Житель Улан-Удэ более полувека разводит породистых «птиц мира»

В его голубятне – узбекские, бакинские, бухарские, армавирские, краснодарские туркменские и другие пернатые

04.07.2018 в 04:59, просмотров: 596

Проходя по частному сектору и тенистым дворам нашего города, тот тут, то там можно заметить стоящие обособленно необычные строения, а, подойдя поближе, — увидеть их пернатых обитателей.

Житель Улан-Удэ более полувека разводит породистых «птиц мира»
фото: Роксана Родионова

Улан-удэнские старожилы говорят, что в 80-90-е годы голубятен было огромное множество, сейчас же осталось около полусотни. Но разведение голубей не кануло в лету и все еще имеет своих почитателей. История горожанина, посвятившего этому делу почти всю жизнь, — наглядное тому подтверждение.

Голубятню по улице Терешковой я разыскивала целенаправленно после публикации фотографий одним из коллег в социальных сетях — очень уж хотелось увидеть воочию. Но даже не представляла, что в том околотке она не одна, пока после получасовых скитаний не наткнулась на другое «птичье жилище» на бульваре Карла Маркса, огороженное сеткой. Мужчина и юноша, стоявшие с внутренней ее стороны, шутливо окликнули: «Девушка, не нас ищете?».  «Видимо, вас!»  — радостно выпалила я. 

Олег с сыном Дмитрием оказались приятными собеседниками и заправскими голубятниками. Стаж старшего — полсотни лет с хвостиком. Сперва он держал пернатых на крышах, после — в отдельных сооружениях, достававшихся и потом, и кровными.

— Строили голубятни за Удой, таскали цемент и доски у военных, а когда попадались, отрабатывали — отдавали стипендию, которую в «фазанке» получали (посмеивается). В былые времена таких птиц простой люд шибко не имел. Брат на брата шел из-за голубей, товарищ на товарища. Раньше их воровали: дома на домкратах поднимали и из подполья утаскивали. Теперь вот покупают — договариваются, приезжают. Устраивает цена — берут, не устраивает — дальше ищут. 

Некоторые разводчики приобретают летающие символы любви и мира в других городах, регионах и даже странах и транспортируют с помощью знакомых дальнобойщиков. Но чтобы заказать их в том же Владивостоке, нужно позаботиться о прививках и соблюсти прочие требования. А чтобы вывезти, например, из Ташкента — и вовсе приложить недюжинные усилия: представители семейства голубиных считаются там местной достопримечательностью.

Наш герой покупает голубей преимущественно у друзей в Бурятии, обменивается ими со знакомыми. Сейчас в его «коллекции» — несколько пород (в том числе узбекские, бакинские, бухарские, армавирские, краснодарские, чубатые белые, бакинские шейки, туркменские агараны) — всего около 20 пар.

«Как и лебеди, эти птицы выбирают «половинки» на всю жизнь и любят их нежно и преданно, — говорит Дима. — Самцы с боем отстаивают своих самок». «Перекрещивание нежелательно, — добавляет Олег. — Если он молочный, а она желтобокая, то птенцы будут скрасна. А такая масть не ценится — сразу выбраковывается». 

Весь год крылатые питомцы кормятся зерном и крупами, причем редкий раз — пшеном: оно дает слабительный эффект и может повлечь нежелательные последствия. Зимой едят овес, который хорошо прочищает желудок. И, кроме того, «витаминизируются» мелко нарезанной крапивой — ходят по ней, клюют, а, когда обжигаются, дружно отбивают чечетку, что выглядит весьма забавно со стороны. 

фото: Роксана Родионова

фото: Роксана Родионова

фото: Роксана Родионова

фото: Роксана Родионова
Голубятня на бульваре К.Маркса.

