Сергея Соколова. Ведь придя на высшую муниципальную должность в город Улан- Удэ, они уже априори согласились делиться с обществом этой информацией, открыто показывая ее постороннему глазу. Потому что коррупция начинается как раз там, где посторонних нет.





Партнеры