«Фантазии и реальность у таких детей часто переплетены»: Минобр Бурятии об изнасиловании в школе-интернате

Девочка отпросилась в туалет, вернулась через 15 минут в грязной одежде и с кровоподтеками

23.01.2020 в 11:46, просмотров: 2296

Вчера, 22 января, Следком Бурятии сообщил о том, что в Галтайской коррекционной школе-интернате в Мухоршибирском районе учился насильник. Следователи рассказали, что в 2017 и 2018 годах школьник изнасиловал, как минимум, двух девочек. Все всплыло в декабре 2019 года, когда на парня написали заявление.

«Фантазии и реальность у таких детей часто переплетены»: Минобр Бурятии об изнасиловании в школе-интернате
Фото: скриншот с сайта "Ариг - Ус".

По некоторым данным, автор заявления – тетя одной из пострадавших, она же является ее опекуном. На молодого человека, которому уже исполнилось 18 лет, завели уголовное дело. Следком также подчеркнул, что «на протяжении последних нескольких лет среди воспитанников складывалась нездоровая обстановка, связанная с применением физического насилия, унижением более слабых детей, употреблением несовершеннолетними наркотических средств». В результате руководство школы тоже попало под уголовную статью – о должностном преступлении.

Следственный Комитет больше никаких комментариев не дает. Зато с «МК в Бурятии» согласился встретиться заместитель министра образования РБ Валерий Поздняков. Приводим фрагменты разговора.

фото: facebook.com
Валерий Поздняков

- Валерий Анатольевич, что известно министерству о событиях в Галтайской школе?

- В 2018 году мальчик, о котором идет речь, окончил 9-й класс в Галтайской школе-интернате. С сентября он начинал учебу в филиале политехнического техникума в Каменске. Но лето еще провел под патронажем школы – в детском лагере «Березка» в Мухоршибирском районе. В июле в «Березке» произошло следующее. Девочка отпросилась в туалет, вернулась через 15 минут в грязной одежде и с кровоподтеками на лице. Воспитательница позвонила завучу. Та сообщила директору, директор – начальнику лагеря и в полицию. Приехали сотрудники отдела по работе с несовершеннолетними. Они нашли этого юношу. На тот момент факт изнасилования не нашел подтверждения. Мальчик подтвердил, что ударил девочку кулаком в нос. Тогда все ограничилось административным правонарушением. Теперь рассматривается дело об изнасиловании.

- Девочку осматривал гинеколог?

- Насколько знаю, осмотр попытались произвести. Но девочка категорически отказалась. По отзывам педагогов, она даже стоматологу никогда не давала посмотреть свои зубы. Надо понимать, для таких детей гинекологическое кресло – это часто очень страшно.

- А как появилась еще одна пострадавшая?

- Это выяснилось, когда следователи разговаривали с учащимися. Опросили всех. Одна девочка сказала, что ее этот мальчик тоже изнасиловал. Но там еще больше вопросов возникает. Девочка сказала, что все произошло в 2017 году. Но в 2018 году проводился медосмотр, она его проходила, и все было нормально.

- Как проходили опросы детей?

- Следком выезжал в Галтай самостоятельно. Единственное, следователи попросили министерство образования предоставить специалистов для опроса ребят. Школа ведь коррекционная. У Следкома было пожелание, чтобы это были не психологи. Поэтому мы отправили трех дефектологов из Республиканского центра образования.

- Расскажите о ребятах, которые учатся в школе. С какими диагнозами они туда попадают?

- Все дети состоят на учете в психоневрологическом диспансере. У всех – умственная отсталость. Либо в легкой, либо в средней, либо в тяжелой степени. У большинства – нарушения психического характера. Непростые дети…

- Насколько могут быть правдивы показания детей с такими диагнозами?

- На самом деле, на таких опросах должны были присутствовать не наши дефектологи и не психологи МЧС, а клинические психологи, которые могут отделить, скажем так, «зерна от плевел». Потому что фантазии и реальность у ребят могут быть сильно переплетены. При этом понятие времени тоже очень относительно. То есть, вчера и два года назад – это примерно одно и тоже. Поэтому тут нужна работа клинических специалистов, которые смогут сказать – чему можно верить, а чему нельзя. К сожалению, насколько я понимаю, к ним никто не обращался при проведении следственных действий.

- Школа, кстати, работает?

- Руководство школы не отстранено. Образовательный процесс идет. Но, похоже, надо провести определенные реабилитационные мероприятия. И в отношении детей, и в отношении администрации школы. Когда в маленькую деревню приезжает одновременно 50 человек в погонах… Они столько людей не видели никогда! Надо их немного успокоить. Потому что образовательный процесс в любом случае надо продолжать.

Фото: скриншот с сайта "Ариг - Ус".

- Что думает директор Галтайской школы об этой ситуации?

- У директора сейчас сложный период. Ее постоянно опрашивают то следственное управление, то прокуратура, то МВД. Она в школе работает давно, сначала была завучем, в октябре прошлого года стала директором.

- Валерий Анатольевич, а как вы можете прокомментировать «нездоровую обстановку» в школе, про которую сообщил Следком?

- Сейчас в школе 121 ребенок, почти у всех есть опекуны. Кто-то живет в Галтае и ближних селах и только учится в школе. Кто-то проводит пять дней в интернате и на выходные едет домой. Мы обратили внимание, что ребятишки называют своих опекунов «мама» и «папа». Это нормальные семейные отношения. Многие здороваются по-бурятски. При этом основной контингент школы – русские дети. Просто часто опекунами становятся бурятские семьи. Еще меня поразило, что многие школьники катаются на лыжах. В свободное время встали на лыжи – и пошли. Сейчас запланирован выезд специалистов межведомственной комиссии по оказанию помощи руководству и коллективу школы, корректировке её работы.