ЕГЭ тревоги нашей: как в Бурятии добиваются лучших результатов аттестации школьников

В Бурятии совершенствуется система оценки качества образования

14.03.2018 в 04:47, просмотров: 913

С наступлением весны родителей, выпускников, учителей начинают волновать вопросы, связанные с экзаменами. Что происходит в этой сфере сейчас, какие ожидаются изменения, как республика готовится к сдаче ЕГЭ и ОГЭ, но главное — растет ли в республике качество самого образования?

ЕГЭ тревоги нашей: как в Бурятии добиваются лучших результатов аттестации школьников
Джамиля Чимитова. Фото: из личного архива.

Об этом и многом другом мы беседуем с директором регионального Центра обработки информации и оценки качества образования при министерстве образования и науки Бурятии Джамилей Кимовной Чимитовой.

— Действительно, каждый год в это время актуализируется проблема экзаменов. Досрочный период начинается 21 марта, основной — 28 мая. Как и в предыдущие годы до 1 февраля для сдачи экзаменов должны были зарегистрироваться выпускники 11 классов, до 1 марта — 9 классов.

— Какие предметы выбирают выпускники?

— Традиционно из числа предметов по выбору лидируют обществознание, история. Но четко наметилась тенденция увеличения количества сдающих физику, химию, географию, информатику. Увеличивается и количество выпускников, выбирающих иностранный язык. Более того, есть и такие, кто выбирает для сдачи два иностранных языка. В основном, конечно, английский. Реже немецкий, французский. Но перечень языков предполагается расширить. В этом году мы приняли участие в апробации ЕГЭ по китайскому языку. Учащиеся лингвистической гимназии №3 г. Улан-Удэ продемонстрировали высокий уровень, уступив только российским школам за рубежом.

— ЕГЭ зачастую используют как некую «страшилку». До сих пор вспоминают ситуацию 2015 года, когда 15 выпускников за шпаргалки хотели лишить аттестатов. Что делается, чтобы не повторились подобные случаи?

— В первую очередь, это информационная, разъяснительная работа. Сейчас у выпускников, родителей и учителей есть понимание того, что объективность экзамена — это непреложное требование. А сама процедура проведения ЕГЭ обеспечивается видеонаблюдением, работой ситуационно-информационного центра, привлечением общественных наблюдателей.

— Общественные наблюдатели контролируют только сдающих или в целом ЕГЭ?

— И федеральные, и региональные наблюдатели отслеживают не только объективность проведения процедуры экзамена, но и соблюдение порядка организации ЕГЭ. Рособрнадзор три года назад разработал критерии оценки эффективности организационно-технологического обеспечения проведения ЕГЭ в субъектах России, по которым оценивается результативность и ежегодно  проводится мониторинг.

— И каковы результаты?

— В целом неплохо, переводя в формат оценок — на «4» и «5». Но в работе по обеспечению ГИА в РБ занято около 5000 человек и пресловутый человеческий фактор нельзя сбрасывать со счетов. Есть ошибки, есть случаи невнимательного отношения. Поэтому необходимо работать над повышением ответственности каждого работника, задействованного в ЕГЭ.

Есть и объективные факторы. К сожалению, не во всех школах сегодня имеется качественный и быстрый Интернет. Мы вынуждены использовать записи в режиме оффлайн в Окинском, Баунтовском, Хоринском, Закаменском районах. Пока там не будет оптоволокна, этот показатель будет «западать». Отстаем мы пока и в использовании новых технологий. В 2016 году Бурятия одна из первых вошла в число победителей ФЦПРО по развитию системы оценки качества и получила субсидию из федерального бюджета — более 10 млн. Основная сумма направлена на закупку оборудования для школ, и мы смогли оснастить 32 ППЭ. В 2017 году к использованию новых технологий были готовы 41 ППЭ. В этом году надеемся процесс завершить и получить максимальное количество баллов по такому критерию.

— В докладе о бюджетной политике в Совете Федерации в рамках Дней Бурятии было сказано об увеличении расходов на проведение ЕГЭ с 16 миллионов в 2012 году до 109 миллионов в 2017-м. Это как раз деньги на оборудование?

— Да, в структуре расходов учреждения более 70% — техническое оснащение, видеонаблюдение. Но не только. Согласно ст. 47 ФЗ «Об образовании», все педагогические работники, привлекаемые к проведению ЕГЭ, должны получать компенсацию. В прошлом году впервые в бюджете учреждения были предусмотрены средства и произведена оплата всем педагогическим работникам, участвующим в ЕГЭ.  

— Такие деньги тратятся на оборудование, а оно предназначено только для ЕГЭ или его можно использовать в учебном процессе?

— Нужно. Сегодня без использования информационных технологий вообще вряд ли можно говорить об обеспечении соответствующего качества образования. Трендом современного общества является развитие цифровой экономики, которая в принципе невозможна без информационной компетенции. Хочу отметить, что концепция оценки качества образования изменилась. Сегодня это не только и не столько ЕГЭ и ОГЭ. Появились новые федеральные оценочные процедуры: национальные исследования качества образования (НИКО), всероссийские проверочные работы (ВПР), которые призваны помочь учащимся вовремя выявить предметные дефициты и предпринять попытки для их устранения. Есть межрегиональные и региональные мониторинги. То есть в Бурятии функционирует многоаспектная, многоуровневая модель региональной системы оценки качества образования. А без использования информационных технологий ее функционирование в принципе невозможно.

— А много этих исследований? Не является ли это просто дополнительной нагрузкой на учеников и на учителя?

— Мы стараемся достичь максимального баланса между процедурами различных уровней, чтобы избежать увеличения нагрузки на обучающихся, и вместе с тем получить максимум информации. Например, в октябре 2016 года было проведено комплексное исследование качества образования по физике. Использованная модель мониторинга позволила выявить затруднения учащихся и соотнести их с уровнем профессиональной компетентности учителя. По результатам были подготовлены методические рекомендации, внесены коррективы в программы курсов повышения квалификации и как следствие — повышение среднего балла по физике в ОГЭ и ЕГЭ, увеличение количества высокобалльников и даже появление одного 100-балльника по физике.

В октябре 2017 года прошел второй этап исследования, выяснилось, что актуальными являются вопросы формирующего оценивания, мониторинга качества предметной подготовки. Поэтому в рамках заключенного соглашения о сотрудничестве ГБУ «РЦОИ и ОКО» с Московским центром оценки качества образования мы начали разрабатывать диагностические материалы для определения уровня сформированности метапредметных умений. Сама идея комплексного исследования вызвала большой интерес и по приглашению федерального института оценки качества образования наш представитель в Москве выступила с докладом на межрегиональном семинаре «Анализ и использование результатов оценочных процедур».

— Почему именно физика?

— Уровень физико-математического образования в Бурятии не раз был предметом обсуждения. Ежегодно увеличивается количество бюджетных мест на технические специальности. Получить основательные специальные знания в различных областях техники и технологии, сформировать определенную культуру научного мышления можно только на добротной основе общего естественно-научного образования, а фундаментом естественных и многих технических наук является физика. Поэтому возникла необходимость в получении объективной картины. Но региональные мониторинги мы проводим не только по физике. В 2016-2017 учебном году в Бурятии проведены исследования по истории, обществознанию, русскому языку, бурятскому языку.

— Как используются эти данные для повышения качества образования в регионе?

— Способы использования данных мониторинговых исследований многочисленны. Они могут быть разделены на две категории: использование для принятий решений о поддержке конкретных учащихся и для принятий управленческих решений на разных уровнях — от конкретной школы до федерального министерства образования.

В первом случае речь идет о корректировке образовательного процесса — данные используются для диагностики проблем в обучении конкретных школьников и определения мер по их преодолению, а также для планирования индивидуальных образовательных траекторий и выявления уровня освоения образовательной программы.

Во втором случае речь идет о способах, которые имеют влияние на решения относительно образовательных учреждений и их систем. Например, при оценке деятельности образовательного учреждения данные могут быть использованы для проектирования программы развития школы — каковы ближайшие задачи школы и каким образом надо двигаться дальше.

По итогам каждого исследования мы стараемся выпустить методическое пособие и передать учителю для использования в работе. Иначе теряется весь смысл исследований. Но следует признать, что работа с информацией пока остается малоэффективной. Многообразие предлагаемых информационных продуктов не всегда отвечает требованиям. Для решения этой проблемы нами разработан и проходит апробацию программный модуль «Тест ВМ». Все данные собираются в одном месте, в результате их автоматической обработки программный модуль позволяет генерировать отчеты и получать уже готовую для анализа информацию в табличном и графическом видах. 

— Есть уже результаты использования такого модуля?

— Да. В этом году нами разработана модель идентификации школ с низкими образовательными результатами. Ее принципиальное отличие от предыдущей в том, что в основе лежит кластерный подход, учитывающий влияние контекстных показателей на качество образования. Для построения профиля качества школы, района, региона в целом как раз и используется функционал системы «Тест ВМ».

— Нельзя сравнивать, например, ведущие гимназии Улан-Удэ и сельские малокомплектные школы. Но что делать школам с так называемыми низкими образовательными результатами?

— Для каждой школы с учетом контекстных показателей должна быть разработана индивидуальная программа по выводу в режим эффективности. С рядом муниципалитетов нами начата разработка технологической карты по выявлению проблемных зон. В трех районах школы с низкими образовательными результатами мы подключили к проекту «Я сдам ЕГЭ», инициированному издательством «Просвещение» и уже продемонстрировавшему положительные результаты. Но, конечно, этого недостаточно. Необходима работа по созданию внутришкольной системы оценки качества.

Важно обмениваться опытом. Поэтому мы изменили формат и предлагаем мастер-классы, вебинары, дискуссионные площадки, где школы с уже сложившейся и успешно функционирующей системой делятся своими наработками, предлагают различные способы решения проблем. За три года было проведено три научно-практических конференции «Оценка качества образования: от проектирования к практике». Интерес, который проявляют к ним не только во многих регионах России, но и за рубежом, свидетельствует о том, что проблемы, поднимаемые в РБ, актуальны.

— Какие проблемы предполагается решать в этом году?

— Проблемы, связанные с правильным использованием и интерпретацией результатов исследований. Для этого необходима целенаправленная подготовка кадров в области педагогических измерений. 87 педагогических работников из школ Бурятии отучились на базе Новосибирского института мониторинга и развития образования, но это только начало. Необходимо решать и проблему, связанную с дефицитом измерительных материалов для региональных мониторингов. Нами предприняты действия по созданию экспертного сообщества, работающего над разработкой тестовых заданий, их экспертизой и апробацией. Ну и, конечно же, это задачи, связанные с организационным сопровождением процедур государственной итоговой аттестации.




Партнеры