Режиссер «321-й Сибирской» рассказал о причинах разрыва отношений с Голливудом

Солбон Лыгденов пообещал передать фильм о героях-земляках в собственность Бурятии

Подходит к концу год, приуроченный к 75-летию Великой Победы. Год был наполнен множеством патриотических событий, среди которых, к сожалению, так и не нашлось места долгожданной киноленте «321-я Сибирская».

Солбон Лыгденов пообещал передать фильм о героях-земляках в собственность Бурятии
Солбон Лыгденов.

Напомним, работа над «первым народным фильмом о воинах-сибиряках» идет шестой год подряд. Бюджет фильма перевалил за рекордные для Бурятии 62 млн рублей, однако воз и ныне там. Что помешало творческим планам осуществиться на этот раз, мы попросили рассказать режиссера картины, учредителя ООО «МонУлаФилмс» Солбона Лыгденова.

— Солбон, последнее ваше заявление было о том, что вы намерены расторгнуть контракт с голливудскими партнерами, которые по сути сорвали в Бурятии главный праздник этого года. Расскажите подробнее, как это произошло.

— Мы уже работали над монтажом первой части, когда мне поступило предложение, от которого невозможно было отказаться. Американские режиссеры Брент Баум и Джонатан Шварц из компании Paramount Pictures заинтересовались картиной и предложили заняться постпродакшн, довести фильм до мирового проката, причем в самой высшей категории А.

Согласно условиям контракта американцы должны были смонтировать, осуществить цветокоррекцию, звук, компьютерную графику, наложить музыку. По договору я должен был участвовать в монтаже, пробовал выехать в Америку, доехал до Израиля, но по непонятным причинам дальше меня не пустили. Американцы также должны были приехать в Москву, но так ни разу и не приехали. В мировой прокат фильм должен был выйти в мае 2020 года, к праздничным мероприятиям по случаю юбилея Великой Победы, но этого не случилось. Вмешалась пандемия.

— Давайте быть точными. Контракт с американцами вы подписали за полгода до начала пандемии, но ничего даже за эти полгода сделано не было. Вы что-нибудь предпринимали? С кем вы подписывали документы, на каком языке и о чем?

— Если рассказывать все по порядку, то дело было так. Завершая работу над картиной, я обратился к своим московским друзьям с просьбой помочь в прокате по стране. Соответственно ООО «МонУлаФилмс» подписало соглашение сначала с ними. По этому соглашению москвичи должны были привлечь средства, организовывать на эти средства прокат в обмен на часть выручки. Вообще мы заявляли, что картина должна обойтись в 108 млн рублей. Изначально я просил фонд кино о такой поддержке, но нам отказали.

Каким-то образом про нашу картину узнали американцы и сделали москвичам очень заманчивое предложение. В результате у нас получился трехсторонний договор. Документ был составлен на английском, я попросил его перевести, внес туда свои изменения. Лично с американцами я не встречался, так как договор подписывался через москвичей. Выходили несколько раз на связь по скайпу.

— Ни до пандемии, ни после того как она началась, ни сказочниками-москвичами, ни американцами не было сделано ничего. Скажите, что за этот год помешало вам выпустить фильм хотя бы в Бурятии?

— Условием договора с американцами было то, что до выхода в мировой прокат мы не можем показывать фильм ни в кинотеатрах, ни в Интернете, ни размещать ролики, рекламу и прочее. Нельзя сказать, что американцы весь этот год молчали, у нас шла бурная переписка. Перед подписанием договора они попросили составить договоры со всеми участниками процесса, подтвердить все затраты на фильм, и мы это сделали. В Америку была выслана целая коробка документов. Но вы правы, что дальше дело не пошло.

— Почему? Как сами американцы объяснили случившееся?

— Объяснили пандемией, что все контракты сдвинулись, и это правда.

