В Бурятии фермер чуть не остался без руки после общения с полицейскими

Как простой мужик Иван Русин добился возбуждения уголовного дела на полицейских, незаконно применивших к нему силу

06.06.2018 в 04:09, просмотров: 1030

На прошлой неделе республика отметила 300-летие российской полиции. Звучали слова благодарности и признательности, мысли о том, как важно для государства, когда простой человек чувствует себя в безопасности.

В Бурятии фермер чуть не остался без руки после общения с полицейскими
Иван Русин. Фото: atv.ru

Неизвестно, смотрел ли эти праздничные сюжеты житель села Нижний Жирим Тарбагатайского района Иван Русин, но наверняка со многим из увиденного он бы поспорил.

Когда четыре года назад в ограду его дома в форме и с табельным оружием вошел полицейский Черниговский, Иван Русин тоже считал, что бояться ему нечего, так как ничего противозаконного он не совершал. Всю жизнь занимался сельским хозяйством, не пил и не курил, ни в чем плохом замечен не был. Честно работал, готовился выйти на пенсию. Жизнь показала, что выводы о благотворном влиянии реформ на стражей правопорядка делать рано. Мало того, что в результате общения с полицейскими Иван Русин практически лишился руки. Для того, чтобы возбудить уголовное дело по факту незаконных действий сотрудников полиции, Ивану Русину из Нижнего Жирима потребовался 1 год и 9 месяцев хождений по инстанциям.

Инвалид за 5 минут

Как гласят материалы следствия, 1 августа 2016 года полицейский Тарбагатайского отдела полиции Черниговский, находясь в форменной одежде сотрудника полиции, в дневное время зашел в ограду Ивана Русина. На улице его остался ждать другой полицейский Жданов. Накануне у родственников Русина произошла ссора, которую сам Русин не видел и где не участвовал. Тем не менее полицейский предъявил Русину уже написанное от его имени объяснение по обстоятельствам ссоры и настойчиво, неоднократно в грубой форме потребовал подписать документ. Когда же Русин отказался подписывать, на что имел полное право, полицейские церемониться не стали. Сначала неожиданно ударили его в спину, отчего тот упал на живот, после чего применили к лежащему боевой прием — загиб рук за спину. Боль была такой, что Русин не выдержал и крикнул: «Вы сломали мне руки!».

Когда жителя Нижнего Жирима доставили в больницу, врачи констатировали тотальное повреждение мышц, связок и сухожилий правого предплечья. Операцию пришлось делать в Иркутске, но восстановить руку не получилось. 9 месяцев лечения, на которые ушли все семейные накопления, а также имеющийся на подворье скот, результата не дали. Крепкий хозяйственник, лишившись правой руки, Иван Васильевич оказался не в состоянии выполнить даже самую простую физическую работу по дому. Чтобы наколоть дрова, принести воду, накосить сено да и просто ухаживать за скотом, теперь Русиным приходилось просить соседей и родственников. О прежней работе кочегара в ДК тоже нечего было думать.

Вердикт — не виновен

На следующий же день, 2 августа 2016 года, Иван Русин обратился в Мухоршибирский межрайонный следственный отдел следственного управления следственного комитета РФ по РБ с заявлением на незаконное применение к нему силы сотрудниками полиции. Вместо того, чтобы объективно разобраться в случившемся, полицейские обвинили во всем самого Русина. Начали утверждать, что «загиб руки за спину» произошел потому, что Русин оказал им сопротивление.

Протокол об административном правонарушении тут же поступил в Тарбагатайский районный суд, который привлек Ивана Русина к административной ответственности за неповиновение (!). Если бы жителю Нижнего Жирима не удалось обжаловать это судебное решение, то он навсегда остался бы виноватым и с недвижимой рукой. Однако уже через 2,5 месяца после случившегося, 29 ноября 2016 года, решением Верховного суда Бурятии Иван Русин был признан невиновным, административное производство по делу в отношении него было прекращено, а значит, следственному комитету уже ничего не мешало возбудить уголовное дело против полицейских.

Самое поразительное, что даже после того, как суд вынес решение, в МВД по РБ продолжают утверждать, что Русин оскорбил сотрудника полиции, из-за чего полицейский применил к нему физическую силу и гражданин получил травму руки.

Все круги ада

Как признается адвокат Клавдия Антонова, взявшаяся защищать Ивана Русина, прежде чем уголовное дело в отношении тарбагатайских полицейских Черниговского и Жданова было возбуждено, с момента происшествия минул 1 год и 9 месяцев. Для этого адвокату пришлось пройти прокуратуру Тарбагатайского района, следственное управление СК РФ по РБ, обращаться в Новосибирск в Управление генеральной прокуратуры по СФО, в следственный комитет Российской Федерации г. Москвы. Всего было подготовлено 12 письменных обращений, куда добавились личные приемы у зампредседателя СК России (г. Москва) Лазутова, который приезжал в Бурятию по делам, у прокурора Республики Бурятия, у нового руководителя СУ СК РФ по РБ Кондина. Дело сдвинулось с мертвой точки только после того, как первый зампрокурора Бурятии Александр Муравьев отменил постановление следователя, прямо указав на незаконность и необоснованность его решения.

Чтобы представить, через что пришлось пройти больному Русину, достаточно сказать, что постановление о возбуждении уголовного дела в отношении полицейских отменялось 6 (!) раз. Как считает сам Иван Русин, расчет был на то, что простой мужик из деревни махнет на все оставшейся целой рукой и перестанет досаждать полиции. Никто не ожидал, что житель Нижнего Жирима, у которого нет связей, больших денег и какого-либо опыта борьбы за справедливость, пойдет до конца. Что даже через 1 год 9 месяцев уголовное дело в отношении полицейских будет возбуждено, а надежда на справедливость вспыхнет с новой силой.

Неизвестно, сколько будет длиться уголовное дело и чем закончится, но и без этой истории понятно, что говорить о блестящей работе наших правоохранительных органов еще рановато. Если для того, чтобы возбудить уголовное дело, простому деревенскому жителю потребовалось почти 2 года, то чего ждать от того же Тарбагатайского суда, который уже однажды «пошел на поводу» у полиции и признал Русина виновным? О какой эффективной работе государственной машины может идти речь, если пострадавшие фактически сами вынуждены собирать доказательства и слать депеши, получая в ответ сплошные отписки? Почему даже в день 300-летия полиции пострадавший Русин должен напоминать сильным мира сего о своем существовании и требовать то, что положено ему по закону? Если это тот самый итог реформирования милиции в полицию, то, наверное, пора признать, что в правоохранительных органах у нас мало что изменилось.




Партнеры