Осужденные за особо тяжкие преступления в Бурятии искупают грехи через веру

Мужская исправительная колония №8 для впервые осужденных расположена на 4-м километре Спиртза-водского тракта Улан-Удэ

На первый взгляд, она ничем не отличается от других подобных учреждений — серые здания, бетонные стены, колючая проволока и металлические решетки.

Мужская исправительная колония №8 для впервые осужденных расположена на 4-м километре Спиртза-водского тракта Улан-Удэ
Дуган регулярно посещает около 100 человек.

Тут и там в локальных участках по одному или несколько человек прогуливаются заключенные в казенной форме. И у каждого из них — своя страшная и трагичная история длиною в годы (а то и десятилетия) несвободы. Но есть среди этой обстановки нечто, делающее мрачное небо над головой чуточку светлее. И это нечто — святыни.

Трудись, молись, меняйся

Колония №8 — единственное в России режимное учреждение, где представлены все четыре религиозные конфессии — ислам, иудаизм, буддизм и христианство. Если вы пройдетесь по его территории, то обнаружите небольшие, но достойные святыни — дуган, церковь и две молельные комнаты. Именно сюда граждане, преступившие закон, частенько захаживают в свободное от учебы и работы время. А уж зачем — прочитать ежедневную молитву, покаяться в содеянном или искупить совершенные грехи — знает один только Бог.

…Экскурсию по сакральным объектам для корреспондента «МК» проводят сотрудники регионального УФСИН. И первое место, куда мы заходим — небольшая деревянная церквушка с колоколами, голубыми куполами и православными крестами. Внутри — привычная каждому христианину обстановка: алтарь, свечи, иконы святых…Храм, названный Свято-Введенским, был заложен в 2006 году и построен к 2008-му году руками самих осужденных — причем без определенного проекта. За это время им пришлось освоить профессии столяра, плотника, жестянщика и даже архитектора.

Православный храм осужденные построили сами.

— Особенно нелегко далась роспись свода, — рассказывает староста православной религиозной общины Роман Смирнягин. — Художник, который делал ее, никогда прежде не держал кисти в руках. Но в процессе талант, как говорится, раскрылся. А у мастера, изготовившего в церкви резьбу, вообще нет пальцев. Он работал, привязывая инструмент к культе…

…За строительство храма ратовали и сотрудники колонии — ведь с самого его начала они заметили среди заключенных спад агрессии и уменьшение нарушений, касающихся режима содержания. А после открытия священнослужители стали здесь довольно частыми гостями — приезжают каждые две недели. «У нас проводятся божественные литургии, отмечаются престольные праздники и, конечно, читаются ежедневные молитвы — утренние, дневные и вечерние, — говорит Смирнягин. — Всего прихожан около 200, причем 50 из них — регулярные».

С полок, тянущихся вдоль стен и уставленных книгами, взгляд невольно падает на предмет, стоящий в углу и скромно прикрытый тряпочкой.

— Телевизор с DVD-плеером, — поясняет Роман. — Вообще это не положено. Но батюшка разрешил… Тем более и музыка, и фильмы исключительно на религиозную тематику.

Тепла и заботы хватает всем

Следующий пункт нашей экскурсии — красочный дуган с расположенным неподалеку молитвенным барабаном. Прямо возле входа сотрудников УФСИН и корреспондента «МК» встречают заключенные.

— Дуган осужденные при помощи администрации строили с 2008 по 2010 год, — говорит прихожанин Эдуард Цыбиктаров. — Сейчас его посещает около 100 человек. Большинство — последователи гелугпы, «желтошапочной» школы тибетского буддизма.

Время от времени сюда приезжают ламы-врачи. Они консультируют и осматривают осужденных, выписывая им лекарства, которые приготовлены по лучшим рецептам тибетской медицины (одного из целителей мы как раз имели возможность лицезреть в процессе работы).

И, конечно, не обходится без традиционных обрядов и праздников. Особой популярностью среди заключенных пользуется бурятская национальная борьба. Лучшие в этом виде спорта получают призы от дацана «Хамбын Хурэ», что находится на Верхней Березовке.

— Помещение у нас, конечно, маленькое, но тепла и заботы хватает всем прихожанам, — отмечает Цыбиктаров. — Приобщаясь к буддизму, многие пытаются обрести внутреннюю гармонию. Ведь религия, что ни говори, помогает жить и искать себя… Для нас это, знаете, как своеобразный глоток свободы…

Покрутив напоследок молитвенный барабан (который, говорят, усиливает благие желания и помыслы в сотни, а то и тысячи раз), отправляемся в здание досугового клуба при колонии, где расположились молельные комнаты иудеев и мусульман.

Долгое благословение

Открывая дверь с табличкой «Бейт-Мидраш», сразу чувствуешь запах свежего дерева. Из него здесь изготовлено все — пол, стены, потолок, столы, шкафы, стулья…Полки, уставленные религиозными книгами, и стены, украшенные религиозной же символикой и атрибутикой (среди которой особенно выделяются звезды Давида и семисвечники Менора), — вот и вся нехитрая обстановка молельной комнаты иудеев. Но обзавестись такой комнатой осужденным было непросто.

— На это долго не давали благословения, — вспоминает староста еврейской религиозной общины Геннадий Тихонов. — Наконец, в 2009 году мы получили положительный ответ от Берла Лазаря — главного раввина Российской Федерации. А в 2010 году уладили организационные вопросы с администрацией колонии, которая и выделила помещение. Отремонтировали и обустроили его самостоятельно.

