Как страх потерять крышу над головой привел улан-удэнцев к голодовке

Мошенничество и беззаконие творилось под носом мэрии Улан-Удэ

14.02.2018 в 06:39, просмотров: 928

На днях несколько жителей 120 микрорайона Улан-Удэ провели голодовку. Поводом для нее стало обращение местной предпринимательницы Галины Арефьевой в Октябрьский районный суд с исковым заявлением о сносе нескольких жилых домов, построенных в границах арендуемого ею земельного участка в пределах ДНТ «Толон».

Как страх потерять крышу над головой привел улан-удэнцев к голодовке
фото: facebook.com
С голодающими встретилась омбудсмен по правам человека Юлия Жамбалова.

Акцию поддержал генеральный директор «МК» в Бурятии», юрист Николай Васюткин. О причинах и текущей ситуации попытался разобраться корреспондент «МК» в Бурятии», пообщавшись с обманутыми жителями.

— Как оказалось, что вы построили жилые дома без документов?

Светлана: — Мы стали жертвами мошеннических действий руководства ДНТ, халатного отношения со стороны городской администрации. Наша история началась в 2011-2013 гг., когда в поисках земли для строительства жилья мы вышли на экс-депутата Улан-Удэнского городского совета Виталия Потапова и Анастасию Черепанову, занимающихся тогда оформлением земельных участков под жилье в ДНТ «Толон». Мы заключили предварительные договоры купли-продажи участков с Черепановой, передали деньги и получили расписки.

— Но ведь у нее не было никаких прав на земельные участки?

Мунко: — Черепанова утверждала, что с администрацией Улан-Удэ практически все документы согласованы под выделение земли. Мы поверили им, ведь по такой же схеме оформляли землю в ДНТ «Толон» мои родственники. Они сначала сдали деньги, построили дома и через год-два получили документы на землю.

— У вас не возникало никаких сомнений?

Светлана: — Первое время никаких сомнений не возникало. Ведь в мае 2014 года нам было проведено электричество и водоснабжение от ДНТ «Толон». Более того, нам открыли лицевые счета для оплаты за коммунальные услуги, за которые мы платим. Также в июне 2014 года на территорию выезжали сотрудники администрации Октябрьского района для осуществления земельного контроля, на наши дома были вывешены требования о явке в администрацию. Мы сообщили об этом Черепановой, которая как-то урегулировала этот вопрос, и чиновники нас больше не беспокоили.

— Когда у вас возникли первые сомнения?

Светлана: — Мы уже построили дома и начали жить в них. В декабре 2014 года мы вдруг обнаружили на публичной кадастровой карте сведения, что по нашим домам проходит земельный участок для объектов социальной сферы. Они появились только в декабре 2014 года. Вызвали Анастасию Черепанову, она пояснила о переговорах с администрацией Улан-Удэ. И мы начали ждать результатов.

— Когда появилась в этой истории предпринимательница Галина Арефьева?

Туяна: — Лишь сейчас мы узнали, что параллельно с нами предпринимательница Галина Арефьева обращается в администрацию города с просьбой предоставить землю для строительства объектов социальной сферы (магазина, ресторана и т.д.). Ей сначала согласовывают, но потом отказывают в предоставлении земли. Начинаются процессы в арбитражном суде, по итогам которых решения выносятся в пользу предпринимательницы в 2014-2015 гг.

Светлана: — В апреле 2016 года на земельный участок приезжает предпринимательница Галина Арефьева с кадастровыми инженерами для вынесения точек земельного участка в натуру. Они ходили по территории наших земельных участков. С ней мы знакомимся и доводим информацию о нашей ситуации. В июне 2016 года предпринимательница начала огораживать земельный участок. Мы известили Черепанову, которая вызвала сотрудников администрации для проведения земельного контроля, по итогам которого Арефьева приостановила все работы. В сентябре 2016 года при огораживании одного из земельных участков предпринимательница Арефьева обратилась в полицию, были осуществлены выезды. По итогам на нас начали выходить сотрудники УБЭП, которые сообщили о заключении в августе 2016 года договора аренды земельного участка между Арефьевой и комитетом по управлению имуществом. 

— Разве вы не пытались оформить землю и обратиться в комитет по управлению имуществом?

Мунко: — Мы подавали документы для узаконения земли в комитет, но летом 2016 года нам отказали под предлогом нахождения там социальных объектов. Жаль, что никто из сотрудников администрации не отреагировал на нашу проблему. Вследствие чего начались переговоры между Арефьевой и Черепановой о возможной передаче земельного участка. Со слов Черепановой, в результате переговоров она передала денежные средства в размере 1,5 млн рублей Арефьевой за переуступку прав на земельный участок, в которой позже КУИ  отказал. Скорее всего, после получения денежных средств 28 декабря 2016 г. Арефьева оформила нотариальную доверенность на Черепанову. 

Также в 2017 году Арефьева подавала заявление о расторжении договора аренды земельного участка в КУИ, но ей отказали в связи с наличием на земельном участке самовольных строений. Мы считаем, что именно тогда КУИ мог уже отреагировать на ситуацию.

— И что же пошло не так с Галиной Арефьевой?

Светлана: — Мы считали, что переговоры идут по передаче земельного участка успешно — ведь действия Арефьевой были направлены на легализацию фактического использования земельного участка под жилищное строительство. Это подтверждалось заключением от имени Арефьевой различных расписок и соглашений. Черепанова, действующая от имени Арефьевой по доверенности, продолжала продавать землю. Например, она заключила предварительный договор купли-продажи 30 июня 2017 г. с Д.Бадмаевым на сумму 300 тысяч рублей.

30 декабря 2017 года мы получили от курьера Октябрьского районного суда Улан-Удэ извещение о судебном заседании по сносу наших жилых домов. При этом курьера лично привози-ла на своем автотранспорте Арефьева. В начале января 2018 года мы самостоятельно стали вести переговоры с Арефьевой на предмет мирного урегулирования вопроса через юриста В.Киселева. По итогам переговоров Арефьева потребовала от нас полтора миллиона рублей.

— Прошло три судебных заседания по сносу домов, какая позиция у администрации города?

Туяна: — Мы оказались в безвыходной ситуации, в которую нас своими действиями загнали администрация Улан-Удэ и предпринимательница. Если бы своевременно администрация вмешалась в эту ситуацию, может этой трагедии и не возникло. Ведь были первые сведения о нас с 2014 года у администрации района, а с 2016 года — в КУИ, куда поступали документы. И когда на третьем заседании КУИ настаивал на нашем сносе, у нас не осталось никаких других возможностей защищать свои права, как начать голодовку.

Комментарий. Николай Васюткин, генеральный директор «МК» в Бурятии», юрист:

— Все это напоминает ситуацию с жителями 106 микрорайона, где люди оказались потерпевшими от действий мошенников. Только на сегодня нам известно о 14 пострадавших семьях, но боимся, что количество может увеличиться — после публикаций к нам начали поступать звонки от новых потерпевших. Дело теперь на контроле у уполномоченного по правам человека Юлии Жамбаловой, прокуратуры Октябрьского района.

Очень жаль, что мэрия вовремя не отреагировала на ситуацию, а ведь информация поступала об этих жилых домах. В настоящее время мы провели переговоры с арендатором, но она настаивает на полутора миллионах рублей, а денег у людей нет. Начинаем вести переговоры с КУИ. Наконец они услышали о проблеме и начали анализировать ситуацию.

 




Партнеры