ТОС – SOS: брошенные городом Улан-Удэ

Председатель ТОС «Площадка» за свой счет построил кочегарку, нанял дворника, платит за свет и пытается вернуть поселку статус

15 ноября 2017 в 06:09, просмотров: 1009

Если спросить у жителей Улан-Удэ, где находится микрорайон «Площадка», многие из них ответят не сразу. Либо потому, что редко бывают в тех краях, либо от того, что место это уже почти забыто.

ТОС – SOS: брошенные городом Улан-Удэ
фото: Александр Курбаткин
Геннадий Торонов.

Некогда процветающий поселок остался в далеком прошлом, а его жители брошены на произвол судьбы.

Кардинальные перемены произошли только в 2010 году, когда местным активом был создан ТОС «Площадка» — территориальное общественное самоуправление. Сейчас во главе ТОСа уже второй год председательствует Геннадий Торонов. За свой короткий срок он добился значительных результатов и стал для местных жителей настоящим покровителем. На свои собственные деньги он построил культурно-досуговый центр для детей, впервые в истории поселка добился законной регистрации его жителей и избавился от мусорных свалок. А еще он — кочегар и работодатель местных дворников, которых почему-то не предоставляет город. О том, как идет возрождение поселка, выяснял корреспондент «МК» в Бурятии».

Первые шаги

Председателем ТОСа Геннадий Петрович стал в 2015 году. После того как сменил на посту первого председателя. По словам Торонова, жизнь поселка была заморожена еще в перестроечные времена. Тогда всех людей хотели переселить будто бы в Иволгинский район, но перенести на новые земли засыпные дома было невозможно, они попросту разваливались от старости. Кроме того, неожиданно для самих жителей они оказались вне планов развития города, и микрорайон перешел на режим самовыживания.

— Надежда что-то изменить появилась только в 2010 году, — рассказывает Геннадий Петрович. — В то время по России активно шагало ТОСовское движение, вот мы и собрали самых активных граждан. 31 марта 2011-го подписали соглашение, зарегистрировали собственный ТОС «Площадка», правда, председателем меня тогда не выбрали. Но ничего, зато сейчас работы много. Мы теперь лицо юридическое, а не просто так с боку стоим.

Свой первый грант жильцы потратили на уборку территорий, свалкам была объявлена настоящая война. Только за 2015 год из поселка было вывезено более 600 кубов мусора.

— Привлекали тяжелую технику, начиная от тракторов и заканчивая самосвалами и грейдерами, убрать все руками было невозможно, — говорит Торонов. — На полученные по гранту деньги закупили металл, сварили из него баки под мусор, ведь покупать готовые — затратное дело. Своими силами произвели и установку. Всего вышло 4 площадки — три возле бараков, одна около речки в зоне отдыха. До этого мы просто утопали в мусоре, убирать было некому, вывозить тоже. Городу на микрорайон было все равно, по всем бумагам нас нет, просто не существует, и живем мы здесь незаконно.

Незаконные жители

— Все наши проблемы оттого, что у земли нет хозяина, — говорит Геннадий Петрович. — В советское время об этом сильно не задумывались, поселок рос и развивался стихийно, а вот в 90-х, когда пришло время узаконения участков, мы выпали из всех государственных и местных программ. Десять лет, начиная с 1993-го по 2003 годы, проводилась общероссийская инвентаризация частного сектора, уж не знаю, как так получилось, но на местных жителей «Площадки» денег у города не хватило. А уже потом, в 2006 году, когда шла бесплатная приватизация, мы просто не могли этим правом воспользоваться из-за отсутствия документов. 150 человек обращались в кадастровую службу с заявлениями о получении прав на землю, и всем отказали.

Возможно, «Площадка» так бы и осталась белым пятном на кадастровых картах и землями сельхозугодий, как это было до 1939 года, если бы не приход в республику нового главы. По словам Торонова, именно благодаря Алексею Цыденову проблемный вопрос был решен. Закон о микрорайоне был принят в двух чтениях сессий Народного Хурала, лед тронулся.

— Все, что касается договоров, документов, регистрации, все решаем здесь, в кабинете, — рассказывает Геннадий Петрович, показывая кипы бумаг и разложенные на столе карты. — Чтобы навести порядок, приходится самому назначать домам номера, раньше здесь проживало 12 тысяч человек, а номера себе брали по принципу какой нравится. На одной улице вполне могло быть два одинаковых номера, и не обязательно, что они шли по порядку. Сейчас мы заключаем договоры с юристами и кадастровыми инженерами от имени ТОСа. Отдаем им нашу карту, к жильцам приходит специальный человек и делает разметку, потом все законным путем оформляется. Пока у нас прошло только 111 номеров, но и эта работа немаленькая. У пенсионеров, проживших здесь всю свою жизнь, наконец-то появляется прописка.

Собрание ТОСовцев.

фото: Александр Курбаткин
Небольшая кочегарка — работа местных кулибиных.

Молодежь готовится к нормативам ГТО.

