Почему новогодний концерт БГТРК «В кругу друзей» вышел в этом году только в телеверсии

Что скрывается за кулисами бурятской политики

31 января 2018 в 04:46, просмотров: 3498

Новогодний концерт БГТРК «В кругу друзей», давно ставший весьма заметным политическим событием республики, впервые за последние годы прошел не в театре, а в мюзик-холле «Лондон».

Почему новогодний концерт БГТРК «В кругу друзей» вышел в этом году только в телеверсии
фото: russianstock.ru
Анна Скосырская.

Во-первых, увидеть политиков, общественников, спортсменов в непривычной обстановке желающие могли только с экрана своих телевизоров, и это послужило лишним поводом заявить о том, что «круг друзей» уже не тот. Во-вторых, если еще несколько лет назад главный новогодний концерт местных экранов насчитывал до двух десятков VIP-персон, где в обязательном порядке появлялись мэр столицы, члены правительства, депутаты Народного Хурала, то в последние годы политбомонд сузился до одних только депутатов. Почему, мы решили узнать у ветерана музыкального мероприятия Анны Скосырской.

— Анна Сергеевна, помнится, впервые вы появились на новогоднем концерте в цыганском платке и с песней «Гадалка». Когда проиграли выборы, спели многозначительную композицию «Ты думал, пропаду я без тебя», а в этот раз задорно сплясали с «Забавой». За многие годы концерт БГТРК невольно стал играть роль своего рода политического прогноза на предстоящий год, где важно все — кто появился, с кем, как и, конечно, с какой песней. Скажите, кто подбирает репертуар для выступающих?

— За других говорить не могу, а у меня каждый раз было по-разному. Было, что песню предлагал режиссер БГТРК, то есть каждый год для концерта выбирается какая-то тема, к примеру, песни 70-х годов. Определяются песни, которые распределяются между участниками. Так мне предложили, и я спела песню Аллы Пугачевой «Старый дом», «Гадалка» («Ежедневно меняется мода»), «Потолок ледяной…». Бывает, мы сами говорим, что нам больше по душе. К примеру, шутливую песню «Без тебя» выбрал мой партнер Радик Мархаев, которого еще называют местным Лепсом. В прошлом году мне предложили молодежную «На лабутенах», в этом году спела вместе с «Забавой» русскую песню «Коробейники», то есть каждый раз лично для меня это были совершенно разные жанры. Мне кажется, главное в концерте всегда оставалось то, что все собранные средства шли на благотворительность в пользу детей. Мы не просто поем, танцуем, удовлетворяем свои потребности, мы все вместе приносим пользу сиротам.

— Можно тогда поинтересоваться, сколько составляет благотворительный взнос для участника и какую помощь каждый год оказывал проект детским домам?

— Никаких взносов я никогда не платила. Одно время на концертах стоял ящик для сборов, но основные средства на благотворительность, как я понимаю, получались с продажи билетов. Концерты проходили в театрах. Например, в театре оперы и балета 700 посадочных мест. Я выкупала до 50 билетов и приглашала на концерт свой коллектив, членов общественной организации «Женщины России». В этом году такого подарка сотрудникам сделать не получилось.

— Подождите, но если не было зрителей, откуда тогда благотворительность? Много лет мы писали о том, что люди покупали билет за 1000 рублей не просто на концерт, они знали, что в том числе и их средства пойдут в детские дома. Кроме того, как вы говорите, зрители жертвовали деньги в специальные ящики, установленные в зале.

— Ничего не могу сказать по этому поводу. Возможно, организаторы изменили формат концерта, может быть, повлиял кризис. Мне лично больше нравилось в театре, где сначала устраивалась генеральная репетиция, потом сам концерт с огромной сценой, полным залом зрителей, профессиональным светом, звуком. Три часа за кулисами, подготовка с профессиональными артистами, ослепительные софиты. Твое выступление все видят, ты всех видишь. Адреналин, волнение. Лично я выхожу на сцену после 50 граммов коньяка, чтобы голос шел свободнее. В этом году концерт больше напоминал «Голубой огонек». Каждый приехал в указанный ему час, после записи уехал. Собственно узнать, кто принимал участие в этом году, можно было только из телеверсии.

Вадим Бредний.

Баир Жалсанов.

Михаил Кравченко.

Гунсыма Тудупова.

Александр Лубсанов.

— Расскажите тогда, кто предоставляет участникам костюм, парикмахера, педагога по вокалу, хореографа, ведь помимо того, что песню надо спеть, любой номер предполагает какие-то движения, да еще и согласованные с партнером. Насколько сложно все это для человека, далекого от сцены?

— Мне не сложно, потому что в душе я артистка. Песню Ваенги «Желаю вам», к примеру, я спела бы и без всякой подготовки, а вот «На лабутенах», конечно, пришлось репетировать с режиссером и хореографом в студии БГТРК. Песня молодежная, движения тоже все должны быть молодежными. Репетировать мы начали где-то месяца за 3-4 до концерта. Единственное, что костюмы шили сами. В этом году русский костюм мне предоставил ансамбль «Забава», а в прошлом для песни «На лабутенах» кожаную куртку сама искала. Фирменные туфли с каблуком 12 см у меня были, правда, не с красной подошвой. Подошву я уже сама выкрасила краской, как в известном ролике. Пожалуй, сложнее всего мне далась песня Глории Гейнор «I Will Survive» («Я выживу»), которую мы пели с Мэдэгмой Доржиевой. Английский в школе я учила, но слова требовалось произносить четко и быстро, а с моим баргузинско-бурятским акцентом это не всегда получалось.

— Когда-то Татьяна Думнова сразила всех бурятской шапочкой и игрой на лимбе, на которой она до этого никогда не играла. Герой России Толбоев запомнился тем, что в зажигательном танце уронил на сцене елку. А кто еще покинул новогодний проект БГТРК?

— Не поют больше в новогоднем концерте Ирина Смоляк, Маргарита Магомедова, Матхановы, Иван Калашников, Геннадий Айдаев, Борис Данилов, Александр Голков. Возможно, кто-то просто услышал критику в свой адрес, кто-то понял, что все это ему чуждо. В свое время мы усиленно уговаривали поддержать проект Матвея Гершевича, но он отнекивался тем, что ему как бывшему прокурору участвовать в таких мероприятиях не положено. К примеру, на мою песню «I Will Survive» все отреагировали нормально, а «На лабутенах» раскритиковали в пух и прах, но мне было важно, как публика отреагирует.

Вижу, что который год в новогоднем концерте поет Людмила Пахомова и начала она петь еще до того, как стала депутатом Улан-Удэнского горсовета. Поет Анатолий Кушнарев. Из правительства, кажется, нет никого, но ведь и само правительство у нас наполовину поменялось. Лично на меня в этом году произвел впечатление замминистра промышленности и торговли Республики Бурятия Алексей Оловянников, который просто великолепно смотрелся со сцены, так у него блестели глаза во время исполнения, такой душевностью и теплом веяло от его песни. Все, конечно, ждали, что на сцену выйдет Алексей Цыденов, говорят, он хорошо поет, но его не было. Хотя, если вспомнить, Вячеслав Наговицын только однажды принял участие в концерте, поздравил всех с Новым годом, но петь песню не стал.

— Многих политиков, кого мы привыкли видеть «В кругу друзей» и без которых не представляли своей жизни, сегодня с нами нет. Где они, чем занимаются? Вот вы каждый год выступаете в новогоднем концерте, а народ в соцсетях почему-то упорно пишет, что из Бурятии вы давно уехали, лежите где-то под южным сочинским солнцем на собственной даче. Как-то это можете объяснить?

— Точно могу сказать, что из Бурятии уехал только Александр Коренев, который никогда в новогоднем концерте «В кругу друзей» не пел. Коренев живет сегодня вместе с семьей не в Сочи, а в Сергиевом Посаде Московской области. Известно, что при этом свою депутатскую работу в Кабанском районе он ведет, на сессии приезжает. Честно говоря, о других участниках концерта ничего не знаю. А что до меня, то, наверное, если люди пишут такое, значит, они хорошо ко мне относятся, желают добра, как в песне Ваенги, которую я обожаю.

— Спасибо за беседу!




Партнеры