Известный психотерапевт описал возможное поведение улан-удэнского педофила

Василий Гаськов: «Педофил – словно хищник, вышедший на охоту»

15 октября в Улан-Удэ пожилой мужчина увел восьмилетнюю девочку с детской площадки на улице Бабушкина к висячему мосту на Богородском острове, где вдали от посторонних глаз попытался изнасиловать жертву.

Василий Гаськов: «Педофил – словно хищник, вышедший на охоту»

Девочка убежала, воспользовавшись тем, что педофил стал раздеваться.

Неизвестный молодой человек под псевдонимом «Дима Белый» переписывался с восьмилетней жительницей Бурятии, отправляя фото и видео своих половых органов. Извращенцем оказался 24-летний житель Пермского края, который виртуально общался с малолетними девочками по всей России.

По этим фактам возбуждены и расследуются уголовные дела. Объединяет их общее явление под названием «педофилия». О том, что оно собой представляет, чем грозит и как пресекается, корреспондент «МК» в Бурятии» побеседовал с известным в республике психологом Василием Гаськовым.

Василий Гаськов.

— Василий Семенович, прежде чем перейти к основной теме нашего разговора, хотелось бы узнать, почему вообще возникают сексуальные расстройства?

— В каждом из нас заложены безусловные рефлексы, включая половой. Мы должны вступать в отношения с представителями противоположного пола, получать физиологическое удовольствие и продолжать род. Но порой в эти законы природы вмешиваются генетические нарушения. И тогда пусковые (триггерные) зоны активируются, нейрохимические процессы меняются и сексуальное удовлетворение достигается лишь при определенных обстоятельствах. Одни люди испытывают влечение к представителям своего пола и называются гомосексуалистами, другие подсматривают за кем-то — вуайеристы, третьи демонстрируют свои половые органы — эксгибиционисты, ну а четвертые чувствуют тягу к детям — педофилы, чьи действия несут реальную угрозу обществу.

— То есть ими не становятся, а рождаются?

— Это чаще ошибка природы, нежели результат воспитания или потрясения. Во многих семьях родители ссорятся и даже дерутся друг с другом, дети тоже подвергаются физическому насилию, но не все из них становятся педофилами. Речь идет о расстройстве сексуального предпочтения, когда половозрелый человек — мужчина и реже женщина — испытывает патологическое влечение к несовершеннолетним, преимущественно малолетним ребятишкам — мальчикам и девочкам, причем зачастую не контролирует его, игнорируя мораль и законы. Некоторые лишь смотрят детскую порнографию в силу физиологического состояния и получают визуальное удовольствие, а некоторые ищут физического контакта и получают реальное.

— Возможно ли вычислить педофила?

— При наличии грубой симптоматики — можно, при ее отсутствии — сложно. Он может иметь неопрятный вид и идти на неадекватные поступки — подбежать, схватить, утащить у всех на глазах. А может обладать недюжинной хитростью, скрывать свое болезненное пристрастие и вести очень тонкую игру.

— И где находятся такие «любители детей»?

— Они нередко выступают попечителями и меценатами детдомов и интернатов, работают нянями, воспитателями и учителями в детсадах и школах и даже встречаются среди друзей, знакомых и родственников. Иногда мы видим, как взрослый дядя трясет и трогает малышку, приговаривая: «Ох, повзрослела! Грудь вон выросла!». Со стороны это представляется обычным «тетешканьем», в действительности же является завуалированным взаимодействием. Нередко слышим и о том, что отчим тайно сожительствовал с падчерицей. Одно дело, когда это выясняется после ее совершеннолетия и другое — когда до. Однажды пациентка призналась: «Муж совратил мою малолетнюю дочь». Я сказал: «По закону вы обязаны сообщить в правоохранительные органы, иначе сделаю это сам. Но тогда привлекут и вас». Женщина долго плакала, говорила, что супруга посадят, но в итоге пошла в полицию. И такое случается за светящимися и погасшими окнами тех домов, мимо которых мы ежедневно идем и едем.

— А если склонные к педофилии не имеют постоянного доступа к объектам вожделения?

— Они, словно хищники, выходят на охоту в разные места, будь то лифты, подъезды, детские сады, лагеря и площадки, выбирают жертву — да не любую, а подходящую для себя, вплоть до цвета глаз, волос и тембра голоса, и обставляют все особым сценарием, наслаждаясь процессом и результатом. Действуют как по методу «случайного тыка», так и тщательного наблюдения. Педофил едва ли подойдет к бойкому и агрессивному ребенку, который и отправит куда подальше, и крепкое словцо вдогонку скажет — скорее уж к тихому и спокойному, который подвержен влиянию.

— Но ведь родители объясняют и этим детям, что нельзя ходить никуда с незнакомцами.

— Ребятишки несколько наивны,особенно когда подошедший к ним выглядит прилично и играет на чувствах — к примеру, предлагает покормить щеночка или срочно отвезти к маме, попавшей в больницу, и часто получает согласие. Старается не спугнуть грубым словом или неправильной фразой, говорит мягким обволакивающим голосом, а в итоге может совершить противоправные деяния — от сексуального насилия до убийства, чтобы скрыть следы преступления и пресечь распространение информации. Хотя пострадавшие итак боятся рассказывать о случившемся из-за возможной огласки или расправы с их близкими. Отдельные дети, осознав, что к чему, спасаются бегством и признаются во всем родителям, многие же впадают в транс. Преступления остаются нераскрытыми, а домогательства становятся регулярными и в некоторых случаях приятными для обеих сторон. Возникает так называемый «стокгольмский синдром» (защитно-бессознательная травматическая связь, односторонняя или взаимная симпатия между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и применения насилия либо его угрозы. — Авт.). Между тем физиология ребенка не соответствует физиологии взрослого, и подобные контакты чреваты проблемами со здоровьем.

— Как же защитить своих чад от подобных извращенцев?

— Во-первых, снова и снова говорить им не контактировать с неизвестными людьми. Во-вторых, стараться провожать в школу и встречать оттуда, а коли такой возможности нет, договариваться с другими папами и мамами, чтобы детишки ходили группами и могли поднять тревогу при необходимости, а с водителем маршрутки — чтобы ваш отпрыск довозился поближе к дому. Ну и, в-третьих — снабдить его техническими средствами контроля, которые позволяют отследить местонахождение даже из другого конца города. Ведь без присмотра он — ягненок на опушке, до которого рано или поздно доберется волк.

— Что делать, если несчастье все-таки произошло?

— Сначала заявить в уполномоченные инстанции, чтобы возбудили уголовное дело и начали поимку преступника. А потом отвести ребенка на медицинское обследование и выяснить, не произошло ли инфицирование ЗППП, нет ли повреждения половых органов и, конечно, на психологическое — пролечить посттравматический стрессовый синдром, неизбежный в такой ситуации.

— Ну а как быть с педофилами? Можно ли обезопасить их?

— Те, кто испытывает половое влечение к маленьким деткам, схожи с теми, кто питает неудержимую любовь к спиртным напиткам, цикличностью своего поведения. Как вторые уходят в запой, забывают о своих проблемах и употребляют спиртное, так и первые находят объект, снимают сексуальное напряжение — но лишь на энный период. По его истечении начинается обострение, и зверь снова выходит на тропу. Главное в это время — не попасться на его пути.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №44 от 25 октября 2017

Заголовок в газете: Ошибка природы

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру