Причины и следствия экологической катастрофы на священном озере

Карта экологических проблем Бурятии

На минувшей неделе в двух субъектах — В Бурятии и в Иркутской области — прошло расширенное заседание активистов ОНФ по проблемам экологии в Байкальском регионе.

Карта экологических проблем Бурятии
Озеро Байкал.

«У меня убеждение, что президент России все инициативы поддерживал, выделялись значительные средства на защиту озера Байкал по федеральной целевой программе — более 40 миллиардов рублей, — заявил сопредседатель ОНФ Александр Бречалов. — Но ситуация не меняется, проблем стало больше. Нам необходимо определить ответственных, и они есть — это главы регионов и муниципальных образований». По итогам мероприятия будет принята резолюция. «МК» предлагает вашему вниманию карту экологических проблем Байкальского региона.

Фото: onf.ru

Александр Бречалов, сопредседатель центрального штаба ОНФ:

— У нас есть четкое понимание всех проблем, и мы поставим под жесткий контроль их решение. Причем конкретно: населенный пункт, в чем сложности, в какие сроки с ними необходимо справиться. Итоги этой работы будут обсуждаться на «Форуме действий» ОНФ, который намечен на конец этого года с участием Владимира Путина.

Исчезающие виды

На искусственном разведении в Бурятии осталось всего 58 миллионов икринок омуля.

Фото: onf.ru

Виктория Колмакова, сопредседатель регионального штаба ОНФ в Бурятии:

— Это не только печальная статистика, но и вопрос сохранения единственной рыбохозяйственной отрасли по воспроизводству байкальского омуля, который является брендом республики и от которого зависят люди, живущие в прибрежной зоне.

Предприятие «Востсибрыбцентр» находится в предбанкротном состоянии — из-за ограниченного госзаказа на воспроизводство и, как следствие, хронического недофинансирования отрасли на разведение байкальского омуля.

В 2015 году госзаказ на выпуск рыбоводной продукции за всю историю искусственного воспроизводства байкальского омуля был сведен к минимуму (до 5,83 миллиона молоди) с финансированием менее 20 миллионов рублей, а на 2016-й он не заявлен вообще. При том, что мощность всех трех заводов, входящих в структуру АО «Востсибрыбцентр», составляет около 4 миллиардов икринок омуля, а также байкальского осетра, прочно занявшего место в Красной книге исчезающих видов фауны. Между тем научно обоснованный минимальный уровень искусственного воспроизводства омуля для поддержания его численности в Байкале составляет не менее 11 миллионов молоди (750 млн личинок).

Из-за отсутствия средств остановлена деятельность Баргузинского и Селенгинского рыбоводных заводов. Заготовленная на них икра перевезена на пока еще функционирующий Большереченский завод, где сейчас проходят инкубацию 58 миллионов икринок. Эти 58 миллионов штук икринок могут оказаться последней надеждой на сохранение умирающего эндемика. Но и их судьба под большим вопросом: для доинкубации икры, оплаты налогов и выплаты задолженности по зарплате требуется немногим более 19 миллионов рублей, которых у предприятия нет. Снижение производства молоди на трех рыбоводных заводах прямо сказалось на численности омуля в Байкале.

 

Иркутским энергетикам предложено идти другим путем

Маловодный период на Байкале продолжается 19 лет, последние 2 года признаны экстремально маловодными.

Юрий Сафьянов, министр природных ресурсов Бурятии:

— Для решения проблемы необходимо менять водозабор на Ангаре. Тогда сооружения гидроэлектростанции могли бы бесперебойно работать даже в период экстремального маловодья. У них (энергетиков Иркутской области) нет инвестиционной программы, они не думают о том, чтобы провести реконструкцию водозаборных сооружений. Этот вопрос мы ставим на уровне зампредов, правительства России и постоянно об этом говорим.

Уровень Байкала регулируется постановлением правительства РФ от 2001 года. Колебание установлено в пределах одного метра, что позволяло сохранить экологическое равновесие. Однако, начиная с 1995 года, уровень воды в Байкале из-за дефицита осадков и низкой приточности рек не превышал утвержденной отметки. В результате в 2014 году уровень озера опустился на 14 см ниже критической точки.

По данным Бурятского ЦГМС, в бассейне Селенги в 2014 году выпало 70-80 процентов месячной нормы осадков, а в июле и сентябре 2015 года их количество составило всего 30-60 процентов от месячной нормы. По состоянию на 15 февраля 2016 года уровень Байкала составляет 455,87 см, что на 13 см ниже минимального значения.

