Министр экономики Бурятии призналась, что бюджет республики формируется наугад

Доходы будут, но это еще не точно

Заседание рабочей группы по республиканскому бюджету на 2022 год в Народном Хурале прошло довольно бурно. Депутаты обвиняли правительство в занижении цифр по планируемым доходам, а министр экономики Екатерина Кочетова призналась, что некоторые из параметров бюджета устанавливаются едва ли не наугад.

Доходы будут, но это еще не точно
Екатерина Кочетова.

Учитывая, что от правильной верстки местной казны зависит развитие Бурятии, итог обсуждения можно назвать весьма печальным.

Но это не точно

Напомним, бюджет республики был принят Народным Хуралом в первом чтении на ноябрьской сессии. Однако этот документ можно назвать скорее черновиком, так как даже установленные в нем основные параметры, вроде общего объема доходов, расходов, госдолга и дефицита, ко второму чтению могут сильно поменяться.

У депутатов Хурала и чиновников правительства осталось меньше месяца, чтобы превратить этот документ в окончательный проект, который будет утвержден во втором чтении на сессии 17 декабря. И работа над ним в самом разгаре.

Так, на прошлой неделе состоялось заседание рабочей группы по формированию бюджета будущего года. Его темой стали налоговые и неналоговые доходы республики. Это та сумма, которую Бурятия зарабатывает сама, без учета поступлений из федерального бюджета.

Общая сумма собственных доходов, по расчетам чиновников правительства, в будущем году может составить 34,2 миллиарда рублей. Цифра не окончательна, и, вероятно, изменится уже в ближайшем будущем.

— В настоящее время мы располагаем только предварительными прогнозами некоторых крупных налогоплательщиков. Поскольку формирование и утверждение финансовых планов организаций на очередной финансовый год осуществляется в более поздние сроки, — проясняла депутатам ситуацию министр экономики Бурятии Екатерина Кочетова.

Заседание рабочих групп в комитете по бюджету, налогам и финансам Народного Хурала РБ.

Надо быть оптимистичнее

Тем не менее, по некоторым налоговым поступлениям картина уже ясна. Например, налог на прибыль. В этом году бюджет Бурятии получил гораздо больше поступлений, чем планировалось изначально, благодаря флагману бурятской экономики — Улан-Удэнскому авиазаводу. Но со следующего года минэкономики «показало» серьезное снижение по этому налогу. В связи с этим у депутатов возник вопрос:

— Не занижаем ли мы налог на прибыль? Сначала мы говорим, что денег нет, а потом они появляются в течение года, и мы начинаем их хаотично распределять. Из-за этого крупные проекты невозможно реализовать, потому что их надо в начале года запускать, — говорил, к примеру, депутат Игорь Марковец.

Екатерина Кочетова оправдалась тем, что объемы производства, планируемые в прошлом году, не изменились. Поменялся лишь курс валют, что отразилось на экспортных контрактах.

— Там разница в курсе доллара. Нам дополнительный объем поступлений дают экспортные контракты. И вот эта разница возникает из-за расчетов Улан-Удэнского авиационного завода. Других источников у нас нет, — говорила она. И тут же расстроила депутатов: — В последующие годы, если смотреть по налогу на прибыль, то у авиазавода это все не экспортные контракты.

Однако этот аргумент не убедил председателя Счетной палаты Евгения Пегасова, чья задача — проверять расчеты чиновников на правильность.

— Многие отметили взрывной рост собственных доходов в этом году, как по налогу на прибыль, так и по упрощенной системе налогообложения. Странно, когда правительство с трудом завоеванные позиции сдает и устанавливает себе планку на ближайшие три года гораздо ниже уровня текущего года. Это касается налога на прибыль, где падение порядка 3 миллиардов рублей, НДФЛ, по которому прогнозируется гораздо меньший темп и по упрощенной системе налогообложения. Наше предложение — взять за базовую оценку поступления текущего года с учетом темпов социально-экономического развития, — настоял Евгений Пегасов.

Откровения министра экономики

Кстати, про «упрощенку». По ней ситуация подобна той, что сложилась по налогу на прибыль. В этом году заработали больше, чем планировали, в будущем — прогноз на снижение.

Отвечая на вопросы депутатов по поводу УСНО, Екатерина Кочетова давала весьма путанные показания. Сначала она заявила, что поступления по упрощенке зависят от прогнозируемого роста внутреннего регионального продукта. Когда депутаты надавили, назвав такой подход поверхностным, министр призналась, что при прогнозировании есть проблемы с налоговой.

— Они полностью не согласны с нашим прогнозом, они его занижают. У нас цифры с ними не бьются, — жаловалась Екатерина Кочетова. — Тут спрогнозировать очень сложно, потому что у нас нет доступа к базе индивидуальных предпринимателей. Поэтому мы не можем провести глубокий анализ. Мы делали запрос в налоговую от Народного Хурала, нам конкретных данных не дают.

А дальше, отвечая на многочисленные вопросы депутатов, касающиеся расчетов поступлений по УСНО, министр и вовсе разоткровенничалась:

— Мы идем вслепую. Когда по упрощенной системе налогообложения принимаю решения, я иду вслепую. Я по ощущениям иду. Вся страна так живет. У нас столько информационных ресурсов, но они все разрознены. Эту информацию воедино не собрать, — рубила правду-матку Екатерина Кочетова.

Выходит, что один из основных источников пополнения бюджета практически не прогнозируем. Это значит, что ни депутаты, ни чиновники точно не знают, какие доходы получит Бурятия в 2022 году. А не зная сумму доходов, нельзя составить точную смету расходов. Видимо, поэтому в течение года на каждой сессии Хурала бюджет перекраивается, чтобы в итоге оказаться максимально далеким от первоначального проекта.

Наследие Наговицына

Похожая ситуация и с неналоговыми доходами. О них депутатам рассказывал и. о. министра имущественных и земельных отношений Бурятии Дмитрий Булнаев. Предсказать, сколько Бурятия получит дивидендов от акционерных обществ, акциями которых владеет или сколько прибыли упадет от компаний, в которых у республики доля — невозможно. Потому что рынок непредсказуем. Точно также неизвестно, сколько госимущества будет продано с торгов, ведь желающих его покупать немного, или сколько республиканской земли уйдет с молотка.

Гостевой дом.

В общем, доклад Дмитрия Булнаева состоял в основном из предполагаемых итогов этого года, которые уже более-менее понятны. Так, дивиденды Бурятии принесли только Ипотечная корпорация и Республиканская типография. Байкальская Гавань, Республиканский мусороперерабатывающий завод и авиакомпания «Аврора» сработали в минус.

Резкий рост выручки наблюдался у «Бурятфармации», которая из-за ковида получила неплохую прибыль. Впрочем, на ближайшие годы власти не надеются на особые поступления, ведь всю прибыль компания пустит на расширение аптечных пунктов.

Сдача в аренду республиканского имущества принесла 8,7 миллиона рублей, аренда земель — 6,8 миллиона. Проще говоря, в масштабах бюджета цифры невелики.

Но общая картина депутатов Хурала интересовала не так сильно, как частности, вроде судьбы скандального домика в Сотниково, который сильно попортил репутацию прежнему главе Бурятии Вячеславу Наговицыну.

Напомним, этот дом обошелся бюджету Бурятии в сумму свыше 60 миллионов рублей, что стало причиной для общественного недовольства и ряда скандальных публикаций. Кроме того, за нарушения, связанные со строительством гостевого дома в Сотниково, был осужден бывший начальник хозяйственно-транспортного комплекса администрации главы Бурятии Александр Сучков.

Неудобные вопросы по поводу домика задавал коммунист Баир Цыренов. Он рассказал, что по его информации, кроме скандального домика Наговицына, в той местности есть еще постройки. В одной из них якобы живет зампред правительства, судьба остальных неизвестна.

Пояснить, на чьем балансе находится эта недвижимость, кто ее собственник и как она используется, Дмитрий Булнаев то ли не смог, то ли сделал вид, что не может. Но на этом неудобные вопросы не закончились. Депутат Игорь Бобков вспомнил еще более давнюю историю.

— У нас же в Москве тоже есть имущество? У нас там полпредство. В свое время, в 2000-е годы, мы там банку какому-то отдавали в аренду. И что-то ни слова не написано, что там у нас. Что-то мы получаем от этого имущества? — вопрошал он.

Выяснилось, что за полпредством Бурятии в Москве действительно закреплена недвижимость. В том числе — гостиница, в которой останавливаются республиканские чиновники, приезжающие в столицу по делам. Что касается коммерческой аренды, то полпредство сдает 12 квадратных метров — кому и за сколько неизвестно.

— Заключен договор аренды в отношении помещения площадью 12 квадратных метров. Что касается вопросов закрепления других помещений… Там произошла реконструкция помещений и на сегодняшний день идет разбирательство, какие площади сегодня арендуются, — путанно объяснял Дмитрий Булнаев.

В итоге он так и не смог исчерпывающе ответить на вопросы депутатов ни по домику Наговицына, ни по московскому имуществу. Да и остальная часть его доклада не блистала конкретикой. Как, впрочем, и весь республиканский бюджет на будущий год. Радует лишь, что власти впервые признались, что ничего не знают и работают наугад. Может теперь у них появится желание изменить ситуацию…

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №50 от 8 декабря 2021

Заголовок в газете: «Мы идем вслепую»

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру