Сергей Левицкий как обнулившаяся натура

Злоба дня

08.05.2018 в 11:21, просмотров: 831

Художественный руководитель Русского драмтеатра Сергей Левицкий вернулся из длительного творческого турне и под впечатлением от пережитого дал «предельно откровенное» интервью.

Сергей Левицкий как обнулившаяся натура
фото: russianstock.ru
Сергей Левицкий

Режиссер признался, что там, где он последние полгода ставил спектакли, то есть в уссурийском театре драмы им. Комиссаржевской и новосибирском театре «Красный факел», с ним что-то случилось.

Произошло такое, что даже если сейчас все театры будут зазывать Левицкого к себе на работу, он ото всех откажется. Если резюмировать разбросанные по интервью полунамеки, получится, что сначала в Уссурийске Левицкого не приняли зрители, а потом в Новосибирске сами актеры, с которыми, по его собственному признанию, у него сложились нестандартные отношения.

То, что так и не получилось донести до худрука Левицкого нашей газете (не случайно интервью было подготовлено специально для «МК» в Бурятии»), по всей видимости, удалось «Красному факелу», недаром прозванному сибирским МХАТом. Неизвестно, дошло ли дело до мордобоя, но Сергей Левицкий вдруг осознал, что не понимает, «про что сегодня в искусстве формулировать», а без этого ставить спектакли оказывается нельзя. Без этого не только жители Улан-Удэ спешат покинуть премьеры Левицкого, но и, судя по соцсетям, аналогичное желание охватило и уссурийцев, поддавшихся на рекламу и пришедших на спектакль «Калека с острова Инишмаан».

«Сергей, пообщавшись с вами, поняла, что остров Инишмаан — это вы сами. Этот остров внутри вас, с вашими комплексами, проблемами, асоциопатией. Поэтому каждый город мира для вас Инишмаан. Лечите душу», — написала лично Левицкому зритель Надежда Ганцель. «Извините, но мне очень хотелось уйти! Мне было противно, когда меня в числе всех жителей города Уссурийска сравнили с жителями острова. Это было невыносимо! А если еще вспомнить последние слова, обращенные к публике, то простите, хотелось ответить — сами такие!», «Согласен! Пусть меня считают изгоем, но вы надолго отбили охоту посещать театр. Обидно! Давно не ощущал себя опущенным в г...вно!» — поддержали Надежду другие зрители.

Видимо, учтя опыт дальневосточных коллег и не желая рисковать, новосибирцы из «Красного факела» предприняли меры — приставили к Левицкому кого-то, чья задача была вдохнуть в премьерный спектакль по пьесе Андрея Платонова «Дураки на периферии» хоть какой-то смысл. Пусть в итоге Левицкий в своем же интервью заявил, что спектакль получился не его, новосибирцы отозвались на «дураков» не лучше, чем обыватели в Уссурийске.    

Вот что написал театральный журнал «Около»: «К сожалению, бытовой подход к рассказыванию коммунального триллера Платонова оставляет зрителя в недоумении: как ко всему этому относиться? …музыка иллюстративна, если свадьба, то «Любэ», если пьянка, то Ваенга… Есть и другие вкусовые кляксы». «В финале присмиревшая после сообщения о смерти младенца Марья Ивановна садится на гроб, половина которого открыта. Картинка эффектная, но что она значит? Марья Ивановна раскаялась? Станет к концу текущей пятилетки добродетельной матерью и верной супругой?». Журналу вторит зритель Лика Росс: «…А теперь об этике. В этом спектакле не дом делят — грудного ребенка! И он, всеми забытый, умирает! Трупик равнодушно фотографирует следователь и уносит в мусорном пакете... И такое поставить на Пасху! Да после трагедии в Кемерове! На оглушенных зрителей было тяжело смотреть. Некоторые плакали. Неужели нельзя было пожалеть публику и как-то смягчить финал? Обойтись без вопиющего цинизма и душераздирающих подробностей? Актерам ставлю пять! Режиссеру — двойку... За равнодушие!».

Очередная «двойка» да еще от чужих зрителей очевидно настолько подействовала на Сергея Левицкого, что он не уставал публично рассыпаться в благодарностях «Красному факелу» за то, что тот наконец раскрыл ему глаза на происходящее. Судя по чистосердечному признанию Левицкого, дело дошло до перерождения, когда молодой режиссер вдруг во что-то «врубился», «жестко обнулился» и в таком состоянии прибыл на родину, с чем мы его, конечно, и поздравляем. Однако как теперь быть со всем, что появилось в афише русского театра до «перерождения» г-на Левицкого? Что делать с «Анатемой»? Как быть с «Ричардом III», поставившим за всю историю театра Бестужева рекорд по количеству зрителей, покинувших зал? Одно дело, когда предыдущий худрук Анатолий Баскаков объяснял собственные провалы тем, что публика его не понимает (своего рода «дураки на периферии»). Совсем другое, когда через три года после назначения худрук заявляет, что был в депрессии, не ведал, что творил, просит его простить и готов за бюджетный (читай — наш с вами) счет начать все заново. А где гарантии, что все не повторится?