Анатолий Сахиров: «Если ума хватило, продали, ума не хватило – за дешево продали»

В Улан-Удэ коллекционеров становится все меньше, зато есть настоящий Плюшкин

07.03.2018 в 05:17, просмотров: 777

Еще до развала Советского Союза в столице Бурятии существовало общество коллекционеров. Увлеченная молодежь и люди в возрасте собирались воскресными днями, вели заумные беседы и обсуждали свои последние трофеи.

Анатолий Сахиров: «Если ума хватило, продали, ума не хватило – за дешево продали»
Анатолий Сахиров. Фото: Сергей Тарасенко.

Марки, фарфоровые статуэтки, значки, спичечные коробки, монеты, медали и многие другие вещи становились чуть ли не объектами поклонения, а новым экспонатам в своих коллекциях они радовались как дети новой игрушке. Сейчас из всего разнообразия предлагаемых вариантов прошлого людей больше всего интересуют монеты. Чтобы разобраться во всех тонкостях нумизматики и узнать, каково это быть коллекционером, мы пообщались с человеком, который сам себя в шутку называет «улан-удэнским Плюшкиным», содержит небольшую антикварную лавку и почти весь свой дом превратил в музей истории.

Нумизматика

Коллекционера Анатолия Сахирова знают многие работники культуры, организаторы выставок, представители театров и музеев, кинорежиссеры и даже книжные издатели. Экспонаты его коллекции всегда востребованы. Где предмет старинный для съемок, где документы с фотографиями для исторической книги, где и вовсе нужно помочь с выставкой.

— Говоря о коллекционировании, стоит понимать, что это собирание определенной группы вещей, их изучение — рассказывает Анатолий. — Подходя с этого ракурса, могу смело заявить, что я довольно хорошо разбираюсь в нумизматике и фалеристике, это два основных моих направления. А так я самый обычный Плюшкин, собирающий и изучающий все подряд. Продолжая тему нумизматики, как наука она оформилась только в 19-м веке, даже если взять, к примеру, нашу страну, то первая единая монета появилась у нас только при Петре I в 1700 году. С того-то времени все и пошло, а петровский рубль до сих пор одна из самых дорогих монет, может стоить от 50 тысяч рублей до 500. Сам я только 3 раза видел подлинник. В свое время в Улан-Удэ жил такой коллекционер по фамилии Казаков, вот у него такой рубль был, но ему уже тогда было много лет, а свою коллекцию он собирал всю жизнь.

По словам Сахирова, нумизматика требует от человека полной отдачи, это не раз-два и собрал, здесь важна скрупулезность, а также длительное изучение предмета.

— Собрать все монеты России не удается даже мировым музеям, ведь новые монеты штамповались каждый год, старые изымались, переплавлялись. Только при Петре I рубль, как и копейки, чеканился 25 раз, на каждый год правления, а сколько всего у нас было императоров. Даже если мы начнем говорить о советском времени, то первые монеты большевики стали выпускать в 1921 году, а смысл такой, что чеканились они из тех же монет, что были в ходу при Николае II, совпадает не только размер, но и вес, — говорит коллекционер, отмечая, что конечная стоимость всегда исходит из двух критериев — износа монеты и ее тиража.

Коллекция медалей и орденов. Фото: Сергей Тарасенко.

Наверное, многие замечали старые советские рубли с изображением Ленина, так вот, первый тираж вышел в количестве 100 миллионов штук. Даже представить тяжело, как это много, а потому, несмотря на приличный возраст, ценится такая монета на антикварном рынке не очень высоко. С другой стороны, первые юбилейные монеты были отчеканены при императорах Александре III и Николае II. Так, монета в память о коронации Александра III вышла тиражом чуть более 200 тысяч, а ее цена начинается сейчас с 20 тысяч рублей. А вот монета с изображением «Гангутского сражения 1914» тиражом в 30 тысяч штук стоит на рынке почти 500 тысяч рублей. Вот и получается, что нумизматика это не только увлечение для интеллектуалов, но и выгодное вложение финансовых средств.

Было такое сообщество

Сейчас, по словам Сахирова, в Улан-Удэ нет профессиональных коллекционеров, которые скрупулезно исследуют каждую вещь, постепенно и планомерно пополняя свою коллекцию, а те, кто остались, занимаются этим делом время от времени. Но так было не всегда.

— До перестройки в городе было целое сообщество коллекционеров, — вспоминает Анатолий. — Мы, юноши, и те, кто постарше, собирались то в Доме пионеров, то в библиотеке имени Горького, летом, когда погода хорошая, — на лавочках в парках. Каждое воскресенье с 10 до 12 утра было нашим. Увлеченные люди приходили, менялись, продавали и покупали. Выглядело это примерно так. Подхожу я к коллеге и говорю: «Вот у меня есть такая фарфоровая фигурка. За нее хочу такую-то монету. Будем торговаться?». Если у человека была заинтересованность, он соглашался, затем сговаривались о цене, в случае если требовалась доплата. С приходом «перестройки» ничего этого не стало, начались тяжелые времена. Разве могла тогда подняться рука, чтобы купить редкую монету, когда у людей дома жрать было нечего. Но, с другой стороны, это несчастье породило один из самых больших парадоксов — рынки оказались буквально завалены антиквариатом и предметами коллекций. Старики были вынуждены продавать то, что собирали всю свою жизнь, чтобы купить себе булку хлеба или оплатить квартиру. Но, если быть честным, только за эти лихие годы я собрал больше, чем насобирал с семидесятых годов. К слову, в соседних Чите и Иркутске эти общества до сих пор существуют.

Большинство своего времени Сахиров проводит на работе в своей небольшой лавке, где торгует самыми разнообразными вещами, начиная от монет и фарфоровых статуэток, заканчивая самоварами и картинами. Дома же у него есть свой личный кабинет, так сказать, святая святых, где даже на окнах вместо занавесок красуется коммунистический флаг со словами Сталина «Труд в СССР есть дело чести, дело славы, дело доблести и геройства». К слову, именно этого девиза Анатолий Михайлович и придерживается, когда собирает свою коллекцию.

Сейчас Сахиров интересуется вещами и документами, связанными с краеведением родной Бурятии. На полке покоится бронзовая памятная медаль, отлитая в честь 300-летия добровольного присоединения республики в состав России. Еще одна небольшая гордость коллекционера — это документы, запечатлевшие Декаду бурятского искусства и литературы 1959 года в Москве. Фотографии, черновики художников, эскизы скульпторов, членские и пригласительные билеты, а также публикации в газетах — все это свидетельствует о том, как высоко была оценена наша национальная культура в 60-е годы. Однако больше всего коллекционер ценит медаль «Храм Христа спасителя», которую он искал для своей коллекции 15 лет. История самой награды следующая.

Храм строили 44 года с 1839 по 1883 гг., а посвящен он был воинам, погибшим в Отечественной войне 1812-го. Награды за возведение храма получили строители, архитекторы, а также царские особы, принимавшие участие в церемонии открытия. Всего таких наград было 1000 штук. Затем, следуя девизу «Весь мир насилия мы разрушим до основания, а затем мы наш, мы новый мир построим», в 20-х годах Советская власть храм снесла, а возродили его только в 1994-м.

— Впервые медаль я увидел в 1997 году у одного коллекционера из Томска, — рассказывает Сахиров. — Тогда он мне ее даже продавать не захотел, сказав, что она ему очень дорога. Сдаваться мне не хотелось, ну я и предложил ему, что если вдруг у него появится когда-нибудь намерение ее продать, пусть позвонит. Спустя 15 лет раздается звонок: «Не передумал еще?» — спрашивает он. «Нет», — говорю. После чего он называет баснословную по тем временам сумму. Пришлось соглашаться, а то ушла бы моя медаль в руки к другому человеку.

Семья и парадоксы

— Хорошо, когда ты что-то коллекционируешь и тебя прекрасно понимает твоя жена, поддерживает во всех начинаниях, — говорит коллекционер. — Когда мне было лет 18-20, я был просто увлечен собирательством. Книги, монеты, медали, меня интересовало все. Доходило до того, что практически всю зарплату жене не отдавал. Помню, работал одно время в Железнодорожном исполкоме председателем спорткомитета. Чиновничья работа, все дела, требуется иметь костюм. Получил деньги, пошли с женой по магазинам и мимоходом зашли в «Букинист». Там раньше антикварные книги продавались. И вот хожу я, смотрю, вижу — Большая царская энциклопедия стоит, 24 тома, 1900 год выпуска, а цена как у моего нового костюма. Я жене и говорю: «Тома, мне костюм не нужен, мне вот эти вещи нужны». В итоге покупку костюма мы отложили.

По словам Сахирова, в этом и заключается один из парадоксов коллекционирования. Пока ты молодой, тебя ничто не обременяет, стоит только жениться, как понимаешь, что все время ты думал о себе, а сейчас приходится думать о двоих, бог дал — появились дети, уже надо думать о троих, а когда думать о коллекционировании? Как итог, увлечение уходит на второй план и тихонько дремлет до лучших времен. Потом, когда все налаживается, вирус коллекционера просыпается вновь, и ты начинаешь собирать дальше.

— Как Суворов говорил: «После бани портки продай, но выпей», так и коллекционеры: «Откажи себе во всем, но купи». Я это к чему — потому что у меня жена была очень понимающей женщиной. Но я знаю семьи, где муж что-то собирает увлеченно, а супруга в толк не возьмет что к чему, и ругается, — отмечает коллекционер.

Что же касается преемственности в этом деле, то тут у Анатолия однозначная позиция, основанная на личном опыте. 

— Очень редко, когда собирал отец, будет собирать сын, будет собирать внук, — говорит Сахиров. — В большинстве своем рано или поздно на чем-то все равно заканчивается. Еще один парадокс в том, что кто-то собирал-собирал всю свою жизнь, а детям это не надо. Они пошли, если ума хватило, продали, ума не хватило — за дешево продали. Вот примерно так частные коллекции и пропадают. Насчет своей сказать не могу, у меня внук растет, загадывать не буду.




Партнеры