Почему театр кукол «Ульгэр» из Бурятии любят во всем мире

Младенческий восторг и революционное обновление бурятских «кукольников»

19.12.2018 в 05:02, просмотров: 968

Вышло так, что маленький театр кукол «Ульгэр» — самый титулованный среди бурятских театров. Он уже несколько раз становился номинантом российской премии «Золотая маска» — в 2006, 2008 и 2010 годах.

Почему театр кукол «Ульгэр» из Бурятии любят во всем мире
фото: russianstock.ru
Эрдэни Жалцанов.

В начале декабря получил грант правительства России в 3 миллиона рублей за спектакль «Руслан и Людмила». И на днях стало известно о его очередных «золотомасочных» достижениях. Сразу 4 номинации в главной театральной премии России! Корреспондент «МК» в Бурятии» встретился с Эрдэни Жалцановым, художественным руководителем «Ульгэра». Совместно мы выявили 7 причин, почему критики и театральные деятели по всей России любят этот театр.

1. Молодость

Когда Эрдэни Жалцанов учился в Ленинграде, преподаватели любили сравнивать жизнь театра и жизнь человека. По сути, это одно и то же. Есть рождение, есть детство, взросление, старость и есть состояние Бардо — переходный период, где взвешивается все хорошее и плохое, что ты сделал. Так вот, «Ульгэру» в этом году исполнился 51 год. Что такое полвека для древней культурной институции? Многие европейские театры уже прожили несколько сотен лет. «Ульгэр» по сравнению с ними — маленький мальчик. «Наш театр переживает состояние младенческого восторга», — признается Жалцанов. И это дает ему возможность искать. Не бояться экспериментировать. Бросаться в авантюры с головой. А это ценят все критики и эксперты.

2. Этника

Кукольных театров в России — невероятно много. А репертуар везде один и тот же. Репки и золотые петушки. Как выделиться на этом не самом ярком фоне? Как только Жалцанов стал руководителем «Ульгэра», он сразу начал думать о его уникальности. А ответ — на поверхности. Театр работает на бурятской земле и только этим может взять рафинированную европейскую публику. «Когда мы начали привозить этнические спектакли на «Золотую маску», эксперты восклицали: «Какой необычный театр!» — вспоминает Эрдэни. А еще он рассказывает, что когда учился, питерские преподаватели очень любили бурятских студентов-актеров. За самобытность, за знание старых мифов и легенд, за особую энергию. Руководитель курса Владимир Петров даже сделал спектакль «Принцесса Турандот», в котором соединил природную органику бурят и итальянский темперамент. Звездный получился проект.

3. Местный язык

«Ульгэр» выпустил несколько спектаклей на бурятском языке — специально, чтобы дети знали и слышали звучание чистой литературной родной речи. Но еще несколько лет назад это не всегда работало. «Мои администраторы приходили в школу и приглашали на спектакль. А директор спрашивала: «А на каком он языке? На бурятском? Ой, нет, не пойдем», — удивляется Жалцанов. Но ведь театр кукол — такая странная штуковина, в которой слово не всегда имеет значение. Кукла повернет голову, замолчит, на нее под особым углом упадет свет — и все, уже понятно, о чем она думает, что переживает. Несколько лет назад «Ульгэр» в Хорватии показывал спектакль «Под вечным светом Кумалана». Весь текст был на эвенкийском. Но зрители — и дети, и взрослые — все понимали без перевода. Резюме — не надо бояться вводить в фестивальные спектакли язык сибирских народов.

4. Острая социальность

«Театр кукол» — в России это сочетание вполне устойчиво. Малыши смотрят милый спектакль, а родители сидят по краям и умиляются. Но кукольники были всегда носителями остросоциальных идей. Вспомните Петрушку, которого постоянно гоняла полиция. В репертуаре у таких театров должны быть взрослые спектакли. Еще Сергей Образцов в своем «Необыкновенном концерте» прошелся по пьяницам и прочим неприятным типам. А потом в российском кукольном театре все стало слишком сладко. Очень немногие выходят за «детские» рамки.

фото: russianstock.ru

фото: russianstock.ru

Эрдэни Жалцанов выпустил уже несколько взрослых спектаклей. И хочет развивать эту историю дальше и дальше. «В последнее время я часто бываю на бурятских свадьбах, мои племянники выросли и активно женятся-выходят замуж, — делится он. — И я заметил, что на этих свадьбах бывают одни и те же персонажи, типажи. Есть тамада, есть чиновник, есть представитель культуры, колхозница, бывшая комсомолка. Хочу сделать спектакль с условным пока названием «Бурятская свадьба». Это будет очень смешно, но и заставит зрителей задуматься».

5. Приглашенные режиссеры

В бурятский «Ульгэр» часто зовут режиссеров из других уголков России. Последний десант был из Питера. Сначала Яна Тумина поставила «Руслана и Людмилу». А потом Андрей Князьков выпустил спектакль «Дюймовочка, или Колыбельная для мамы». Обе работы получились искрометные — еще и поэтому, что Яна и Андрей были преподавателями в Петербурге у многих ребят-актеров из труппы «Ульгэра». «Мы окунули наших артистов обратно в студенчество, — говорит Эрдэни Жалцанов. — А это хорошо, это освобождает от штампов, дает свободу». В следующем году ставить спектакли пригласят еще целую бригаду — Алексея Уставщикова из театра марионеток им. Деммени (Санкт-Петербург) и Бориса Константинова из театра им. Образцова (Москва). Очень хотят зазвать в Улан-Удэ и Евгения Ибрагимова, кукольника с мировым именем.

Все режиссеры со стороны дают новый толчок в развитии театра. При этом «Ульгэр» ценит, любит и поддерживает и своих местных постановщиков.

6. Дружба с критиками

Все, конечно, началось с «Золотой маски». Именно победа спектакля «Поющая стрела» открыла «Ульгэру» двери на другие фестивали. А потом бурятский театр стал членом товарищества-объединения театров кукол Сибирского региона. В это товарищество входят кукольники от Читы до Новосибирска, все друг друга хорошо знают. И мероприятия часто делают. На них приезжают эксперты, театроведы, директора фестивалей, которые ищут интересные спектакли. Наконец, «Ульгэр» входит в международный союз деятелей кукольных театров UNIMA. В 2012 году наши ребята выезжали на фестиваль кукольных театров в китайский город Чэнду, его как раз проводил UNIMA. Чэнду в те дни превратился в громадный кукольный дом — мероприятия проходили даже в храмах и на клумбах.

7. Чужой опыт

Настоящий творческий человек всегда смотрит, слушает, читает, изучает то, что происходит у других. Идеи ходят по всему миру, трансформируясь в руках разных режиссеров по-разному. «В Чэнду меня восхитил теневой театр, показанный китайцами, — рассказывает Эрдэни Жалцанов. — И в Бурятии я очень быстро сделал спектакль «Серебряная спица», как раз теневой. Но весь сценарий был, конечно, не китайский. Рассказывалось в «Спице» об обычном улан-удэнском мальчике, который открыл Книгу предков и попал в шестую главу эпоса «Гэсэр». Я люблю эту главу, потому что в ней герой летит к своим предкам, встречается с родителями, с бабушкой, которая сшивает вселенную и собирает звезды. Ощущение полета есть. В других главах Гэсэр все время сражается».

Новое осознание чужого опыта — это то, что любят все те, кто продвигает театр. Это одновременно просто и сложно. И это показатель большого мастерства.

Самые титулованные спектакли «Ульгэра»

  • Спектакль «Поющая стрела», 2006 год, две премии «Золотая маска» в номинациях «Кукольный спектакль» и «Работа актера в кукольном спектакле».
  • Спектакль «Небесный аргамак», 2008 год, премия «Золотая маска» в номинации «Работа режиссера в кукольном спектакле».
  • Спектакль «Под вечным светом Кумалана», 2010 год, премия «Золотая маска» в номинации «Работа режиссера в кукольном спектакле».
  • Спектакль «Руслан и Людмила», 2018 год, 4 номинации «Золотой маски». Результаты будут известны в апреле 2019 года.