Многодетные семьи рискуют не дождаться бесплатных участков

В столице Бурятии не хватает земли для льготных семей

07.06.2017 в 05:13, просмотров: 4758

В 2012 году в Бурятии было издано распоряжение, согласно которому каждая семья с тремя и более детьми — как собственными, так и приемными — вправе бесплатно получить из государственной либо муниципальной собственности участок, чтобы построить на нем дом.

Многодетные семьи рискуют не дождаться бесплатных участков

Но, как водится, благую инициативу, способствующую демографическому росту и одновременно решающую жилищные проблемы, испортило неуклюжее исполнение.

Жители встают в непонятно как ведущуюся очередь, годами ждут своей земли и зачастую получают ее без необходимых коммуникаций. Кого винить и что делать в этой ситуации, выяснял «МК» в Бурятии».

100 лет ожидания

На прошлой неделе депутат Народного Хурала Михаил Гергенов, известный как поборник народных интересов, разместил в соцсетях довольно любопытную публикацию, прикрепив к ней не менее любопытный документ.

«Заместитель министра имущества РБ Марина Коротич сказала депутату Вячеславу Покацкому, что в очереди на бесплатное получение земельных участков в Бурятии стоит 4 тысячи многодетных семей, — написал парламентарий. — А в решении комитета по управлению имуществом Улан-Удэ от апреля 2016 года заявителю присвоен регистрационный номер очереди 10972».

Такая нестыковка смутила и возмутила Гергенова. «Зачем министерство имущества обманывает людей? Хотят приукрасить действительность или на самом деле не ведают, что говорят?» — вопрошал он. И тут же посетовал: «Вместо того, чтобы решать — хотя бы пробовать решать проблему, подправляют цифры!».

После арифметических подсчетов народный избранник пришел к неутешительному выводу: если выдавать по 100 участков в год, очередь до вышеупомянутого заявителя дойдет лишь через 110 лет, а если по 1000 — через 11. Но тогда старшему ребенку уже наверняка исполнится 18 лет, и право на землю утратится. «А земли-то есть! Десятки, сотни гектаров — и в Эрхирике, и в Гурульбе, и в Вахмистрово, и на Спиртзаводской трассе в Улан-Удэ! Нет желания разбираться в вопросе!» — резюмировал депутат. Его поддержала и сама заявительница, которой оказалась известный в республике эколог, лидер БРО «Яблоко» Наталья Тумуреева.

— В 2015 году наша семья стала многодетной, встала в очередь на участок в Улан- Удэ и получила решение с номером 10972, — рассказала она корреспонденту «МК». — Но поскольку в 2017-м первому сыну исполнится уже 16 лет, этот статус сохранится еще два года. То есть вероятность дождаться участок очень мала. В лучшем случае он сохранится ближайшие семь лет, до окончания обучения. Но шансы тоже невелики. Я отправила свои документы Михаилу Денисовичу в доказательство того, что минимущества Бурятии лукавит, говоря о 4 тысячах очередников.

Порядок — прежде всего?

Чтобы выяснить, сколько таких «ждунов» фактически имеется в регионе и как для них устанавливается очередность, мы обратились в уполномоченные органы. Спустя двое суток раздумий комитет по управлению имуществом и землепользованию администрации Улан-Удэ сообщил: в его решениях указывается номер заявления, присваиваемый при рассмотрении, то есть регистрационный номер очереди. Сама же она формируется в зависимости от категории граждан, встающих на учет, для недопущения нарушений их прав.

— На территории Улан-Удэ по категории «граждане, имеющие трех и более детей», состоит 4497 человек. Уточнять информацию о продвижении по ней можно по телефону 41-50-83, — проинформировали в КУИ.

Казалось бы, при таком раскладе номер очереди у семьи не может быть больше размера этой очереди по определенной категории, как получилось у Тумуреевых. Министерство имущественных и земельных отношений объясняет несоответствие тем, что многодетные числятся в одном реестре с другими обратившимися, а он ведется уже несколько лет подряд. Вот такое чиновничье крючкотворство, путающее рядовых граждан.

— По последним данным, от органов местного самоуправления в Бурятии бесплатные участки ждут 7139 многодетных семей: 4505 — в Улан-Удэ и 2634 — в районах, — сообщила главный специалист-эксперт отдела землеустройства и землепользования Ольга Цыренбазарова. — На них можно претендовать, пока старший ребенок не достигнет 23-летия, причем приемный должен проживать до этого возраста вместе с родителями и братьями-сестрами.

По словам Цыренбазаровой, с начала реализации закона землю получило 3560 семей с тремя и более детьми, причем в прошлом году — 516, а в позапрошлом — 421. В этом году для льготников будет сформировано 804 участка. На кадастровые работы из регионального бюджета выделяется 3,2 млн рублей.

Однако реализации грандиозных планов мешает целый ряд факторов — от запрета на выдачу земли в Тункинском и Прибайкальском районах и ее дефицита в Улан-Удэ до нехватки средств на подведение инфраструктуры. В 2016 году такой случай произошел в Гусиноозерске, а в 2017-м — в Улан- Удэ. Местные власти разводили руками: мол, нет денег на обеспечение водо-, тепло-, энергоснабжение и другими благами цивилизации. Проблемы решились только после вмешательства судебных приставов.

Мнение эксперта

Николай Васюткин, земельный юрист, зампред КУИ Улан-Удэ в 2013-2016 годах:

— Предоставление земли для льготников — головная боль для города, где скрывается несколько вопросов. Во-первых, некоторые семьи стараются прописаться и встать на очередь именно в Улан-Удэ в надежде получить городскую землю. Во-вторых, по предварительным оценкам, свободных участков под индивидуальное жилищное строительство осталось не больше 3000, и через пару лет таковых не будет вообще. В-третьих, необходимо обеспечить их инфраструктурой, что потребует более миллиарда рублей. Практически мы имеем многодетные семьи, которые получили землю, но навряд ли смогут построиться в ближайшем будущем.

В свое время при решении этих проблем нами было подготовлено несколько законопроектов. Раньше формировались участки по десять соток, теперь, после уменьшения норматива, — по восемь. Введен критерий нуждаемости в жилье, но он не распространяется на тех, кто встал на очередь до его появления. Удручает и тот факт, что в последнее время город все меньше заботится о сохранении земли. Недостаточно отрабатывается земельный контроль по противодействию самовольным захватам. Его нужно кардинально реформировать, выводить из районных администраций и, возможно, создавать новую структуру. При анализе некоторых решений комитета по управлению имуществом возникают мысли о выводе из казны десятков гектар серыми изощренными способами. Жаль, а ведь в начале своей деятельности мэр Александр Голков делал упор на искоренение коррупционных схем при выделении земли.


|