Ветработницу из Бурятии отравили химикатами и уволили за прогулы

Теперь женщина признана нетрудоспособной

06.06.2018 в 04:03, просмотров: 243

Без малого два года назад в Кяхтинском районе химические и биологические вещества лишили специалиста, захоранивавшего их в нарушение правил утилизации, здоровья, а заодно — и работы. Как это произошло, узнавал «МК» в Бурятии». 

Ветработницу из Бурятии отравили химикатами и уволили за прогулы
Елена Шадловская.

С глаз долой 

Елена Шадловская работала в Кяхтинском филиале Бурятской республиканской станции по борьбе с болезнями животных до 3 июня 2016 года. В тот день на его территории по «указке сверху» и были закопаны химикаты.

— Во время генеральной уборки работодатель Оксана Ринчинова приказала скидать химические порошки и медицинские отходы из старого сарая в яму, разрытую экскаватором, засыпать их мусором, землей и затем разровнять, — вспоминает Шадловская. — Тогда я и получила химическое отравление — у меня поднялась температура, отекли и зачесались руки и лицо… 4 и 5 июня, как раз выпавшие на выходные, обратилась за медицинской помощью, а с 6-го ушла на больничный.  

Но едва женщина вышла на службу, как с ней случился приступ бронхоспазма — удушье. Коллеги вызвали скорую помощь, которая доставила задыхавшуюся женщину в медицинское учреждение. Врачи вновь открыли лист временной нетрудоспособности и приступили к обследованию. Саму же Шадловскую тут же попытались уволить с работы. 

— У нас маленький городок, все знакомы друг с другом. Поэтому я не исключила вероятности, что медики могли поставить мне такой диагноз, какой хотелось моей начальнице, — признается Елена. — Пришлось обследоваться в платной клинике Улан-Удэ, где диагностировали аллергию на пыль, бронхиальную астму и аллергический ринит.  

Эти недуги вкупе с пневмосклерозом легких и аллергической крапивницей подтвердят позже в профцентре Ангарска аж два раза — в апреле и августе 2017-го. Там же потребуют акт о несчастном случае на производстве для решения экспертных вопросов. Однако руководство ветстанции не предоставит нужную бумагу, а начальник территориального отдела управления Роспотребнадзора не внемлет крику о помощи, потребовав доказательство, что яма и захоронение действительно имели место быть. Останется лишь пожаловаться в главный надзорный орган Бурятии, что и сделает ветработница. 

Страшный клад

Прокуратура Кяхтинского района провела проверку и установила, что около лечебницы действительно были захоронены бытовые отходы и не только… Флаконы «Витасепт» и «Вакцина против ящура», ампулы «Медный купорос» и «Бруцеллезная вакцина», порошки «Альбамелин» для ветеринарного применения, химические реактивы, порошки белого и зеленого цветов с едким запахом, ампулы без маркировки с остатками сухого вещества, дезинфицирующие средства с истекшим сроком годности — и это лишь несколько пунктов внушительного списка.  

Как показали лабораторные исследования, в пробах почвы с места «погребения» обнаружилось превышение гигиенических нормативов по содержанию меди, хлоридов и гексахлорциклогексана. Руководителю филиала внесли представление об устранении нарушений — ликвидации последствий «погребальной церемонии». 

15 августа 2017 года Кяхтинский межрайонный следственный отдел завел уголовное дело за захоронение бактериологических и химических веществ и отходов с нарушением установленных правил. По удивительному совпадению взялся за него следователь по фамилии Ринчинов, который затянул процесс на 9 месяцев. И хотя руководителю следственного отдела и заместителю руководителя следкома по Бурятии «выписали» за волокиту и бездействие, «воз» и ныне там.

В таких костюмах по правилам должна проводиться утилизация химреактивов.

Трудовые тяжбы 

Тем временем государственная инспекция труда в РБ осуществила внеплановую проверку и выяснила следующее: в 2017 году Елена Шадловская не была на работе с 9 января по 17 апреля и с 3 по 17 мая, но предоставила единственный листок нетрудоспособности — с 18 апреля по 2 мая. 

Три раза — 12 января, 20 апреля и 12 мая работодатель слал ей телеграммы, требовал явиться в Кяхтинский филиал и дать письменное объяснение. И, не дождавшись реакции, 18 мая отправил письмо, где уведомил об увольнении за прогулы, расторжении трудового договора и возвращении трудовой книжки. Но не учел тяжесть обстоятельств, из-за которых неявки и случились.  

В итоге суровую меру дисциплинарной ответственности признали подлежащей отмене, а саму женщину — имеющей право на восстановление на работе через суд. Между делом выяснилось: акт о случае профессионального заболевания у сотрудницы не составлялся из-за отсутствия документов, подтверждающих его.  

Бюрократическая логика оказалась проста до неприличия. 3 февраля 2017 года республиканский центр профессиональной патологии «состряпал» извещение о том, что у пострадавшей установлены бронхиальная астма и рецидивирующая аллергическая крапивница, а вовсе не отравление. На этом основании управление Роспотребнадзора по РБ оформило санитарно-гигиеническую характеристику условий труда в Кяхтинском филиале (хочется надеяться, не очень лестную), чем и ограничилось.

В борьбе за жизнь

— В апреле я была направлена на обследование, а в мае — уволена с работы как ветеринарный фельдшер, хотя принята на нее как санитар, а табелирована вообще как ветеринарный лаборант, — поясняет Елена. — Когда же находилась на осмотре в Иркутской области, Бурятская республиканская станция финансировала мне лечение и проезд туда-обратно. При этом задним числом составлялись акты об отсутствии на рабочем месте и записывались прогулы.

Объяснить эти парадоксы не сможет, пожалуй, и сама организация… А разорвать замкнутый круг не удается почти два года. Экс-работница ветстанции написала обращение к главному федеральному инспектору по Бурятии Сергею Ромахину и даже президенту России Владимиру Путину, которых буквально умоляет разобраться в ее деле, помочь с решением и отстоять нарушенные права. «Сейчас на меня оказывается давление. Неоднократно поступали угрозы. На данный момент не проживаю по месту прописки, поскольку опасаюсь за свою жизнь. Живу у бабушки на иждивении, не работаю нигде — не годна по медицинскому осмотру от 28 декабря 2016 года». Но на состоявшемся недавно заседании по иску о восстановлении на работе судья заявила: Шадловская должна была ходить туда, несмотря на вынесенный ей вердикт. «То есть и дальше травиться химией! — возмущается потерпевшая. — На руках имеются все справки о том, что Ринчинова обязана была отстранить меня от службы до созыва комиссии и заключения профпатолога. Но, конечно, не сделала этого. И до сих пор не выдала трудовую — то не может найти ее, то обещает отдать «завтра», которое никак не наступает».

Железнодорожный суд Улан-Удэ отказал в исковом заявлении женщины, а потому сейчас она подает апелляционную жалобу в Верховный суд Бурятии.

«На карандаш» ситуацию взял недавно назначенный руководитель следкома по Бурятии Андрей Кондин. Тем временем министр здравоохранения РБ Дамбинима Самбуев проинформировал, что им была проведена внеплановая проверка и выявлены грубые нарушения, включая неоформление акта о несчастном случае на производстве. А Сергей Ромахин сообщил: на расследование в Роспотребнадзор направлены документы по несоблюдению прав человека и потребителя. Возможно, личное вмешательство высокопоставленных лиц в эту запутанную историю, наконец, поставит в ней справедливую точку. Елена Шадловская переживает не только за себя, но и за кяхтинцев, в частности, коллег, ведь и они работали без защитных масок и костюмов. Кроме того, химреактивы и трупы животных сжигались не в специальной машине, а в обычном железном бачке, кровь и остатки лекарств сливались в аналогичную емкость. Все это просачивалось в воздух и почву, нанося урон здоровью людей — невольных жертв латентной химатаки.




Партнеры