Председатель уверен, что депрессивное состояние поселка связано именно с узаконением собственных прав. Ведь ни один человек не станет бороться за то, что ему не принадлежит, отсюда и проявление активности в рядах ТОС заметно слабее, чем в районах.

— Если появится прописка, все изменится. Не сразу, конечно, но со временем, — считает Торонов. — Естественно, будут и такие, кто не захочет меняться сам и менять свой привычный образ жизни, я сейчас говорю про всякий сброд и маргинальных личностей, к сожалению, есть и такие, но и они уйдут. А ведь если порассуждать, то место здесь хорошее, берег рядом, воздух чистый, может поэтому идет борьба за эти земли…

«Орбита»

По рассказам Торонова становится ясно, что в советские времена культурная жизнь «Площадки» била ключом. Здесь находилась вторая из двух танцплощадок города, в местном клубе выступали сама Майя Кристалинская и Валерий Ободзинский. В те годы большинство людей жили в бараках с плотностью заселения один человек на два квадратных метра. Дети играли в лапту, пинали мяч, кидали кортики и не думали о том, что зимой рано темнеет и придется идти домой, детский центр «Орбита» работал для всех.

— Сейчас ничего этого нет, — говорит Геннадий Петрович. — Заброшенное здание клуба сожгли в 2012 году, когда ТОСовцы написали на нем «Даешь клуб молодежи». Детский центр тоже сожгли, но намного раньше. Из всех достопримечательностей осталась только баня. Именно здание бани и стало новым клубом. На протяжении нескольких месяцев активисты движения и местные жители собирались в нем, разжигали буржуйку и проводили общие собрания. С 2016-го по прошению Торонова здание передали ему в безвозмездное пользование сроком на 5 лет.

— Еще с самого начала я хотел здесь новый спортивный комплекс построить, но не дали, — признается председатель. — Пришлось использовать то, что есть.

На самом деле поселковые бани никогда не отличались большими размерами, тем более, если учесть, что эта строилась в 1937 году, когда тут жили только рабочие авиазавода. Тем не менее здесь уместились раздевалка, тренажерный зал, качалка, просторное помещение для общих собраний и игры в настольный теннис. Кроме этого туалет и душевая, планируется сделать подсобку для хозяйственных нужд, установить стиральную машину.

— Все необходимые коммуникации мы подвели. Свет, вода, канализация, отопление у нас свое, в пристрое оборудовали кочегарку — работа местных кулибиных, без них такая роскошь нам бы влетела в копеечку,— показывает свое хозяйство Торонов.

Сейчас в кочегарке председатель работает сам, обучает сменщика. Уголь закупает тугнуйский, самый хороший, стоит относительно недорого, а отдача по теплу самая лучшая.

— На все работы у меня ушло 2,5 миллиона рублей, но я ни о чем не жалею, это мой родной район, я здесь родился и вырос, а родине всегда нужно помогать.

Вообще если говорить о ТОСах, то «Площадка» свою работу выполняет. Жители сами облагораживают территорию, убирают мусор, строят новые объекты. Даже батареи в досуговом центре самодельные, большие, хорошие.

Время покажет

Большие надежды Торонов возлагает на главу Бурятии Алексея Цыденова. Именно с его приходом в республику тосовское движение получило вторую жизнь, а в скором времени должен быть принят и закон о ТОСах. Основным положением законопроекта должна стать финансовая поддержка, считает Геннадий Петрович, а уже затем все остальное.

— Очень важно наладить обратную связь с местной властью, — говорит он. — Возможность создать совет ТОС при главе, обсуждать текущие проблемы, только так можно будет добиться еще больших успехов.

Тема финансирования для Торонова актуальна чуть больше, чем для всех остальных ТОСов и дело не в том, что большинство работ им было сделано за свой счет, просто клуб тоже требует постоянного содержания.

— Вот через две недели я закончу все работы, надо будет запускать молодежь, а как я преподавать буду? У меня ведь нет педагогического образования, пустить все на самотек тоже нельзя — нужны люди, работники, а им положена зарплата. Один я не потяну.

Стоит отметить, что сейчас именно благодаря Геннадию Петровичу в поселке есть дворник, вот уже более полугода он получает свою зарплату из личных средств председателя. Платит Торонов и за электричество по 6 рублей киловатт-час, еще к этому добавить расходы на уголь для постоянного отопления клуба, а вот окупать сам себя поселковый клуб не имеет права.

— Я в лице председателя не могу организовывать здесь коммерческую деятельность, да и не должно ее быть тут, людям итак тяжело живется, пусть будет хоть что-то бесплатное. А что касается закона о ТОСах, то хотелось, чтобы он все-таки был, и чтобы о финансировании не забыли. У нас же выделяются из бюджета деньги на социальные мероприятия и организации, так почему бы не выделять какие-то там 300-400 тысяч рублей на нас, тосовцев. Пусть это будет в рамках социального партнерства по договорам или полставки дворника на местах, неважно, главное, чтобы люди, почувствовав поддержку, ощутили себя хозяевами своего дома.






Партнеры