Теперь сюда стабильно приходят корреспонденция и подписные издания и приезжает председатель еврейской религиозной общины Улан-Удэ Александр Полей, помогающий при возникновении различных вопросов. Молельную комнату регулярно посещает около 23 человек. Для самооб-разования «захаживают» и представители других конфессий. А поучиться действительно есть чему. «Мы осваиваем родной язык — иврит, и читаем на нем молитвы — иногда в оригинале, а иногда — в транслитерации, — делится Тихонов с корреспондентом «МК». — Например, для главной из них — «шма» — приемлем только первый вариант. Вот послушайте, как это звучит» (включает музыкальный центр)…

…Пока звучит молитва, разглядываю висящий на стене еврейский календарь. Согласно ему, сейчас идет 5775 год. Воскресенье считается началом новой недели, а суббота — выходным днем, когда запрещена любая работа. Здесь иудеи — даже заключенные — строго следуют четвертой заповеди Закона Божия.

— Помимо шаббата у нас есть множество других праздников. Например, 25-26 сентября прошел Рош ха-Шана (Новый год), а 17-24 декабря пройдет Ханука (Празднество света). В течение него мы будем зажигать девятисвечник и готовить традиционные блюда. Необходимые для них продукты — сыр, масло, картошку и так далее — помогает доставать администрация колонии и, конечно, еврейская религиозная община Улан-Удэ.

Скромная святыня

Молельная комната мусульман — пожалуй, самая скромная из всех четырех святынь, имеющихся в колонии. При помощи администрации осужденные строили ее с 2010 по 2012 годы, закончив как раз к одному из исламских праздников — Ураза-Байрам. На окнах — жалюзи, на полу — ковровое покрытие, на стенах — религиозная символика и атрибутика с именами Аллаха и пророка Мухаммеда. А посреди этой аскетичной обстановки — мужчина в длинной черной одежде, который молится то стоя, то падая ниц... Для непосвященных это действо — вкупе с произносимым нараспев «Аллах Акбар» — выглядит поистине завораживающим.

Молельная комната мусульман.

— На ежедневные молитвы — утреннюю (Фаджр), полуденную (Зухр), послеполуденную (Аср) и вечернюю (Магриб) — здесь собирается около 12-17 человек, — говорит мужчина (как выяснилось, староста мусульманской общины Гасан Алиев). — Правда, летом из-за длинного светового дня первую и четвертую мы совершаем прямо в своих отрядах.

Но особое значение для заключенных-мусульман имеет пятничная молитва — Джума-намаз, совпадающая по времени с полуденной. Несмотря на отсутствие специальной мечети и строгий распорядок, царящий в колонии, на нее регулярно собирается около 30 человек. Перед этим верующие стараются помыться, облачиться в чистую одежду и закончить основную работу.

Имам соборной мечети Улан-Удэ Абдусабур Исламдинов посещает мусульманскую общину по мере возможности. Но ее члены рады периодическому общению с ним и, конечно, регулярному общению со своим богом. Ведь такая возможность, чего греха таить, есть далеко не у всех осужденных, которые отбывают наказание в России.

«Каждый третий здесь — убийца»

Несмотря на то, что у заключенных — представителей таких конфессий, как ислам и иудаизм — есть строго установленное время для молитв, работе в колонии это не мешает.

— Если случаются накладки, мы, конечно, ищем компромиссы, — рассказывает корреспонденту «МК» исполняющий обязанности начальника ФКУ ИК №8 УФСИН России по Республике Бурятия по кадрам и воспитательной работе Баир Намсараев. — Но стоит заметить, что из всех находящихся здесь осужденных трудится более 30%, среди которых не так уж и много членов еврейской и мусульманской общин.

Деньги на строительство и обустройство святынь собирали, как говорится, всем миром. Благотворительные пожертвования сделали и некоторые осужденные (имеющие на личных счетах немалые суммы), и родственники осужденных, и религиозные объединения и организации — причем не только регионального, но и федерального уровня (например, соборная мечеть Улан-Удэ и Буддийская традиционная Сангха России). Администрация колонии тоже внесла свою лепту в общее благое дело — помогла с атрибутикой и стройматериалами. «В принципе, средств хватило», — подчеркивает Намсараев.

Проводить обыски в церкви, дугане и молельных комнатах (особенно за алтарем) сотрудники колонии, по идее, не должны. Но периодически вынуждены это делать, поскольку там могут храниться запрещенные предметы — например, телефоны. Тем более прецедент уже был — 6 лет тому назад один из священнослужителей, сам того не ведая, пытался пронести на территорию режимного учреждения посылку с сотовым. Видимо, люди, передавшие ее, понадеялись, что его-то уж точно досматривать не будут.

 

…Приказом минюста России от 10.05.2011 №149 в исправительной колонии №8 установлен лимит наполнения на 1601 место (1496 — для участка строгого режима, 30 — для участка колонии-поселения и 70 — для психиатрической больницы). Сейчас тут находится 1478 осужденных. Около 100 отбывают наказание за насилие, около 900— за убийство или нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, остальные — за преступления, связанные с совершением серийных грабежей и незаконным оборотом наркотических веществ. «Получается, каждый третий здесь — убийца», — констатирует Баир Намсараев.

Абстрактные цифры иллюстрируются реальными примерами. По статье 228 УК РФ «Незаконный оборот наркотиков» осужден староста мусульманской религиозной общины. По статье 105 «Убийство» — старосты еврейской и буддийской. По статье 209 «Бандитизм» и статье 111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» — староста православной... Конечно, сейчас они, как и другие заключенные, пытаются искупить грехи. Но чтобы встать на путь исправления, построить святыню недостаточно, считают осужденные. Главное — создать духовный храм внутри себя. А это гораздо сложнее.

И это, как говорится, уже совсем другая история.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №48 от 26 ноября 2014

Заголовок в газете: Святыни строгого режима

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру