Бурятия простилась с видным общественным деятелем Сергеем Шапхаевым

Последний из могикан

27.06.2018 в 06:20, просмотров: 707

Кто-то из собравшихся в понедельник в скромном зале корпуса №16 ВСГУТУ сказал, что надо было настоять, добиться, чтобы церемония прощания с Сергеем Шапхаевым проходила в культурно-досуговом центре ВСГУТУ или даже в Бурятской филармонии, как делают это с уважаемыми деятелями республики.

Бурятия простилась с видным общественным деятелем Сергеем Шапхаевым
фото: russianstock.ru
Сергей Шапхаев.

Чтобы молодежь видела — быть патриотом, беззаветно служить своему делу до конца — это так же важно, как вершить большие государственные дела. Что стать профессионалом на своем месте столь же почетно, как и избраться депутатом, которым Шапхаев, кстати, был.

Группа ученых в 1989 году выдвинула его на первые альтернативные выборы в народные депутаты СССР по Бурятской АССР, и на этих демократических выборах он одержал сенсационную победу. Ему был 41 год. За плечами — блестящая защита кандидатской в МГУ, поддержка друзей и головокружение от происходившего вокруг. Партийные устои рушились на глазах, на смену вчерашним, казалось, непререкаемым авторитетам приходили новые звезды. Как вспоминал участник тех событий Валерий Яковлев, Сергея Шапхаева можно было назвать наиболее активным улан-удэнским демократом, среди которых были слесарь локомотивного депо Владимир Карепин (тоже избранный на демократической волне от Бурятии в состав Верховного Совета СССР), Любовь Индукаева, педагог Валерий Галиндабаев, геолог Владимир Степанов, тогда еще совсем юный Игорь Пронькинов, Евгений Кислов, Олег Хомутов, сотрудник БНЦ и будущий депутат Народного Хурала Иосиф Павлов. Рупором молодых демократов стала газета «Молодежь Бурятии», трибуной — улицы и площади Улан-Удэ. Об ученом Шапхаеве заговорили, последовал приказ «не пускать Шапхаева в эфир», но люди пришли на избирательные участки и сделали свой выбор.

Уже много лет спустя, рассуждая о перипетиях жизни, Сергей Герасимович ответил на мой вопрос — почему демократы Бурятии не сумели взять власть в свои руки, а практически тут же отдали ее коммунистам во главе с Леонидом Потаповым. Почему имея такую известность в народе, опыт депутата Верховного Совета СССР, избранного на альтернативной основе, он никогда больше не «ходил во власть» и вообще старался не трогать политические темы. Мало кто из демократов вообще с трудом пережил то, что стало происходить потом. Сергей Шапхаев опять стал одним из немногих, кто не потерялся, не сгинул, не разочаровался, не утратил своей задиристости и ершистости, а выбрал для себя конкретное дело — борьбу за Байкал, и весьма преуспел в этой борьбе.

Три года назад в командировке по поводу этого самого Байкала я стала свидетелем, как, собравшись за одним столом, былые демократы начали подтрунивать над Шапхаевым. Мол, в свое время они боролись против привилегий правящей партии, против спецпайков, колбасы и обкомовских дач, не ведая, что скоро новоявленные демократы сделают себе такие VIP-пенсии, с которыми и никакие привилегии не нужны.

«Вот ты, Сергей Герасимович, какую пенсию получаешь?» — со смехом спросили Шапхаева, на что он со свойственной ему прямотой ответил: «14 тысяч, и моя пенсия вполне меня устраивает». Он сказал это так, что улыбки за столом вмиг прекратились. Он жил другими понятиями, и для многих это было удивительным. Никто тогда не подумал, что Шапхаев как бывший депутат Верховного Совета СССР вполне мог бы претендовать на эту самую VIP-пенсию, стоило ему начать хлопотать и писать письма. Сходить к кому надо, как ходили бывшие первые секретари обкомов, горкомов, депутаты райсоветов. Шапхаев никогда даже не пытался этого делать, оставаясь последовательным до конца. Даже мертвый он выглядел все также ершисто, словно доказывая всем вокруг, что так можно. Например, отказаться от VIP-пенсии. Возможно, для кого-то одно это станет более значимым, чем все, что сделано Шапхаевым для природы Бурятии, потому что такого здесь еще не делал никто и вряд ли сделает.