Не пойму, отчего такой шум, переходящий в визг, по поводу 100-летия А.У.Модогоева, бывшего «Первого»?

В ход идут эпитеты и сравнения в северокорейском духе. Одним словом, «выдающийся».

Короче, кормчий. Заслуг, конечно, много. С прикормленными СМИ и родственниками все понятно.

В ход идут эпитеты и сравнения в северокорейском духе. Одним словом, «выдающийся».
(Слева направо) Бидия Дандарон, Андрей Модогоев.

Они никогда не вспомнят о сворачивании бурятского языка в школах, насаждении тонкорунного овцеводства и прочих деяниях в эпоху жития первого секретаря обкома партии. В итоге буряты не знают своего языка, а пассажиры гадают, что это за таинственная остановка «ТСК»… В годы войны юбиляр находился в глубоком тылу, руководя комсомолом Бурятии.

В это время его ровесник мотал первый срок по пресловутой 58-й статье. В 1947-м Бидия Дандарон был вновь арестован и еще 8 лет находился в «крытке» — в тюрьме под следствием. После смерти Сталина в 1956 году был официально реабилитирован. Это позволило ему устроиться в Бурятский институт общественных наук «для оказания помощи в переводах тибетских книг». Дандарон завоевал имя одного из лучших специалистов в тибетологии и буддологии. За 15 лет в БИОНе им написано до ста печатных листов научных статей, 6 монографий, более 50 листов в соавторстве. Плюс множество переводов. Его работы высоко оценил выдающийся ученый-востоковед Ю.Н.Рерих. Постепенно вокруг Дандарона сложился кружок учеников, признавших его учителем.

Именно в годы правления А.У.Модогоева 31 августа 1972 года Бидия Дандарон был арестован. В третий раз (!) ученый отправился по этапу. Процесс над Дандароном начался в Улан-Удэ в декабре 1972 года — с момента ареста не прошло и трех месяцев. Налицо был политический заказ. Кроме Дандарона на скамью подсудимых намеревались посадить восемь его учеников. На процессе планировалось более 80 свидетелей, их показания подтвердили бы наличие секты с антисоветскими настроениями, связями с заграницей и международным сионизмом. Были уволены с работы с «волчьими билетами» родственники Дандарона. После амбулаторной судебно-психологической экспертизы и 15-минутной беседы учеников Дандарона отправили в психдиспансер закрытого типа. На скамье подсудимых остался старый гулаговский зэк. 60-летний Бидия Дандарон получил пять лет лагерей.

ИТЛ Выдрино специализировался на выпуске шпал. Это тяжелый труд на открытом воздухе. О нравах лагеря говорят обстоятельства, при которых Дандарон получил травму, описанную в его письме. Писал Дандарон и о странном поведении «эскулапов, помощников смерти», упрямо признававших трудоспособным явно больного старого человека. Поддавшись уговорам близких, смертельно больной Дандарон обратился с просьбой о помиловании в Верховный Совет СССР. Ответом было молчание. Дандарон умер в лагерном лазарете от непосильного труда.

Молчанием встретили в республике и столетие выдающегося востоковеда, если не считать одинокого баннера, вывешенного энтузиастом. Ученый-великомученик, трижды преследовавшийся государством, так и не реабилитирован в умах и сердцах подрастающего поколения. Оно его попросту не знает.

За феерическим отмечанием январских дат нового 2015 года, за огнями рекламы и салютов, за криками телешоу, за перманентным чревоугодием канула в чреве Клио и граждан великой страны великая же дата — 110-летие первой русской революции. Началась она 9 января 1905 года, вошедшего в историю как «Кровавое воскресенье».

Но ни звука с трибун, хотя в Улан-Удэ есть улица Революции 1905 года...

Первая русская революция эпохи империализма как раз соответствует духу времени. Во-первых, для сведения новоявленных демократов, это была буржуазно-демократическая революция, впервые выдвинувшая экономические требования, в т.ч. 8-часового рабочего дня, коим завоеванием мы пользуемся по сию пору. Не менее созвучным дню нынешнему были требования демонстрантов: расширение прав и свобод граждан, замена косвенных налогов прямым прогрессивным подоходным налогом, амнистия политических заключенных.

Кстати, об амнистии, хотя бы моральной. В Улан-Удэ нет ни одной таблички, указателя, брошюры, посвященной Дандарону, даже в Бурятском научном центре, во славу коего он работал много лет. Зато в честь его более удачливого сверстника издания в жанре «байопик» отпечатаны в глянце, памятник партийному лидеру установлен рядом с НХ и администрацией главы РБ. Тем самым недвусмысленно подчеркивается официальный курс выходцев из партхозноменклатуры и их «детей».

Две судьбы — две зарубки в бурной истории страны. Имя Дандарона в год собственного100-летия и обласканного верхами ровесника под негласным запретом. Не потому ли, что подручные и последователи клана гонителей до сих пор у власти?

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №6 от 4 февраля 2015

Заголовок в газете: Сто лет одиночества