На смену хлестаковщине в культуре придет эра мудрости, справедливости и разума

Злоба дня

6 декабря 2017 в 07:15, просмотров: 4080

Чем меньше дней оставалось до вступления в должность нового министра культуры, тем сильнее раздавались голоса о том, как важен, нужен и полезен нашему обществу фестиваль «Голос кочевников».

На смену хлестаковщине в культуре придет эра мудрости, справедливости и разума
фото: russianstock.ru
Наталья Уланова.

То Бурятская филармония сообщила, что фестиваль включили в какой-то национальный каталог и не удивимся, что за деньги самой же Бурятской филармонии. То худрук учреждения Наталья Уланова вдруг обнаружила, что дата проведения фестиваля в следующем году совпадает с финалом чемпионата мира по футболу, поэтому, опасаясь, что чемпионат не выдержит конкуренции с «Голосом», устроила в Интернете опрос, как ей быть.

А как быть нам, имея на руках результаты проверки Счетной палаты, в которых черным по белому сказано: штат филармонии с худруком и директором, где 7 бухгалтеров и 5 менеджеров, есть в чистом виде рудимент советской эпохи. Если в советские годы эти бухгалтеры и менеджеры занимались тем, что обеспечивали гастроли по городам и весям республики десятки собственных артистов, музыкантов и танцоров, то на сегодня их там нет. На сегодня Бурятская филармония по причине отсутствия специалистов даже не в состоянии организовать собственные концерты, выступления или праздники.

Целый год (!) бюджетный комитет Народного Хурала сотрясал воздух, грозя вывести, наконец, Бурятскую филармонию на чистую воду. Гремели соцсети, публиковались материалы уголовного дела, руководителям всех рангов задавались вопросы на пресс-завтраках, обедах и ужинах. С таким же жаром комсомольцы 60-х, ведомые Евгением Евтушенко, выдвинули клич «Уберите Ленина с денег», имея в виду, что такому человеку место «на знаменах», а не на торгашеских бумажках. В канун 100-летия комсомола комсомольцам 21-го века впору потребовать то же самое в отношении художественного руководителя Бурятской филармонии Натальи Улановой.

«Уберите Уланову с денег», верните ее на роль советника министра по художественным вопросам, пресс-секретаря или помощника. Не слишком ли дорого обходится нам такое художественное руководство, при котором африканские бубны за бюджетный счет который год пытаются преподнести таким же необходимым для Бурятии культурным мероприятием, как День города. Если фестиваль «Голос кочевников» так кому-то нужен и ценен, то почему за 9 лет своего существования он так и не обрел меценатов? А ведь начиналось все именно под эти самые напевы — увеличить рентабельность, создать окупаемый проект и найти генерального спонсора.

Пусть генеральных поначалу не нашлось, но кое-какие спонсоры «кочевников» на афишах мелькали. В разные годы свои средства в это культурное мероприятие вкладывали такие известные предприятия, как, например, «Бурятзолото». Пусть суммы не превышали 150 тысяч рублей, но они были. Что случилось с этими спонсорами, ходили ли они сами на «Голос кочевников» и почему у художественного руководителя Улановой не получилось наладить с ними сотрудничество? Никто никогда пресс-конференций на эту тему не давал. Никто не объяснял, почему в Бурятии стало нормальным кормить за бюджетный счет африканских музыкантов, тогда как собственные культурные деятели, особенно на селе, порой находятся в состоянии, близком к голодному обмороку.

Бурятский республиканский театр кукол «Ульгэр» вынужден на неопределенное время покинуть свой ставший аварийным дом на улице Ленина и арендовать новое помещение, на что потребовались дополнительные финансы. Фонды филиала городской библиотеки на улице Кабанская настолько состарились, что иные книги страшно брать в руки. Штаты в доме культуры в поселке Кабанск сокращены так, что один и тот же специалист вынужден вести сразу несколько кружков, разрываясь между взрослыми и детьми, чтобы хоть как-то обеспечить на селе потребность в культурной жизни. Сколько книг можно было бы купить на те миллионы, что потрачены на «Голос кочевников» (около 30 млн)? Сколько можно было бы пригласить специалистов в дома культуры, сколько декораций обновить и костюмов сшить?

Предпоследний министр культуры Владимир Прокопьев, работавший министром один срок, называл время своего правления эпохой. Последний министр Тимур Цыбиков, пробывший на этом посту два срока, называл свой период эрой (отличие в том, что эпоха может длиться 100 лет, а эра непременно тысячи). Какой период в культуре наступит с приходом Соелмы Дагаевой, сказать пока трудно, но есть все предпосылки утверждать, что на смену хлестаковщине, позерству и прожектерству наконец придет эра мудрости, справедливости и разума.




Партнеры