Хозяин наведывается к своим подопечным каждый день по три раза — в 6 часов утра, 3 дня и с 6 до 8 вечера — проверить самочувствие, закапать глазки, выдернуть сломанные перышки, сделать уборку, выпустить в полет и непременно дождаться домой: «Поскольку мы постоянно общаемся, голуби хорошо знают меня. Всегда возвращаются обратно — это в крови. А вот от чужаков сразу улетают». «Домик» для них мужчина получил от знакомого голубятника в наследство, а разрешение на его установку — от районной администрации да местных жителей, собрав их подписи.

Закрытый вольер — главный аттракт для проходящих мимо горожан. Реагируют на него неоднозначно: одни — осуждающе («Зачем стоит?», «Только мешает!»), другие — одобрительно. Подходят, смотрят, интересуются. Порой и вредят, хоть внутрь и не заходят. 

— Бывают взрослые с ребятишками, которые не блещут воспитанием, лезут по сетке, словно обезьяны, дергают ее, бомбочки забрасывают — одному вон глаз повредили. А мамы-папы, бабушки-дедушки даже не одергивают своих детей и внуков. Когда они приходят в зоопарк, медведю кое-что не крутят же. А тут? Видимо, поколение такое, пакостливое, — сетует Олег.

Желающих приобщиться к разведению «птиц мира» среди городской молодежи находится немного. А приобщившиеся к этому быстро теряют интерес, словно малыш, который мечтал о кошке или собаке и быстро наигрался с ними. Поэтому романтичное увлечение остается прерогативой старшего поколения.  

В числе улан- удэнских голубятников — люди и относительно молодого, и довольно пожилого возраста, и с ограниченными физическими возможностями: бабушка — работница церкви из микрорайона Сокол, 80-летний дедушка из 43 квартала, мужчина-инвалид без ног из города, который живет на даче летом. Многие общаются и сообщаются между собой, даром что городок маленький. Ну а количество самих голубятен близится к 50. Они есть на бульваре Карла Маркса, по улице Терешковой и Бабушкина, в поселках Сосновка, Никольский и Медведчиково и прочих микрорайонах Улан-Удэ, а также районах Бурятии.  

Содержание птиц — занятие столь же эстетичное, сколь и хлопотное. Во-первых, только за минувшую зиму у моего собеседника ушло восемь мешков зерна на их кормежку. «Каждый стоит 630 рублей, все вместе — 5 тыс. рублей с лишним, — отмечает он. — Иногда соседи помогают сухарями. Но в целом расходы большие получаются». Во-вторых, контакты с дикими соплеменниками приводят к всевозможным недугам — например, болезни Ньюкасла («вертячке»), которая вызывает паралич конечностей и головы, нарушение координации движений и зачастую — летальный исход. 

Впрочем, ратуя за естественный отбор, Олег не лечит пернатых и не пичкает их таблетками, лишь укрепляет иммунитет: измельчает пару-тройку зубчиков чеснока да кладет в поилку. Особо «хлипкие» породы, мало приспособленные к климату и плохо дающие приплод, более разводить не планирует: «А то глядишь — вечером такой браинький сидит, а утром лежит дохлый. Не дело».

Еще одна проблема — нападения кобчиков. Этих представителей семейства соколиных в столицу Бурятии завезли жители Монголии — выпустили около 20 пар в микрорайоне Шишковка. Почему размножать их решили не у себя, а у соседей — решительно непонятно. Ныне хищники расселились по самым разным уголкам города на Уде, включая крышу Восточно-Сибирского института культуры, и охотятся преимущественно на «домашних» голубей, будучи даже меньшего размера.

Особенно активны они, когда обзаводятся потомством и, если входят в раж — гоняют, промахиваются, снова бьют… В итоге жертвы боятся высунуть клюв наружу и вырваться в небо. Возможный выход из этой ситуации — отстрел мини-соколов. Но, прежде чем палить по ним, следует получить лицензию и приобрести ружье. Мероприятие долгое и затратное, да и успех не гарантирован. Вот отец с сыном и оберегают своих друзей, как могут, холят и лелеют, а заодно отдыхают — не только физически, но и душевно.