Заговор и паранойя

Кому понадобилось вбивать клин между исполнительной властью республики и федеральными силовыми структурами?

13.11.2013 в 05:33, просмотров: 3623

Верховный суд Бурятии на минувшей неделе оставил в силе решение первой инстанции о содержании министра сельского хозяйства и продовольствия Бурятии Александра Манзанова под стражей до 29 декабря.

Заговор и паранойя

Чиновнику не помогли ни московские адвокаты, ни ходатайство главы Бурятии об изменении меры пресечения на подписку о невыезде или домашний арест, ни состояние здоровья, ни даже «беременная» жена. Впрочем, последнее обстоятельство оказалось всего лишь неподтвержденным слухом: супруга министра формально находится в отпуске по уходу за ребенком.

О том, что следствие не намерено выпускать Александра Манзанова на свободу, стало ясно уже с первой секунды, как только на мониторах, установленных в зале суда, появилось его изображение, транслируемое из изолятора. Чиновника решили опросить в онлайн-режиме, лишив его, таким образом, слабой надежды на позитивный исход судебного заседания, а родственников — возможности пообщаться с близким человеком «вживую». Даже адвокатам пришлось просить суд о личной встрече с подзащитным, для чего в заседании был объявлен перерыв до 15 часов. Это единственная уступка Верховного суда в «деле Манзанова».

Суд вынес отрицательное решение, опираясь на аргументы стороны обвинения, фактически проигнорировав доводы защиты. Адвокаты Александра Манзанова уже заявили, что будут оспаривать его в Верховном суде Российской Федерации.

Между тем заурядное, в общем-то, уголовное дело, искусственно превращается в политический триллер. Услужливые аналитики не только заготовили тряпки, швабры и стиральные порошки – они пустили их в ход, старательно оттирая пятна там, где их пока нет. Судите сами…

Так вот, некоторые эксперты усмотрели в банальном уголовном деле все что угодно, кроме стандартных следственных действий, предполагающих стандартные процедуры, последовательно подводя публику к выводу о наличии в республике «некой силы», которой «не нравится не столько Манзанов, сколько руководство Бурятии вообще».

Эпитеты, которыми при этом любителями конспирологии наделялись события последних дней, словно выхвачены из шпионского романа. И тут вам «немотивированная агрессия» против высокопоставленного чиновника, и «демарш в адрес исполнительной власти Бурятии», и «политическая борьба с помощью силовых действий», и, наконец, «знак» для Вячеслава Наговицына!

При этом не называлось, какие здесь, в Бурятии, «силы» вообще способны на такое — управлять действиями УФСБ? Кроме тех, конечно, которые обитают в Кремле. Ведь даже сам факт смены руководства федеральной службы безопасности РФ по РБ буквально вопиет об отсутствии скоординированных силовых действий. Пост сдал – пост принял. Нельзя же всерьез считать, что едва заступивший в должность начальника УФСБ Казбек Ходов тут же попал в паутину заговора и оказался в числе «неких сил», которым «не нравится… руководство Бурятии вообще»? Когда успел?

Здесь впору задуматься о вреде подобных публичных анализов для «руководства Бурятии вообще» и главы региона в частности. К чему такие параллели? Кто попросил? И кому конкретно понадобилось вбивать клин между исполнительной властью республики и федеральными силовыми структурами, усугублять и без того сложное положение?

На Вячеслава Наговицына в последнее время свалилось больше неприятностей, чем это было за весь предыдущий срок его руководства республикой. Но даже он не стал бы вот так откровенно генерировать подобные импульсы, а тем более укреплять ими личный политический фундамент.

Сомнительно, что Вячеслав Наговицын захотел бы считать себя пострадавшим или, тем более, жертвой некоего заговора некой силы. Если человек чист перед совестью и законом – чего бояться-то?

Да, позиции пошатнулись, что, наверное, скажется на каком-нибудь очередном рейтинге. Да, неприятно, поскольку он, как глава региона, несет ответственность за своих министров. Да, не погладят по головке в Кремле. Но ведь по большому счету это издержки власти, которая пытается бороться со своими пороками, в том числе усилиями своих же структурных подразделений — правоохранительных органов.

Станислав БЕЛОБОРОДОВ.