— Сдвинулись проекты по съемкам. Ваш же материал был уже отснят. Вас с самого начала не насторожило это беспрецедентное для регионального проекта предложение? Мы не оцениваем сейчас качество фильма, которого еще никто не видел, мы говорим об идеологической составляющей. Может, американцы захотели сделать из нашего патриотического фильма чернуху? Ваши компаньоны как-то объяснили, какой интерес Голливуду «продвигать» «321-ю Сибирскую» в мировой прокат?

— Когда я вносил свои коррективы в договор, я настаивал на том, чтобы фильм сохранил свою идеологическую составляющую, чтобы сюжетная линия не менялась, это была принципиальная позиция. Как я понял, мое условие было принято. Авторские права, права правообладателя сохранялись за мной. По условию договора после выхода в мировой прокат я вправе был сделать свою версию ленты, куда вошли бы чисто бурятские сцены, интересные исключительно жителям республики.

Объем отснятого материала позволяет также выпустить сериал на эту тему. Свой интерес американцы объяснили тем, что фильм исключительный, должен собрать кассу. Я уже заявлял, что в сложившихся обстоятельствах не вижу иного выхода, как начать процедуру расторжения договора.

Фрагмент из фильма.
Фрагмент из фильма.
Фрагмент из фильма.
Фрагмент из фильма.

 

— Знаете, что заставляет усомниться в сказанном? Что такое с вашим фильмом происходит не в первый раз. Какие-то «Черные всадники. Дубль-2». Двадцать лет назад в Бурятии тоже на бюджетные деньги начали снимать исторический фильм «Черные всадники», с костюмами, лошадьми, массовыми сценами. В итоге республике пришлось вернуть в российский бюджет несколько миллионов рублей, что по тем временам было очень большой суммой.

— Я знаю об этом.

— В 2018 году вы получаете из республиканского бюджета субсидию в 10 млн рублей с условием, что фильм выйдет в отечественный прокат до конца того самого 2018 года. Каким-то образом тогда на фильм «321-я Сибирская» ООО «МонУлаФилмс» получило прокатное удостоверение в минкульте России. Минкульт Бурятии подтвердил, что фильм изготовлен. Не было еще на горизонте никакого Голливуда. Какие темные силы вмешались тогда в вашу историю?

— 10 млн рублей, которые мы получили из бюджета, поступили в самый последний момент и ушли на долги, банковские проценты. Иными словами, опять дебет не сошелся с кредитом. В прокате пришлось показать 2-часовую версию фильма, приближенную к фестивальной, которую назвали «321-я Сибирская. Фильм первый «Братья». Не буду отрицать, что прокат получился формальным, у нас просто не было другого выхода.

25-26 декабря 2018 года прошел закрытый бесплатный показ фильма в кинотеатре «Пионер» в Улан-Удэ, 30-31 декабря — коммерческий показ фильма в кинотеатре города Свирска Иркутской области.

— Зачем вы тогда подписывали документы, если прекрасно знали, что завершить фильм к концу года не удастся? Почему не проконсультировались с замминистра культуры Бурятии Николаем Емонаковым, председателем союза кинематографистов Бурятии Артемом Бурловым? По сути вы нарушили договор и вам необходимо вернуть в республиканский бюджет 10 процентов от субсидии. Вы это сделали? Вам известно, что ваших коллег по кино вызывали в ОБЭП МВД по Бурятии по этому самому конкурсу на республиканскую субсидию?

— Нет, об этом мне ничего неизвестно. Меня никто никуда не вызывал. Никаких претензий со стороны министерства культуры Бурятии к ООО «МонУлаФилмс» не было. Если анализировать все это с позиции сегодняшнего дня, то здесь наложилась масса факторов.