Несмотря на катастрофическое маловодье, уже сказавшееся на снижении популяции омуля, масштабах лесных и торфяных пожаров, министерством природных ресурсов РФ был подготовлен проект постановления правительства России, устанавливающий новый уровень колебания озера — до 2,3 метра в интересах Иркутского энергетического комплекса. По мнению ученых, увеличение амплитуды колебаний уровней озера нанесет невосполнимый ущерб всей экосистеме Байкала. Это мнение было услышано: правительство Бурятии подготовило и направило в адрес минприроды РФ отрицательное заключение на проект. Для устойчивого обеспечения энергоснабжения Иркутской области было предложено провести реконструкцию водозаборных сооружений, либо предусмотреть строительство новых.

«Черные лесорубы»: вклад в гибель Байкала

В Бурятии стали больше выявлять незаконные рубки.

Фото: onf.ru

Людмила Жукова, эксперт ОНФ:

— Чтобы этого не происходило, предлагаю законодательно исключить возможность возврата изъятой у «черных лесорубов» техники, с помощью которой осуществлялись незаконные рубки, до окончания расследования и судебного процесса по делу. Эта поправка должна распространяться и на не принадлежащую нарушителям технику, например, на взятую ими в аренду.

В 2015 году республиканским агентством лесного хозяйства (РАЛХ) было выявлено 2484 нарушения лесного законодательства, ущерб от которых лесам составил около 220 миллионов рублей. И хотя к ответственности привлечено свыше 1,3 тысячи человек, сумма наложенных штрафов составила всего 5,9 миллиона рублей.

Из всех видов нарушения самым массовым остается незаконная рубка леса — 1214 случаев за 2015 год, что на 10 процентов больше, чем годом ранее. Объем незаконно вырубленной древесины в этот год приблизился к 30 тысячам кубометров на сумму около 217 миллионов рублей.

На те же грабли

Специалисты прогнозируют в 2016 году жаркое и засушливое лето.

Сергей Донской, министр природных ресурсов РФ:

— Рослесхозом совместно с Бурятией, Иркутской областью и Забайкальским краем разрабатывается план на 2016-2018 годы по восстановлению лесов Байкальского региона, пострадавших от лесных пожаров в 2015 году. Планируется восстановить 58,4 тыс. гектаров леса, в том числе 17,7 тыс. гектаров — искусственным способом, для восстановления лесов в трех регионах необходимо 4,6 миллиарда рублей.

В 2015 году в республике сгорело около 900 тысяч гектаров, что в 8 раз выше показателей 2014 года. Основными причинами возросшего уровня лесных пожаров помимо дефицита денег и осадков стала недостаточная численность работников парашютно-десантной службы и пожарно-химических станций, а также высокий уровень износа лесопожарной техники (более 80 процентов).  Специалисты говорят, что кратность патрулирования должна составлять не менее 1,11, что равно 132 облетам. Но денег дают только на 0,15 и даже меньше. Там, где должны работать более 700 человек, включая летчиков-наблюдателей, работают 100.  К примеру, при нормативной потребности на содержание сил и средств пожаротушения (авиаохрана и пожарно-химические станции) в 535 миллионов рублей в 2015 году республика получила всего 87 миллионов рублей, или 16 процентов.  Еще до введения нынешней редакции Лесного кодекса России численность лесной охраны в Бурятии составляла 2744 человека, то есть на одного специалиста приходилось примерно по 10 тысяч гектаров леса, что, в общем-то, нормально. После очередной реформы лесничих осталось менее 200, а нагрузка на каждого занятого надзорными функциями специалиста, имеющего на вооружении лопату и редко — ранцы, выросла до 172 тысяч гектаров. Понятно, что в таком разрезе не то, что требовать, а спрашивать с лесников за сгоревшие гектары глупо и бессмысленно. Просто лесная охрана по обыкновению выходила из интересного положения на голом энтузиазме при всегдашней поддержке дождей. В 2015 году остался только один голый энтузиазм. Без осадков!

Методика распределения субвенций на профилактику и охрану лесов от пожаров из федерального бюджета предусматривает единый коэффициент класса пожарной опасности на территории всего Сибирского округа — 1,3, согласно которому Москва выделяет условно одинаковые деньги регионам СФО. Наверное, федеральному центру так проще — всех под одну гребенку, не заморачиваясь на особенностях.

Между тем в Бурятии фактическое значение коэффициента класса пожарной опасности почти в два раза выше и составляет 2,26 пункта. А, значит, и размер субвенций из федерального бюджета для осуществления мер пожарной безопасности в лесах республики тоже должен быть больше.

Если вспомнить хронологию событий, федеральная власть зашевелилась с 13 августа, когда местное население в социальных сетях стало взывать о помощи. Когда заволновался Гринпис, а в Интернете появились космические снимки горящей Бурятии, когда локальная драма обрела масштабы политической трагедии, премьер-министр Дмитрий Медведев публично отправил министра МЧС Владимира Пучкова в Бурятию и Иркутскую область тушить пожары…

Между тем на выполнение полномочий в области лесного хозяйства в 2016 году Бурятии выделено около 456 млн рублей, что ниже планового показателя 2015 года на 10 процентов. При том, что до сих пор не погашена кредиторская задолженность прошлого года по оплате работ по тушению лесных пожаров в объеме 234 млн рублей.

Торфяные пожары: отложенная опасность

Масштабы торфяных пожаров нынешнего года могут превзойти предыдущие.

Фото: onf.ru

Виктория Колмакова, сопредседатель регионального штаба ОНФ в Бурятии:

— Необходимо продумать комплекс мер по обводнению ранее осушенных торфяников и обеспечить достаточное количество ликвидаторов очагов возгорания торфа. Организационные меры нужно принимать уже в марте, учитывая географию и масштабы подземного горения торфа. Предлагаю увеличить штрафы за поджог сухой травы и начать опахивание на необработанных земельных участках, непосредственно примыкающих к торфяникам.

Массовое возгорание торфяников в прибрежной полосе озера Байкал и дельте реки Селенги в 2015 году — первое подобное явление в новейшей истории Бурятии. Катализатором для масштабных торфяных пожаров стало понижение уровня грунтовых вод и осушения болотного массива. В результате режим чрезвычайной ситуации на территории Кабанского района, введенный осенью 2015 года, снят только в середине января 2016-го, хотя торфяники все еще горят. Подземный огонь выжег площадь свыше 1,8 тыс. гектаров, из которых 1,5 тысячи — федеральные земли. Экологические последствия стихии еще только предстоит оценить.

Специалисты прогнозируют, что масштабы торфяных пожаров в 2016 году могут превзойти прошлогодние — синоптики ожидают засушливое лето. Для профилактики подобного развития событий решено обеспечить задержание талой воды в весенний период в Кабанской оросительно-осушительной системе, а также заполнение рек Тимлюй и Еловка.

Правда, вызывает беспокойство состояние оросительно-осушительной системы, изношенной почти на 100 процентов. Бурятские власти направили обращение в минсельхоз РФ с предложением о включении в ФЦП «Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения России на 2014-2020 годы» мероприятия по реконструкции мелиоративной осушительно-оросительной системы в Кабанском районе РБ.

А свиньи — кто?

В Бурятии ежегодно ликвидируется до 300 несанкционированных свалок.

Сергей Донской, министр природы РФ:

— Количество отходов на Байкальской природной территории в 2014 году составило 104,3 млн тонн — это в семь раз больше аналогичного показателя в 2006 году. На рекультивацию несанкционированных свалок, строительство мусоросортировочных и мусороперегрузочных станций, а также полигонов твердых бытовых отходов предусмотрено более 7 млрд рублей. При этом в рамках федеральной целевой программы по охране Байкала на 2012-2020 годы планируется построить и модернизировать 33 объекта очистных сооружений в Бурятии и 11 очистных сооружений в Иркутске.

В Бурятии количество несанкционированных свалок за семь лет сократилось в девять раз — с 1024 в 2009 году до 137 в 2015-м. Таковы результаты постоянного мониторинга сбора, вывоза, утилизации и переработки отходов на территориях муниципальных образований Бурятии, начатого специалистами Бурприроднадзора в 2009 году. Одновременно с этим росло количество договоров, заключаемых частными лицами и хозяйствующими субъектами с коммунальными организациями — с 10645 до 98103 договоров.

По выявленным за этот период нарушениям составлено 1466 постановлений о назначении административного наказания на сумму более 115  миллионов рублей. В то же время на уборку несанкционированных свалок за семь лет потрачено около 30 миллионов рублей. Ежегодно ликвидируется около 300 несанкционированных свалок.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №10 от 2 марта 2016

Заголовок в газете: Байкал в опасности