Вспышка опасной инфекции скота обнажила проблемы сельского хозяйства Бурятии

Дерматит «высветил» большое количество неучтенного скота – почти вдвое превышающее официальные цифры

Конец ушедшего 2021 года в Бурятии ознаменовался вспышкой опасной болезни скота: заразного узелкового дерматита. Инфекция поражает коров, овец и свиней, практически не поддается лечению, зараженные животные подлежат уничтожению, трупы — сжиганию.

Дерматит «высветил» большое количество неучтенного скота – почти вдвое превышающее официальные цифры

Красный уровень

Первые сообщения об узелковом (нодулярном) дерматите появились 29 декабря в Кяхтинском районе, буквально через пару дней очаги обнаружились в Бичурском, Мухоршибирском, а спустя еще несколько дней — в Тарбагатайском и Иволгинском районах.

Минсельхоз Бурятии принял экстренные меры: изъятие и ликвидацию зараженного поголовья, всеобщую вакцинацию скота и карантинные меры в местах очагов. В настоящее время распространение болезни удалось сдержать, очаги в Кяхтинском и Бичурском районах ликвидированы. В ближайшее время, по заверениям министра сельского хозяйства РБ Галсана Дареева, должны будут «очищены» от заразы оставшиеся три района, владельцам уничтоженных животных выплатят компенсации — по утвержденным ставкам «живого веса».

Тем не менее происшедшее стало очередным инцидентом, ударившим по имиджу республики. Многие животноводы оказались фактически разорены. По данным на 10 января, эвтаназии пришлось подвергнуть 2200 голов скота, прогнозируется ликвидация еще 450 сельскохозяйственных животных. Ущерб от эпидемии уже оценивается в 62 млн рублей, и эта цифра будет расти.

Актуален вопрос: что привело к происшествию, и как это можно было предотвратить?

Черная полоса

Первый очаг узелкового дерматита был отмечен в поселении Усть-Киранское Кяхтинского района. Глава местного крестьянско-фермерского хозяйства Алексей Чимбеев еще неделю назад был владельцем большого стада. Сейчас он потерял все и думает закрыть бизнес.

— Ликвидировали 157 моих голов — все стадо. У меня ничего не осталось, ферма закрыта, дворы пустые. Было 110 голов маток и нетелей, от которых я планировал приплод, было три быка-«герефорда». И все под нож пустили. По обещанной компенсации очень много вопросов: о компенсациях фермерам никакой внятной информации нет, — рассказал фермер.

Много заболевшего скота пришлось уничтожить и непосредственно в селах, входящих в поселение Усть-Киранское, — по информации его главы Алексея Будаева, инфекция там распространялась целыми улицами. Сейчас проводится дезинфекция дворов.

В селе Билютай Бичурского района, по словам начальника районного отдела сельского хозяйства Альбины Кондаковой, пришлось уничтожить всех животных на шестнадцати подворьях — 180 коров, две овцы и 32 свиньи. Соответственно, 16 частных хозяйств остались без скота.

Сходная картина в других населенных пунктах, где обнаружили очаги нодулярного дерматита. Жители села Усть-Алташа в Мухоршибирском районе записали открытое обращение главе Бурятии Алексею Цыденову с просьбой не уничтожать их скот, у которого нет симптомов инфекции. Иначе они останутся без средств к существованию. Комментаторы паблика «Весь Улан-Удэ», где размещались хроники борьбы с инфекцией, отмечали, что вспышка дерматита ранее была в соседнем Забайкальском крае, и уже тогда бурятским властям следовало что-то предпринять.

Причины и следствие

Что же способствовало распространению инфекции? На взгляд Алексея Чимбеева, сыграло роль несколько факторов. Во-первых, такое распространенное в селах явление, как неорганизованный выпас скота. Животные бесконтрольно находятся на самовыгуле, хозяева только открывают утром и вечером для них ворота.

— Скот деревенский безнадзорный, ходит как тараканы, со всех щелей. У моего стада с ним прямых контактов не было, мы же пасем, смотрим. Скорее всего, оно заразилось на водопое, куда до конца декабря ходили деревенские коровы, которых дома не поили. Первые симптомы начались в Усть-Киране, а у моего стада — только через неделю, — говорит Алексей Чимбеев.

Другой причиной вспышки он видит нехватку на селе специалистов-ветеринаров, из-за чего болезнь выявили не сразу. В ином случае был шанс остановить болезнь до того, как она получила широкое распространение.

Фермер, основываясь на наблюдениях за симптомами у своего стада, высказал также предположение, что в Бурятии может быть эпидемия ящура.