Когда это все начиналось, мы разослали письма всем депутатам, чиновникам, главе республики в то время Вячеславу Наговицыну, и в какой-то момент наши планы поддержала компания «CУЭК», которая выделила 10 миллионов рублей. Собственно на этот первый транш мы закупили хорошее оборудование, часть костюмов, реквизит. Пригласили немецких актеров, начали снимать. Не смогли им сразу заплатить, по причине чего тоже получилась некрасивая история. Дело еще в том, что 321-я Сибирская стрелковая дивизия формировалась в Забайкальском крае, туда набирались бойцы с Иркутской области, Бурятии, других регионов. Дивизия участвовала в боях под Сталинградом, дошла до Берлина. То есть изначально фильм задумывался как масштабный проект, географически охватывающий несколько регионов. Он планировался как народный фильм, в создании которого могли бы принять участие несколько субъектов, и собственно так оно и получилось.

Изначально ставилась задача выйти к 75-летию Сталинградской битвы, то есть в 2017 году, потом к 75-летию Великой Победы. К сожалению, не получилось ни того, ни другого.

— Может, не имея никакого бюджета, лучше было начать снимать хоть что-то, но никак не блокбастер? Может, для начала подошел бы «небольшой» сюжет, к примеру, о 93-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии. Не менее легендарная дивизия, отстоявшая Москву, формировалась в основном здесь, в республике. Уж точно затраты были бы на порядок меньше.

— Когда мы начинали, мы заручились гарантийными обязательствами у нескольких крупных сибирских предприятий и глав регионов. В итоге, как уже говорил, 10 млн рублей перечислила «CУЭК», 1,5 млн рублей — тогда депутат Госдумы от Бурятии Михаил Слипенчук. Дальше мы жили от марафона к марафону, где на создание фильма жертвовали самые обычные люди. Были спонсоры, которые сами участвовали в съемках, но, признаюсь, все они были не из Бурятии.

— В числе таких спонсоров мэр иркутского города Свирск Владимир Орноев, бывший мэр Иркутска Дмитрий Бердников. Много было таких людей, ради которых вам приходилось на ходу менять сюжетную линию, а значит, и бюджет фильма? К примеру, что будет, когда фильм выйдет на широкие экраны, а кто-то там себя не увидит?

— Таких героев в фильме около десятка, и они все в основном не из Бурятии. Мы делали предложение многим политикам, включая тогдашнего мэра Улан-Удэ Александра Голкова, но все почему-то отказывались. Мы сознательно шли на введение новых лиц по ходу работы, рассчитывая, что в итоге пригодится весь материал. Если кто-то не увидит себя на широких экранах, то увидит в сериале, интернет-версии.

Тогда, в 2016 году, когда мы начинали снимать, была уверенность, что за первым траншем в 10 млн рублей от «CУЭК» будет и второй, третий. Денег больше не было, а механизм уже был запущен, приходилось постоянно снимать в долг, на свой страх и риск, и так повторялось практически каждый сезон. То есть сначала к нам приезжали немецкие актеры, монгольские каскадеры, известные российские артисты, отрабатывали, а уже позднее мы с ними рассчитывались. Был постоянный напряг, все мне говорили, зачем ты это делаешь, но остановиться я уже не мог. Мне хотелось доказать, что мы в Бурятии можем делать серьезное кино, хорошего качества.

— Все съемки наконец позади, осталось немного — расторгнуть договор с Голливудом, смонтировать и озвучить материал. Сможете назвать новую дату выхода «321-й Сибирской»?

— Могу сказать только, что это будет по-настоящему народный фильм. Я прекрасно отдаю себе отчет, что львиную долю средств внесли обычные жители Бурятии, Иркутской и Волгоградской областей, Калмыкии, Московской области, других регионов. На сайте проекта в соответствующем разделе можно увидеть, что люди сдавали и по 100, и по 200 рублей. Поэтому после всех прокатов и презентаций я планирую передать его в собственность республики, министерства культуры Бурятии, чтобы его бесплатно могли смотреть в каждом селе, каждом доме культуры, каждой школе.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №49 от 2 декабря 2020

Заголовок в газете: Голливудская история