В Бурятии провели операцию с использованием редкого медицинского аппарата

Для этого его привезли в Улан-Удэ из Санкт-Петербурга

10.01.2018 в 05:47, просмотров: 1046

Поистине новогодний подарок сделали пациентам врачи Республиканской больницы им. Семашко, доставив, как санта-клаусы, из Санкт-Петербурга в Улан-Удэ на один-единственный день уникальный аппарат.

В Бурятии провели операцию с использованием редкого медицинского аппарата
Интервью с хирургами-эндокринологами Виктором Макарьиным (в центре) и Сергеем Санжимитыповым (справа).

Аппарат под названием «нейромонитор» позволяет хирургу во время операции видеть сохранность гортанных нервов. Видеть (читай: контролировать) их необходимо для того, чтобы избежать повреждений, которые неизбежно влекут ухудшение качества жизни пациентов.

Об уникальной операции, редком медицинском аппарате, а все вместе — качестве современной медицинской помощи мы беседуем с хирургом-эндокринологом Университетской клиники Северо-Западного регионального эндокринологического центра (г. Санкт-Петербург) Виктором Макарьиным и хирургом-эндокринологом Республиканской больницы им. Семашко (г. Улан-Удэ) Сергеем Санжимитыповым.

— Скажите, что за аппарат был доставлен в Бурятию, зачем и в чем его уникальность?

В.Макарьин: — Я работаю в государственной клинике, которая специализируется на операциях на щитовидной железе. Всего наша клиника в год делает около 4,5 тысячи подобного рода операций, что позволяет нам считаться самой крупной клиникой этого направления в мире. В рамках сотрудничества с республиканской больницей им. Семашко в этом году хирург-эндокринолог Сергей Санжимитыпов прошел на нашей базе стажировку, частью которой стал выездной мастер-класс уже на базе вашей больницы. Мастер-класс заключался в совместном проведении двух операций на щитовидной и околощитовидных железах. Поскольку мы были заинтересованы в обеспечении безопасности таких операций, мы не стали дожидаться, пока аппарат появится в Улан-Удэ, а привезли его сами из Университетской клиники Северо-Западного регионального эндокринологического центра. Аппарат позволяет свести риск возможных осложнений при таких операциях к минимуму. Чтобы немного представить, что это за аппарат, скажу, что в Санкт-Петербурге он есть только в нашей клинике, есть в Москве и Томске. Благодаря нейромонитору хирург во время операции может быть уверен в каждом своем движении. Скажу только, что операции 16 декабря у двух ваших довольно сложных пациентов прошли успешно.

— Все-таки в чем сложность такого рода операций?

С.Санжимитыпов: — Во время таких операций возникает высокая вероятность повреждения возвратного гортанного нерва. По статистике, из 100 операций порез гортани составляет до 20 процентов, при повторных операциях — до 75 процентов. Операции могут сопровождаться такими повреждениями, которые, в свою очередь, приводят к потере голоса, параличу (парезу) гортани и даже нарушению самостоятельного дыхания больного. Речь даже не идет о тех пациентах, для кого голос — это профессия. Важна судьба каждого человека, который после операции вдруг начинает сипеть, говорить шепотом, а бывает, что и задыхаться даже при подъеме на первый этаж. Почему так происходит? Хирург не может визуально оценивать, в каком состоянии у пациента находятся нервные окончания. Нейромонитор позволяет оценить электрическую сохранность гортанного нерва и произвести максимально безопасную для пациента операцию.

В.Макарьин: — Приведу пример. В Германии всем пациентам, идущим на операцию по поводу заболеваний щитовидной и околощитовидных желез, применяют этот аппарат. Более того, согласно международным и отечественным клиническим рекомендациям, после операции на щитовидной железе следует проверить пациенту функцию гортани. К примеру, в нашей клинике мы делаем всем пациентам УЗИ гортани, иными словами, контролируем сохранность нерва, и после нашего мастер-класса в Республиканской больнице тоже начали делать пациентам УЗИ гортани.

— Скажите, если в Санкт-Петербурге работает самый крупный эндокринологический центр в мире, то не проще ли отправлять всех пациентов к вам, где есть и специалисты, и уникальное оборудование?

В.Макарьин: — Мы делаем таких операций 4,5 тысячи в год, в Республиканской больнице — примерно 250. Из Бурятии к нам приезжают очень много пациентов, в том числе и по полису обязательного медицинского страхования. Мы сконцентрировали у себя потоки больных, в год выполняем около 350 операций первичного гиперпаратиреоза и 250 операций у диализных пациентов. Больше нас никто в России диализных больных не оперирует. Да, мы делаем много операций, с применением самого современного оборудования, но всегда надо понимать, что, во-первых, и наш центр имеет некий физический ресурс, а, во-вторых, далеко не все пациенты, в том числе и из Бурятии, в состоянии до нас доехать. Это в том числе диализные больные, у которых избыток паратгормона может вызывать заболевания, от которых зависит их жизнь. Один из двух пациентов, которых мы оперировали 16 декабря, как раз был из их числа. Зачастую к нам приезжают пациенты, состояние которых запущено, и единственное, что может им помочь, — это оперативное вмешательство. Поэтому должную медицинскую помощь необходимо развивать на местах в интересах, прежде всего, пациентов.

К примеру, аппарат, который мы привозили, не только помогает хирургу во время операции быть спокойным за последствия, а пациенту обеспечить безопасность. По итогам операции распечатывается протокол, который является для медицинского учреждения своего рода страховкой, гарантией того, что нервы у пациента во время операции действительно были сохранены.

С.Санжимитыпов: — Важно понять, что такое сотрудничество с Северо-Западным региональным эндокринологическим центром мы начали одни из первых в нашем регионе, и начали довольно активно. Почему? По статистике у 50% женщин после 50 лет на щитовидной железе встречаются узлы, которые необходимо удалять, поэтому такие операции довольно распространены. Проблема заключается в том, что щитовидная железа находится на шее в таком месте, через которое проходят такие важные органы, как сосуды, нервы, трахея, пищевод и т.д. Послеоперационные осложнения встречаются довольно часто, и мы должны сделать все возможное, чтобы этого избегать. С этим аппаратом мы могли бы спокойно делать в Бурятии 400 операций в год и более, что стало бы огромным шагом в развитии современной безопасной эндокринной хирургии.