Михаил Гергенов: «Получать в 10 раз больше пенсии и зарплаты, чем наши избиратели — неправильно»

Среди прочих вопросов, вынесенных в повестку сессии НХ РБ, был отчет правительства по программе социально-экономического развития республики

Из недолгих дискуссий, посвященных преимущественно поиску причин замедления роста, стало понятно, куда клонят чиновники.

Среди прочих вопросов, вынесенных в повестку сессии НХ РБ, был отчет правительства по программе социально-экономического развития республики
Михаил Гергенов.

Они пытаются доказать, что темпы СЭР напрямую зависят от внешних факторов, таких, как санкции, курс доллара и низкие цены на нефть, что якобы объясняет снижение финансовой помощи из федерального бюджета. Тем более в таких условиях Бурятия должна по-хозяйски относиться к тому, чем республика пока еще располагает. Об этом в интервью «МК» рассказал депутат НХ РБ Михаил Гергенов.

— Михаил Денисович, вы часто критикуете органы власти за, мягко скажем, нерачительное отношение к ресурсам, которые у нас есть. Что вы имеете в виду, выступая на этой сессии?

— Если исходить из фактической ситуации, — а фактическая ситуация такова, что в бюджете денег на все не хватает, — мы должны бережно относиться к оставшимся ресурсам, расходовать их эффективно, добиваясь результата от того, что мы можем делать малыми средствами.

— Например…

— Например, на моем избирательном округе на машзаводе есть школа рабочей молодежи. Она закрыта третий год якобы из-за аварийного состояния, хотя я часто проводил там встречи с избирателями и не видел ни трещин, ни следов разрушения. Обращался с письмом в министерство образования, предлагал провести выездную комиссию по исследованию здания школы рабочей молодежи. В ответ получил отписку. Но школ же у нас не хватает! По улице Севастопольской, тоже на машзаводе, стоит большой садик, который примерно 2-3 года назад закрыли, тоже якобы из-за аварийного состояния. Однако скоро там было замечено оживление. Сначала туда въехало подразделение ГИБДД Бурятии, а потом и подразделение районной полиции. Получается, для детей здание опасное, а полиция наша ничего не боится! Бесстрашные стражи порядка! Те, кто смотрит на ситуацию из окон соседних жилых домов, что должны думать? Что выселили детей, а вселили полицейских, хотя у федеральных органов власти есть деньги на строительство административных зданий для своих служб. Как будто нет многотысячных очередей в садики!

— А что нужно предпринять?

— Изыскать деньги для капитального ремонта детского садика, что вполне реализуемо с учетом новых строительных технологий. Получилось бы гораздо дешевле, чем возводить новый детский сад.

И это еще не все! Там же, по улице Комарова, располагался реабилитационный центр для детей-инвалидов. Его закрыли года три назад и тоже по причине аварийного состояния. Любой человек понимает буквально: аварийное состояние одинаково опасно для всех — для взрослых и для детей. Однако что мы видим? В помещение вселились служащие одного из подразделений минобразования Бурятии.

Продолжая тему детских учреждений, не могу не сказать о судьбе детского санаторного дома на Верхней Березовке. Он около 3 гектаров земли — огромная площадь! Недавно там был построен новый спальный корпус, есть хозяйственный блок, столовая, медицинские кабинеты. Однако санаторный дом используется неэффективно. Здесь находится 29 ребятишек при вместимости в 200 человек! В результате расход бюджетных средств на содержание одного ребенка составляет 55 тысяч рублей в месяц.

— Что делать?

— Свои предложения я уже озвучивал руководству профильных министерств. Но меры не принимаются. Мы должны с пользой для детей распорядиться огромным имущественным комплексом санаторного дома. Здесь есть все, чтобы организовать школу, детский сад и даже детский лагерь. Это тем более важно, если учесть, что по соседству находится школа №11 — старое деревянное пожароопасное здание, не имеющее ни туалетов, ни спортзалов, ни помещений для школьного творчества.

— А как быть с теми детьми, которые сейчас воспитываются в санаторном доме?

— Либо распределить ребятишек по другим санаторным домам, либо найти для них приемные семьи. Недавно мы приняли закон, по которому за одного ребенка в семьях, где воспитывается пять и более приемных детей, бюджет платит по 25 тысяч рублей ежемесячно. Это очень хороший стимул для развития института приемных семей в республике. И это дешевле, чем тратить на содержание каждого из 29 детей по 55 тысяч. Конечно, это дискуссионный вопрос, его надо обсуждать. Но суть такова, что многие наши проблемы проистекают от нашей же бесхозяйственности, а решения самых больных наших вопросов находятся на поверхности.

— На предыдущих сессиях Хурала вы говорили еще об одном резерве для экономии бюджетных средств — о сокращении расходов на содержание органов власти, в частности, о сокращении зарплаты чиновников и депутатов, работающих на освобожденной (оплачиваемой) основе.

— За индикаторами программы социально-экономического развития, выполнение которых является самоцелью правительства Бурятии, не видно, что творится в республике. Я как депутат, избранный по одномандатному округу, встречаюсь с избирателями. И в последнее время замечаю, что отношение народа к власти и депутатам стало негативным. Причина — многочисленные публикации республиканских СМИ о высоких доходах чиновников и депутатов. Мы далеко оторвались от народа по размеру заработной платы! Но нельзя сказать, что такая ситуация типична для всей России. В вашей газете еще в марте были опубликованы размеры доходов губернаторов нескольких регионов страны за 2013 год. Я запомнил, что, например, годовой доход губернатора Курганской области составил менее 1 миллиона рублей. Почти столько же — у губернатора Карачаево-Черкесии. Глава Калмыкии отчитался о доходах в 1,1 миллиона рублей за год. А глава депрессивной Бурятии — о 5 миллионах рублей. Есть разница? Что касается Народного Хурала, то у нас в парламенте получают из бюджета зарплату 14 депутатов, работающих на освобожденной основе, — это руководство Хурала, председатели комитетов и их заместители. Газеты пишут, что речь идет о 200-250 тысячах рублей в месяц. При том, что средняя зарплата по республике составляет 25-30 тысяч рублей.

— Разница в доходах между простым народом и его избранниками десятикратная.

— Отрываться в 10 раз недопустимо, мы этим только озлобляем людей, настраиваем против себя же своих избирателей. Может быть, мои коллеги-депутаты скажут, что они заработали эти деньги тяжелым трудом. Тогда надо спросить: а что, работа, допустим, того же учителя или рабочего на стройке, который по 14 часов пашет, чтобы эти 30 тысяч заработать, она разве в 10 раз ниже по квалификации и менее сложная? Не может быть такой гигантской разницы! Не должно быть! И вот это нежелание приблизиться к народу, оно и вызывает недоверие. Я говорю об этом, поскольку часто провожу встречи с избирателями, и чувствую негативный настрой. Многие люди открыто начали говорить, что мы пришли в Народный Хурал, чтобы получать заработную плату, а потом получать такую же большую пенсию.

Я не получаю зарплату в народном Хурале. И пенсии, конечно же, по 200 тысяч, про которые пишут в газетах, у меня тоже нет и не будет. К слову, о пенсиях. Есть у нас ветераны войны. Каждый из них получает пенсию от 30 до 40 тысяч рублей, в редком случае — больше. Почему пенсия депутата НХ РБ должна быть выше 100 тысяч? Человек, который прошел войну, освобождал землю от фашизма, а потом восстанавливал разрушенное хозяйство, получает в 3-4 раза пенсию меньше, чем депутат, проработавший в НХ РБ менее одного срока!

— Почему в Бурятии произошел такой перекос в доходах?

— Мне кажется, кто-то специально вырастил легион чиновников, связанных узами денежного довольствия, чтобы оторвать их от земли, от каждодневных проблем людей, и закрепостил их такими большими зарплатами и пенсиями. Связанные одной денежной цепью, они уже не могут открыто критиковать, высказывать свои мысли, хотя многие из них очень умные, высокопрофессиональные люди, когда-то были смелыми и принципиальными. Мы отгородились от своих же избирателей, поставили полицию на входе в наш парламент, что вызывает недоверие и озлобленность у бабушек и дедушек, которые, как милостыню, просят талончики для входа. Они же наши с вами земляки, уважаемые депутаты, они получают пенсию 10 тысяч рублей, хлопочут о своих детях и внуках. Надо открыть турникеты на входе в Хурал, в душах своих стать ближе к землякам, а уровень зарплат и пенсий сократить не на 10 процентов, а в 2-3 раза, чтобы вернуть хотя бы немного доверия!