Водитель, который сбил Максима в Бурятии, отрицает свою причастность к его смерти

По факту гибели мальчика назначена очередная экспертиза

16.05.2018 в 06:52, просмотров: 1140

О маленьком жителе Баунтовского района, попавшем под автомобиль, долгие годы прикованном к постели и скончавшегося после остановки сердца, узнали не только в Бурятии, но и по всей России. Всем миром — от волонтеров до врачей — помогали ему, чем могли. Но чуда не произошло…

Водитель, который сбил Максима в Бурятии, отрицает свою причастность к его смерти
фото: vk.com
Максим Удовиченко.

Преждевременно ушедшего ребенка вернуть невозможно, но наказать виновного — нужно, решила безутешная мать и взялась за дело. Однако женщина даже не представляла, что тот, кто лишил жизни ее сына, заявит: он умер собственной смертью, и примется доказывать это правосудию. Подробности — в нашем материале.

Смертельная авария

Страшные события семилетней давности уже описывались на страницах «МК» в Бурятии». 26 мая 2011 года около 14 часов Андрей Черкинский ехал на машине около автозаправочной станции по улице Ленина в селе Багдарин. В том же месте в тот же час два мальчика возвращались на велосипеде с речки: Максим Удовиченко сидел за рулем, а Максим Маханьков уцепился за багажник и бежал рядом.

Следствие установит: «Жигули» были в исправном состоянии и двигались на чрезмерно высокой скорости — почти 100 км/ч вместо 60 положенных в той местности. При экстренном торможении и потере рулевого управления машину бросило влево, после чего она врезалась в велосипед. Во время ДТП один ребенок погиб на месте происшествия, другой выжил, но с серьезными телесными повреждениями.

Ушиб грудной клетки, а также головного и спинного мозга тяжелой степени, острая субдуральная гематома слева, закрытый перелом плюсневых костей справа, бедра в верхней трети диафиза и нижней челюсти со смещением… За медицинскими диагнозами со сложными названиями стояли долгие скитания по бурятским, российским и даже зарубежным больницам, и в итоге — практически полная обездвиженность.

Максим Удовиченко постоянно нуждался в меднаблюдении и находился на аппарате искусственной вентиляции легких. 19 сентября 2013 года он был признан ребенком-инвалидом, а спустя почти пять лет, 19 февраля 2018-го, умер от сепсиса (заражения крови), пионефроза (нагноения почки) и последствий перелома позвоночника — результатов того самого несчастного случая… Именно такой вердикт стоит в медицинском свидетельстве о смерти от 26 февраля.

После утраты единственного ребенка Ирина Батышева не оправилась до сих пор. При разговоре в ее голосе постоянно слышны слезы... Виновнику же аварии дали 3 года лишения свободы условно и год лишения прав за нарушение ПДД, повлекших смерть человека по неосторожности.

— Все время этот гражданин ни морально, ни материально не поддерживал меня и Маханькову, и полностью не выплатил нам компенсации, установленные судом: 947 тыс. рублей — мне и 500 тысяч — ей, — говорит Ирина. — Занес в «черные списки» везде, где только мог, плюс переписал имущество на родственников, иначе его описали бы приставы.

Сказать, что женщины были в шоке, значит, не сказать ничего. И дело тут не в деньгах, а в отношении, подчеркивают они. «Лихач» не чувствовал вины и не стремился искупить ее, хотя, по утверждению отдельных интернет-пользователей, пытался наложить на себя руки от раскаяния.

Оно само?

Как бы то ни было, Батышева собралась идти до победного конца и нашла адвоката, который пообещал добиться пересмотра наказания, но запросил за свои услуги 280 тыс. рублей. У женщины нет таких средств, а добрые люди собрали лишь мизерную часть. И вот месяц назад она обратилась в Баунтовский районный суд с иском о возмещении морального вреда — 3 млн рублей.

Однако Черкинский и его представитель Белов не согласились с выдвинутыми требованиями. На судебном заседании они сослались на ранее вынесенный приговор — дескать, водитель уже «получил свое» и частично отдал штраф. И, кроме того, парировали: Максим мог скончаться и… не из-за последствий дорожно-транспортного происшествия, а по причинам иного характера. В свою очередь, начмед, хирург, педиатр и реаниматолог вместе с матерью указывали на осложнения после аварии.

Тогда служители Фемиды предложили провести судебно-медицинскую экспертизу. Ни истец, ни ответчик не возражали против нее, но отказались оплачивать. Виновник ДТП вместе с защитником поставил перед экспертами несколько вопросов: «Является ли пионефроз причиной смерти Удовиченко? Возможно ли его возникновение в результате перелома позвоночника давностью 6,9 лет?» и ряд других. То есть фактически усомнился в следствии собственных деяний и связал кончину мальчика с иными факторами.

Некоторые предположения были отклонены сразу. Оснований для недоверия свидетельству о смерти не имелось, патологии ЛОР-органов в амбулаторной карте не указывались, да и сведений о неквалифицированной медпомощи в гражданском деле не содержалось. «Великий и гуманный» оставил на повестке второй и частично третий вопросы и добавил к ним еще один, можно сказать, риторический: «Имеется ли причинно-следственная связь между травмами, полученными Максимом Удовиченко, и его смертью?».

В поисках истины

Проведение исследования поручили сотрудникам республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы. Для этого им предоставили материалы дела, карту ребенка и протокол вскрытия трупа. Ну а расходы — порядка 12 тыс. рублей — возложили на Управление судебного департамента в РБ за счет федерального бюджета.

— Сейчас все документы находятся в Улан-Удэ, — говорит моя собеседница. — Экспертиза уже началась, 29 мая будет заключение и затем состоится последнее заседание, на которое, честно говоря, идти страшно. Скорее всего, Черкинский вновь отделается легким испугом и не понесет наказание за смерть моего сыночка...

Другой адвокат, который помогал составлять исковое заявление Ирине Батышевой, готов представить ее интересы. Но у женщины нет денег на оплату дороги и услуг, хотя нужно всего 8 тыс. рублей. Зато есть надежда, что найдутся неравнодушные, которые перечислят деньги, а, значит, поспособствуют тому, чтобы финал этой трагической истории был справедливым. Мать обещает сделать все возможное, чтобы душа его мальчика успокоилась, а отсуженные деньги передать в благотворительный фонд поддержки детей, пострадавших в ДТП, имени Наташи Едыкиной, чтобы спасти их жизни.

Те, кто хочет помочь, могут переводить средства на карту Сбербанка 4276090014335038 и звонить по телефону 89246562181 (в том числе для юридических консультаций).