Плохие долги

Государство решительно вычеркнуло коллекторов из нашей жизни

Жить взаймы в стране, где не чтят законов, страшное дело. И в Бурятии масса примеров, когда попавшие в долговую яму люди от отчаяния шли на преступления вплоть до самоубийства, лишь бы исправить ситуацию.

Государство решительно вычеркнуло коллекторов из нашей жизни

Радостная реклама банков, легко раздающих кредиты по первому требованию, ничего не говорит о том, что при малейшем сбое ваша жизнь превратится в сущий кошмар, имя которому коллектор. Наши коллекторские агентства, с охотой покупающие у банков долги населения, переросли в крупную отрасль, фактически живущую за счет чужого горя. Горю больше не бывать. Государство твердо высказало свою позицию на сей счет, запретив банкам продавать коллекторам долги населения. Состоявшийся этим летом пленум Верховного суда России предположил передачу банковских долгов только в случае, если берущий кредит даст на то свое согласие, что в жизни представить весьма трудно. От обузы должников, конечно, никто не освобождает — платить все равно придется, но кошмарить неудачников отныне запрещено раз и навсегда.

Каждый третий долговой рубль выбивался методом угроз и запугивания

На 1 января 2012 года общий долг жителей Бурятии по кредитам составлял 1 млрд. 921 млн. рублей, большую часть из которых добровольно взыскать вряд ли получится. Например, в прошлом году судебные приставы сумели вернуть банкам только 592 млн. рублей, остальное, надо полагать, было передано специалистам «по выбиванию долгов», где давно перестали жаловаться на недостаток клиентов.

Долги населения росли, как снежный ком. Только, по данным службы судебных приставов Бурятии, на I квартал 2008 года по банковским кредитам физлиц к ним поступило 6463 исполнительных производства на общую сумму 562 млн. рублей. На начало 2009 года эти показатели увеличились до 12 тыс. производств на общую сумму почти 1 млрд. рублей. К концу третьего квартала того же года уже 19 тыс. жителей республики задолжали банкам 1 млрд. 356 млн. рублей. На начало 2010 года армия неплательщиков выросла до 24 тыс., а сумма превысила внешний долг Улан-Удэ, достигнув 1 млрд. 606 тыс. рублей. Больше всего должников фиксируется в городах, а также в Селенгинском, Кабанском, Иволгинском и Закаменском районах.

Судя по материалам прессы, ВТБ первым из государственных банков начал продавать долги коллекторам и в 2010 году реализовал портфель на 4 млрд. рублей. В конце января 2012 года Сбербанк решил продать коллекторским организациям 10 млрд. рублей просроченной задолженности, что стало рекордом для российского рынка. До этого крупнейший банк страны работал с компаниями, специализирующимися на взыскании "просрочки" только по агентским схемам. На тот момент общая просроченная задолженность клиентов перед Сбербанком составляла 47,7 миллиарда рублей, то есть финансовое учреждение решило продать коллекторам почти 20 процентов проблемных кредитов, хотя до этого Сбербанк старался взыскивать долги исключительно собственными силами.

Доподлинно известно, что в 2011 году банки продали коллекторам почти 100 млрд. рублей долгов российских граждан, что составило примерно треть всех банковских проблемных кредитов. Иными словами, каждый третий кредит гражданина был продан банком третьим лицам, с которыми этот самый гражданин договоров не заключал и вообще в глаза не видел. Согласитесь, удобно обещать людям сказочные горы, зная, что как только сказка даст сбой, можно без особых угрызений совести навсегда избавиться от неудачников, просто передав их коллекторам. И никого уже не интересовало, какими методами эти самые коллекторы будут возвращать долги. Впрочем, глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко не раз критиковал деятельность коллекторских агентств, заявляя, что для принудительного взыскания задолженности существуют судебные приставы и их деятельности вполне достаточно. В докладе Генпрокуратуры, поданном в прошлом году в Совет Федерации, прямо заявлялось о противоречащей законодательству практике продажи банками своих кредитных портфелей коллекторским агентствам. К примеру, зачастую банки сообщали заемщикам о необходимости уплаты большей суммы, чем оговаривалось изначально, лишь после оформления кредита, а затем продавали кредитные портфели тем, кто «выбивает» задолженность с заемщика при помощи угроз и запугивания. Всего по результатам проверок деятельности коллекторских агентств и кредитных организаций прокурорами в прошлом году было вскрыто более 3,5 тыс. нарушений закона, по материалам которых возбуждено 55 уголовных дел.

Кредиты могут подорожать

На сегодня в судах не только не принимают от коллекторов иски о возврате купленной ими у банков просрочки, но и пересматривают уже выигранные когда-то коллекторами дела. Например, в Кемеровской области суд признал ничтожным договор продажи кредита, заключенный между Урса-банком и коллекторским бюро еще в 2008 году. Если и дальше все пойдет в том же духе, то завтра коллекторы начнут возвращать банкам купленное. Более того, последним придется вплотную заняться организацией собственных служб по взысканию долгов, а значит, неизбежно увеличивать расходы, что может отразиться на доступности кредитов и вообще на падении объемов кредитования. Большой вопрос — рискнут ли банки повысить процентную ставку по кредитам в условиях, когда страна вступила в ВТО и на рынок готовы прийти иностранные банки с традиционно низкими процентными ставками. В любом случае условия выдачи кредитов придется пересмотреть, так же как и внимательно приглядеться к тем, кому эти кредиты щедро раздаются. Коллекторов больше не будет, им придется поискать другую работу. Вся ответственность за невозврат денег ложится исключительно на банки, чья репутация и условия договора поспособствуют тому, чтобы все дальнейшее происходило в рамках закона.