— У меня вся симптоматика была ящура. При дерматите идут выделения из носа, а у моих коров шло слюновыделение изо рта, весь двор был в пене. И хромота, которая характерна только для ящура. При минусовых температурах дерматит не должен распространяться, поскольку его разносчики — насекомые. Я думаю, еще от ящура надо вакцинировать. При ящуре весь регион объявляют неблагополучным, а при дерматите можно сделать локальный карантин, — говорит Алексей Чимбеев.

Он также высказал опасение, что некоторые владельцы больных животных могли скрыть их от проверки, или обколоть антибиотиками, чтобы погасить симптомы. И таким образом возникает риск новых вспышек.

Зараза контрабандой

Министр сельского хозяйства РБ Галсан Дареев считает, что узелковый дерматит в Бурятию завезли нелегальные скупщики скота или мяса. Они ездят по деревням, скупая с рук животных, или проводя их забой, при этом не соблюдая санитарные правила. И могли завезти заразу на вещах и одежде. Такую версию министр уже неоднократно высказывал на пресс-конференциях и встречах с населением, хотя отмечал, что это лишь предположение.

— Предполагаемый маршрут нелегальных скупщиков — дорога, которая идет из Кяхты через Мухоршибирский и Тарбагатайский районы до Улан-Удэ. Как раз на ней и Бурдуны, и Усть-Киран, далее через Окино-Ключи и Моргентуй уходит на Билютай, потом на Черноярово, Подлопатки, Усть-Алтачей, где тоже очаги были. И на Барыкино идет, где тоже очаг, дальше дорога на север, через Верхний и Нижний Жирим, Тарбагатай и так далее, — заявил в выступлении Галсан Дареев.

По словам министра, эта дорога в настоящее время перекрыта постом у Барыкино, также он еще 4 января написал заявление в правоохранительные органы. Не исключает он и возможность, что в Бурятию могли завезти больных животных из какого-то неблагополучного в ветеринарном отношении региона. Что касается Иволгинского района, туда, по его предположению, дерматит занесли уже жители ранее пострадавших мест, когда на Новый год поехали навещать родных и близких, хотя минсельхоз РБ рекомендовал этого не делать.

Предположения фермеров об эпидемии ящура министр отвергает, заявляя, что в Бурятии скот регулярно от него вакцинируют, тогда как узелковый дерматит — новая болезнь, и не входит в перечень обязательных прививок. Также имеются результаты лабораторных исследований заболевших животных. Что касается якобы характерных симптомов, они могут быть присущи самым разным ветеринарным заболеваниям. Несостоятельной он считает и версию о причине заражения из-за нехватки в республике скотомогильников.

Что скрывали фермеры

Министр также сообщил, что в ходе проверок выявилось большое количество неучтенного скота — примерно в два раза больше официальных данных. Как выяснилось, крестьяне из имеющегося у них стада часто регистрируют меньше половины, что странно, если учесть, что полный учет скота никакими налоговыми нагрузками собственникам не грозит.

Пока же неверный учет скота привел лишь к тому, что заказанной партии вакцины против узелкового дерматита не хватает. Это же, по его словам, создает проблемы для организованного выпаса в деревнях — ведь пастбища выделяются тоже исходя из официальных цифр.

Глава поселения «Усть-Киранское» Алексей Будаев отметил, что необходимо организовать всеобщий учет скота на подворьях.

— Нужно все поголовье, начиная с телят, тотально оснастить электронно-цифровыми метками, обязав владельцев сделать это. Чтобы весь скот стоял на учете, проверяющий мог в любое время зайти на подворье и сверить. Тогда, я думаю, нам будет легче бороться с нелегальными перевозками скота, — говорит он.

Что касается нехватки в селе ветеринаров, Галсан Дареев признает эту проблему. Их на селе недостаточно — как и учителей, врачей и работников культуры. Здесь роль играет и финансовый вопрос, и, в немалой степени, — нежелание молодежи работать в сельской местности.

Относительно деятельности «черных скупщиков» он считает, что люди в деревнях должны сигнализировать о них в ответственные инстанции: полицию, муниципальные власти, минсельхоз. Во время разбирательств в пострадавших селах выяснилось, что местные жители прекрасно знали, к кому и когда приезжали нелегальные скупщики — но, по известной традиции, молчали. Хотя участие населения помогло бы решить эту проблему и, возможно, не допустить распространения инфекции по районам.

Таким образом, для профилактики подобных случаев необходим ряд мер. Во-первых, всеобщий учет имеющегося поголовья скота. Во-вторых, организация на селе выпаса, чтобы животные не ходили безнадзорно и не разносили заразу. В-третьих, граждане должны сообщать о деятельности нелегальных скупщиков мяса и скота и не иметь с ними никаких дел. И, конечно же, развивать работу ветеринарных служб на селе, не забывая при этом про профилактическую вакцинацию.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №3 от 12 января 2022

Заголовок в газете: Узелок развяжется…

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру