К чему в Бурятии привела ликвидация вневедомственной охраны МВД

За прошлый год уличная преступность выросла в Улан-Удэ на 55 процентов

14.03.2018 в 06:11, просмотров: 2514

В тот самый момент, когда республика готовится стать центром мирового туризма и воплотить прочие грандиозные задачи, общественности сообщили, что по общему уровню преступности среди всех субъектов России мы занимаем третье, а по особо тяжким и тяжким категориям — пятое место, что в общем-то давно не новость.

К чему в Бурятии привела ликвидация вневедомственной охраны МВД
фото: russianstock.ru

Новостью стал факт, что отныне прогулки на свежем воздухе, поездки в общественном транспорте, дорога до работы и супермаркета стали менее безопасными, чем были еще вчера. За минувший год в Бурятии резко возросло количество уличных преступлений — в целом на 35,8 процента, а в столице республики и вовсе на 55 процентов. Как можно было понять из итогового доклада врио министра внутренних дел по Бурятии полковника полиции Алексея Кампфа, причиной досадной неприятности стал переход вневедомственной охраны, которая некогда занималась и вопросами охраны общественного порядка, в недра Росгвардии.

Как ликвидировали охрану с наших улиц

Два года назад в стране анонсировали очередную реформу силовых ведомств, результатом которой стало слияние вневедомственной охраны и Росгвардии. Буквы на фасаде «Управления вневедомственной охраны МВД по Бурятии» на ул. Трубачеева заменили на Росгвардию, однако это стало не единственной новостью. Еще задолго до старта реформ знатоки вопроса высказывали опасения, что уход «охранников» из МВД приведет к отказу от патрулирования улиц, участия в охране общественных мест, сопровождения массовых мероприятий, а значит, ухудшит общую ситуацию в профилактике уличной преступности. Московское руководство отдела вневедомственной охраны в Росгвардии развеяло тогда все опасения, заявив, что никаких поводов для беспокойства нет, поскольку при включении вневедомственной охраны в федеральную службу войск национальной гвардии Российской Федерации функции и задачи, выполняемые подразделениями вневедомственной охраны, остались прежними. Прозвучавший на прошлой неделе итоговый доклад врио министра внутренних дел по Бурятии показал, что это не так.

— Ранее вневедомственная охрана Бурятии была сильно интегрирована в охрану общественного правопорядка, патрулирование улиц и в целом профилактику преступности, однако с переходом в Росгвардию такие полномочия у службы были изъяты. Результатом стал рост уличной преступности на 35,8 процента в целом по республике, а по городу Улан-Удэ — на 53,6 процента. Карманных краж в прошлом году было зарегистрировано 1380, грабежей — 485, немало в прошлом году было похищено из автотранспортных средств материальных ценностей. Анализ показал, что эти изменения были связаны с переходом в 2016 году подразделения вневедомственной охраны в Росгвардию, у которой такие полномочия отсутствуют. Это самым серьезным образом сказалось на профилактике уличной преступности. Достаточно будет привести один только пример 2016 года, когда сотрудниками управления вневедомственной охраны по Бурятии было задокументировано 22 тыс. административных правонарушений. В связи с отсутствием соответствующих полномочий все попытки восстановить профилактику в рамках Росгвардии пока успеха не имели, — сообщил Алексей Кампф.

Охрана ушла, криминал пришел

Если подходить к вопросу формально, то задачи, в том числе и по обеспечению общественной безопасности, в перечне обязанностей войск национальной гвардии, куда теперь входят и подразделения вневедомственной охраны, как будто бы указаны. Облеченные в новый статус гвардейцы также наделены полномочиями требовать от граждан соблюдения общественного порядка, прекращения противоправных действий, они вправе пресекать преступления, административные правонарушения и иные противоправные действия, доставлять граждан в органы внутренних дел для решения вопроса о задержании гражданина. По словам самих гвардейцев, отличия заключаются в том, что если раньше они могли, как полицейские, составлять административные протоколы на месте преступления, то теперь этого права у них нет. Теперь, если что, гвардейцы должны транспортировать нарушителя в отдел полиции, там еще долго оформлять все документы, что, как выяснилось на практике, по большому счету никому не надо. Патрулирование улиц, участие в охране общественного порядка в местах проведения массовых мероприятий, скопления людей всегда требовало немалых людских ресурсов, которых не то что никогда не хватало, а почему-то с каждым годом становилось все меньше. Пережившее аттестацию, сокращение и «уход» управления вневедомственной охраны, МВД по РБ явно столкнулось с тем, что собственными силами держать уличную ситуацию под контролем явно не получается. Может, разгул преступности, подобно тому, что случился в послевоенной Одессе, Улан-Удэ и не грозит, но беспокоиться по этому поводу можно уже начинать. Налицо реальное падение доходов населения, прочие кризисные явления и растущий процент населения, когда-либо имевший проблемы с законом. Как сообщил на парламентском часе в Народном Хурале Алексей Кампф, только в прошлом году из мест лишения свободы на постоянное место жительства в Бурятию прибыло 1243 человека, большая половина которых, не имея ни доходов, ни жилья, остановилась в Улан-Удэ.

По горячим следам

Пятнадцать лет назад частные охранные предприятия Бурятии впервые создали собственную ассоциацию, целью которой провозгласили, в том числе, помощь правоохранительным органам в деле охраны общественного порядка. Общественную организацию назвали «Сплав», ее представитель входил в российский координационный совет руководителей охранных структур, а возглавлял ассоциацию гендиректор одного из улан-удэнских ЧОПов и энтузиаст своего дела Алексей Куренков.

— Мы заключили соглашение с руководством МВД по РБ о сотрудничестве, где главная цель была оперативно реагировать на все сигналы о кражах, разбоях или иных правонарушениях, случившихся на улан- удэнских улицах, — рассказывал тогда Алексей Куренков. — В таких преступлениях очень важно действовать по горячим следам, взять преступника с поличным, не дать скрыться и уничтожить улики. В чем состояла помощь частных охранных предприятий, входящих в ассоциацию? Как только на пульт дежурного поступал сигнал о правонарушении, он поступал также и в наши ЧОПы, где сразу определялось, чья группа реагирования ближе всего находится в данный момент к месту происшествия. Этой группе на помощь выезжали другие, устраивалась операция «Перехват» и так совместными усилиями удавалось весьма оперативно выполнить общую задачу.

Много лет такое частно-государственное партнерство в Бурятии работало и приносило ощутимые результаты. Пусть ассоциации частных охранных предприятий Бурятии «Сплав» больше нет, но сами ЧОПы, коих в республике сотни, никуда не делись. Почему не воспользоваться тем же опытом и не объединить усилия в деле охраны общественного порядка, пока этот порядок на наших улицах еще есть.




Партнеры