Эксперты: «После десятилетия имитации деятельности власти такой опыт как конкурс на должности министров – тоже встряска»

Участники открытого конкурса министров оценили объективность получившихся результатов

8 января 2018 в 11:18, просмотров: 2840

На внеочередной сессии республиканского парламента депутаты утвердили последних кандидатов на должности министров.

Эксперты: «После десятилетия имитации деятельности власти такой опыт как конкурс на должности министров – тоже встряска»
Фото: пресс-служба правительства РБ.

Таким образом, в новый год республика вошла с новым правительством, особенность которого заключается в том, что впервые министры избирались путем открытого конкурса. Пока новоиспеченные члены правительства дают свои первые интервью, мы решили поинтересоваться у их вчерашних коллег, насколько удался в Бурятии этот эксперимент, действительно ли были избраны лучшие из лучших и как изменилась их жизнь после конкурса.

Леонид Иванов, гендиректор консалтингового агентства «Бизнес-право» (кандидат на должность министра туризма):

фото: russianstock.ru

— Конкурс на министра туризма был самым массовым, возможно, потому что туризм — это понятная для всех отрасль, как футбол, в школе все ходили в поход, есть свое понимание и видение, каким должен быть туризм в Бурятии. Открытый конкурс на пост министра — это совершенно новая вещь, позволяющая внести в этот процесс хоть какую-то долю понимания, почему выбрали именно этого кандидата.  

Например, в 2017 году проходил «обычный» конкурс на пост директора фонда регионального развития Бурятии при минэкономики, который занимал ранее Анатолий Думнов. На совещании с предпринимателями глава Алексей Цыденов предложил мне тоже принять участие. Таким образом, вместе со мной участников было 18 человек, среди которых победу одержал гендиректор торгово-монтажной компании ООО «Теплоком-Восток» Борис Дымбрылов. Борис — грамотный менеджер, очень подходит для этой должности. Но из уважения к другим участникам, организаторам конкурса стоило бы как-то обосновать свой выбор. В отличие от этого конкурса борьба за пост министра, считаю, — для республики шаг вперед. Программы кандидатов были в открытом доступе, можно было составить мнение о каждом. Люди должны понимать, по каким критериям происходят такие вещи и видеть, что эти критерии справедливы. К тому же, в отличие от того же Иркутска, наши предприниматели недостаточно активны, а такие конкурсы в какой-то мере шевелят народ.

Очевидно, что в нашем конкурсе ставка делалась на тех, кто уже занимался туризмом и именно они «прошли в финал». Считаю, некоторая необъективность была в том, что сначала сделали отбор кандидатов, а потом проводили тренинги, деловые игры и учебные мероприятия, а лучше бы наоборот. Если бы участники пообщались все вместе, познакомились, у будущего министра сразу прибавилось единомышленников. При этом я считаю выбор министром туризма Марии Бадмацыреновой вполне справедливый, поскольку среди участников конкурса она была самым подготовленным кандидатом на этот пост.

Дмитрий Штэпа, экс-первый замминистра (кандидат на должность министра спорта и молодежной политики):

фото: russianstock.ru

— Что касается нашего министерства, то всего два года назад точно так же был объявлен конкурс на должность министра спорта, в финал которого вышли Баир Ангуров, Сергей Перинов и я. В итоге министром был назначен Ангуров, я — первым замом, а Перинов — вторым замом. Любой конкурс заставляет человека взбодриться, это соревнование. Наверное, на месте Цыденова я поступил бы точно так же, остановив свой выбор на человеке, который имеет опыт работы в Москве. Человек со стороны — это тоже имеет значение, наверное, в правительство время от времени должна вливаться «новая кровь». При этом кровь «опытную» тоже не стоит сбрасывать со счетов.

Норжима Цыбикова, продюсер (кандидат на должность министра культуры РБ):

фото: facebook.com

— Думаю, через полгода картина будет более или менее ясна, то есть мажорная или минорная. Что касается самой процедуры выборов — вопросы остались. И по части формирования комиссий и по последовательности этапов конкурсного отбора. К примеру, в Свердловской области в аналогичном конкурсе сначала провели тестирование, что максимально объективно отсеяло несостоятельных кандидатов. И только потом шли собеседования «живьем» с программами, защитами и прочими радостями. Судя по отзывам в сетях, у большинства вызвала негодование именно процедура собеседования. Ну невозможно у нас в республике собрать «объективные комиссии». Потому видимая часть называлась открытым конкурсом, невидимая — битвой кланов и лоббистов. Об исходе конкурсов в четырех сферах (здравоохранение, спорт, туризм, культура) было известно еще до начала собеседований. Но назвать это бесполезным мероприятием я не могу. После десятилетий имитации деятельности власти такой опыт — тоже встряска. Это по части удачности эксперимента.

Лучших ли выбрали? Работа именно этого состава министров в определенной степени станет отражением вкусов, прозорливости, интуиции главы. Есть такое выражение: скорость армады измеряется самым медленным кораблем в армаде. Потому в течение года это будет гонка на выживание. Что касается нового министра культуры, он меня больше устраивает, чем не устраивает. Равных по деловым качествам человека четыре я бы назвала. Но Соелма Дагаева из бизнеса, причем информационного. При прочих своих достоинствах и недостатках журналисты все-таки ежедневно работают с людьми.

Светлана Михайлова, завкафедрой «Система информатики» ВСГУТУ (кандидат на пост министра экономики):

фото: facebook.com

— Процедура проведения конкурса является новшеством для нашей республики и первым опытом объективных выборов. Возможность участия в нем любого желающего — это уже показатель создания кадрового потенциала республики. Как статистик считаю — сильнейший из профессионалов рано или поздно проявит себя, поэтому проведение подобных конкурсов открывает возможность для качественной ротации кадров. Что касается нынешнего победителя, Александра Бардалеева, то он — достойный человек среди участников конкурса. Экономика Бурятии переживает сложный период, и высокая степень ответственности за координацию усилий всех участников производства ложится на министерство экономики. Что касается процедуры конкурса, то возникает вопрос по составу экспертной комиссии на некотором отборочном этапе. На основании каких компетенций экспертов был сформирован ее состав? Считаю, что именно это внесло некоторую сумятицу во мнения.

Виктория Нихланова, главный врач Гусиноозерской ЦРБ (кандидат на должность министра здравоохранения РБ):

фото: russianstock.ru

— По сравнению с конкурсом на кадровый резерв правительства, в котором я также участвовала, этот кардинально отличается новым форматом и технологией проведения, в ходе которых были привлечены ведущие российские эксперты. Планка требований к кандидатам была поднята очень высоко. Для подбора команды Цыденова выявляли такие профессиональные и личностные компетенции, как способность работать в команде, сила личности, управленческие мотивации, опыт, выраженность собственной личной цели, лидерские качества, дистанция в отношениях. Также оценивались индивидуальный стиль работы с информацией, с людьми, техника принятия решений, готовность к изменениям.

Личное общение с главой было деловое, конструктивное и открытое. Например, я предложила за 1,5 года сделать «прорыв» в информатизации нашего здравоохранения, и мне кажется, глава услышал меня. В целом, считаю, конкурс был максимально объективен за счет многостороннего и полного анализа кандидатов. Главное, он выявил активных людей, готовых работать в современных условиях.




Партнеры