За пятилетку расходы на фестиваль «Голос кочевников» в Бурятии выросли в 4 раза

Откуда в Ацагате взялось около 3 тысяч «зайцев»

08.08.2018 в 05:37, просмотров: 1213

Призыв к созданию в Бурятии открытого правительства, работающего ноздря в ноздрю с общественным мнением, учитывающее его в своей работе, не прошел даром.

За пятилетку расходы на фестиваль «Голос кочевников» в Бурятии выросли в 4 раза
Фото: Алексей Сватов.

Что есть открытое правительство, продемонстрировало на прошлой неделе минкультуры Бурятии, опубликовав калькуляцию главного культурного события республики под названием «Голос кочевников». Пожалуй, впервые за всю историю «Голоса...» Бурятская государственная филармония без какого-либо повода, запросов депутатов или проверок Счетной палаты, а потому, можно сказать, добровольно обнародовала основные статьи расходов и доходов юбилейного фестиваля. Цифры оказались столь интересными, что пройти мимо мы просто не могли.

От 1 до 4

Если подвести общий итог поступившей в прессу информации, то главный вывод сводится к потрясающему открытию. Еще пятилетку назад фестиваль «Голос кочевников» обходился республиканскому бюджету в 1 миллион рублей. Теперь каким-то образом фестиваль стал стоить 4,6 млн. Это можно сравнить с тем, как в свое время мэрия Улан-Удэ размещалась в одном-единственном здании на площади Советов, а сегодня занимает целую сеть сооружений, требующих надлежащего обслуживания, ремонта, уборки, и населенной массой оплачиваемых служащих, которые по сути выполняют те же самые функции, что и их коллеги четверть века тому назад, только функции эти обходятся куда дороже.

Для кого-то станет откровением, но в 2011-м, 2012-м, 2013-м и даже в 2014 году бюджетные расходы на «Голос кочевников» не превышали ежегодных 1,1-1,2 млн рублей. Притом, что приглашенным артистам точно так же оплачивали гонорары, транспорт и туристско-экскурсионное обслуживание. Более того, в 2011 году 139 тыс. рублей из выделенного миллиона были потрачены на аранжировку песен, которые должны были исполняться на фестивале. Такие же расходы, как видео- и аудиозапись действа, изготовление рекламной продукции, звуковое и художественное оформление сценических площадок и прочее, всегда были для нашего бюджета привычным делом.

Однако в 2014 году на оплату проезда приглашенным артистам организаторами «Голоса кочевников» был потрачен весь выделенный из бюджета миллион рублей, после чего сам собой возник вопрос, что денег стало не хватать. Надо было либо закрывать фестиваль как не сумевший стать финансово самостоятельным проектом, либо выходить на иной виток развития. Поскольку все спонсоры, которых поначалу еще удавалось завлечь на «Голос», к тому времени его покинули, организаторы фестиваля не нашли ничего лучше, как ухватиться двумя руками за бюджет.

Откуда в Ацагате зайцы

Никто все эти годы не задавался вопросом, почему на двухдневный фестиваль дотационная республика тратит столько, сколько хватило бы существовать целый год (!) сельским домам культуры, муниципальным библиотекам или ансамблям народной самодеятельности вместе взятым. С чем связан тот факт, что с каждым годом смета фестиваля становится все больше, притом, что никаких видимых предпосылок тому вроде как и нет. Зачем было, к примеру, переносить фестиваль из уютных театральных стен, где над твоей головой хотя бы не капает, в далекий Ацагат, увеличивая тем расходы на 50-километровую транспортировку и без того дорогостоящего оборудования. Зачем продавать билеты, если выясняется, что собранные средства в бюджет никто возвращать не собирается, хотя на этом настаивала в прошлом году прокуратура республики и именно в этом состоял смысл полубюджетного мероприятия, куда первоначально государственные люди вкладывают, чтобы потом все вернуть.

Но как возвращать, если на поверку выяснилось, что в продаже билетов не заинтересованы даже сами организаторы. Заявленные первоначально минкультом Бурятии 10 тыс. посетителей фестиваля через два дня неожиданно превратились в 8300. Когда же речь зашла о подсчете билетов, то получилось, что выручки от реализации едва хватило на выплату гонораров прибывшим туземным артистам (3,1 млн рублей), а остальное вновь благополучно спихнули на бюджет. Все разговоры о том, что благодаря фестивалю жители республики смогли посмотреть на Бутусова всего за тысячу рублей несостоятельны хотя бы потому, что Бутусов при желании и так бы собрал здесь публику. Судя по фоторепортажам, люди и приехали в основном ради его концерта, тем более, что для многих из них он обошелся бесплатно.

За все заплатил бюджет

К примеру, выяснилось, что из официально заявленных 8,3 тыс. посетителей билеты приобрели только 5,5 тысячи человек. Остальные проникли на территорию Ацагата под покровом темноты и дождика зайцами, что вызвало в свою очередь вопросы к охране ТК «Степной кочевник». Вопросы намечались нешуточные, поскольку, согласно отчету Бурятской филармонии, за прошедшие два дня охранникам степной глуши за их работу было уплачено без малого 300 тыс. рублей. С такими дорогими охранниками зайцев в Ацагате в принципе быть не могло, тем более в таких количествах. Впрочем, наметившиеся было в потенциале претензии к охране ТК «Степной кочевник» на предмет ненадлежащего выполнения заказанных работ разбились о доводы самих организаторов фестиваля, чистосердечно сознавшихся, что охрана здесь ни при чем.

Потому как, если верить тому же отчету, 300 человек получили пригласительные лично из рук худрука Бурятской филармонии Натальи Улановой, непонятно из каких соображений сделавшей им такой щедрый подарок. 522 человека (!) были заявлены как спонсоры и партнеры и соответственно тоже получили билеты бесплатно. Спрашивается, о каком бюджетном финансировании может идти речь с таким количеством спонсоров? Однако если мы заглянем в графу «спонсорская помощь», поступившую на нужды фестиваля, то с удивлением обнаружим там всего 320 тысяч рублей. Поскольку никто не указал, от кого именно пришли эти деньги, мы просто разделим их на 522 спонсора и партнера, и получим по 613 рублей. Поскольку это примерно столько же, сколько стоит средняя цена за билет на «Голос» (625 рублей 83 копейки), возникает вопрос, а в чем тогда состояло это спонсорство, если 522 человека фактически просто купили билет на фестиваль, да еще и по какой-то льготной цене. Все это должно было вызвать вопросы как минимум у представителей минкультуры, взявшей курс на открытое правительство, но отчего-то не вызвало.

Отчего-то не появилось у открытого правительства никаких сомнений и по поводу цифры в 366 человек, значащейся в отчетах государственного учреждения как представители СМИ. С каких уголков мира налетели в Ацагат эти представители СМИ, неизвестно, но всем им тоже были вручены бесплатные билеты. Следуя логике вещей, получившие такие билеты представители должны были выдать (написать, снять, сфотографировать) как минимум 366 информационных материалов о фестивале. С такой армией журналистов «Голос кочевников» должен был затмить собой все информационное пространство Бурятии на месяцы вперед. Наталья Уланова должна была сбиться со счета, составляя отчет о потоке публикаций, но потока не было. Видеотрансляции, статьи, заметки и даже критические отзывы были, а потока не было. Значит, вопрос, куда были потрачены бюджетные деньги, остается открытым.