Хроника событий Кудрин: правительство сдержит обещания по росту пенсий От сложного к простому: тульскому избиркому 25 Предпенсионерам уготовили важную участь: как искать работу пожилым Протестные настроения россиян перешли в новое русло: нечего терять ЦИК прекратил подготовку к референдуму по пенсионной реформе

Спикер Народного Хурала Владимир Павлов явил собой точную копию экс-спикера Матвея Гершевича

В обновленном парламенте Бурятии ничего не изменилось

26.09.2018 в 04:43, просмотров: 3592

На фоне того, какие выборные сенсации происходят сегодня в целом ряде российских регионов, где власть с треском сдает позиции, а оппозиция один за другим захватывает губернаторские посты, политические кураторы Бурятии вправе хвалиться тем, что у них все под контролем.

Спикер Народного Хурала Владимир Павлов явил собой точную копию экс-спикера Матвея Гершевича
Фото: пресс-служба Правительства РБ.

Действительно, состоявшаяся на прошлой неделе в Народном Хурале первая установочная сессия никаких особых сюрпризов не принесла. Если аналогичное мероприятие Иркутского заксобрания длилось более 15 часов, а за место спикера, вырывая голоса друг у друга, боролись два кандидата из разных партий, их бурятские коллеги утруждать себя борьбой и дебатами не стали. Пусть и не ровно в 17.00, но вполне оперативно, насколько это возможно при тайном голосовании, без единого вопроса депутаты Хурала выбрали спикера, вице-спикеров и всех остальных.

Отработанный сценарий нарушил разве что «финт ушами» Анатолия Кушнарева, впервые в истории Народного Хурала без ложной скромности во всеуслышание предложивший собственную кандидатуру вместо коллеги Батора Цыбикова, выдвинутого фракцией на пост председателя комитета по экономике, и, к изумлению этого коллеги, одержавшего убедительную победу. Если бы мы могли спросить присутствовавших на сессии многочисленных приглашенных, изменился ли качественно обновленный Хурал и есть ли это та самая команда, призванная работать в поте лица на благо жителей Бурятии, большинство бы наверняка затруднились с ответом.  

Где убыло, там прибыло

19 сентября было встречено в коридорах Народного Хурала праздничным оживлением. Всем журналистам, как и полагается во всех парламентах, раздавали бейджики. Место каждой фракции в общем зале отныне для наглядности обозначили разноцветными флажками (коммунисты — красными, ЛДПР — синими), «уходить» за которые не рекомендовалось. Новички скромно толкались по углам, старожилы пристально вглядывались в проходивших в надежде разглядеть хоть кусочек одежды Александра Попова, Иннокентия Егорова, Бато Очирова, Бориса Ботоева, Евгения Ханхалаева или, на худой конец, Владимира Матханова, но никого не находили. Вместо привычных мастодонтов по осиротевшим коридорам бродили незнакомые личности, внушавшие уважение хотя бы тем, что они не приходились друг другу родственниками.

Очевидно, что эпоха братьев Кореневых-Матхановых и некоторых других родственных фамилий в Бурятии неизбежно уходит в прошлое, помешать чему не смогли даже победоносные праймериз и объявленная «команда Бурятии». Округ №4, где во главе списка был выдвинут Владимир Матханов, набрал только 32 процента голосов за «Единую Россию», тогда как, к примеру, округ №23 (Батора Цыбикова) в центре Улан-Удэ — 41,18 процента. Округ №6 (Кяхтинский район), чей партийный список по результатам праймериз возглавил Евгений Ханхалаев, набрал 33,44 процента голосов, а округ №26, по которому шел бизнесмен Вячеслав Покацкий, получивший мандат только после избрания сенатора, — 39,88 процента.        

Хотя родственников в нашей власти стало меньше, особенность местных отношений такова, что число депутатов с одинаковыми фамилиями по непонятной причине зашкаливает. С одной стороны, нет больше в Хурале Сактоевых, зато число Доржиевых по-прежнему целых три. Рядом с Валерием Доржиевым и Цырен-Даши Доржиевым теперь в Хурале сидит еще и Геннадий Доржиев, прибывший из Улан-Удэнского горсовета на место Баира Доржиева. Пусть из-за низкого процента партии власти на округе №19 (33%) Батор Цыренов не прошел в депутаты, и Цыреновых в Хурале убыло на одного человека, зато на одного прибыло Цыбиковых (к Аркадию Цыбикову и Батору Цыбикову добавился некто Вячеслав Цыбиков).

Батуев вместо Батуева

Пример Батуевых — о том, как люди с одними и теми же фамилиями имеют в Бурятии особую карму, а исчезнувшее в одном месте явление каким-то непостижимым образом появляется в другом. Казалось бы, не успели хуральцы с почетом сыграть отходную депутату четырех созывов Цыденжапу Бимбаевичу Батуеву, переместившемуся в кресло руководителя аппарата Народного Хурала («за» — 60 голосов, «против» — 3), как ему на смену пришел другой Батуев — Буда-Ширап Чимитович. Лидер «справедливороссов» Иринчей Матханов взял было толкать речь о том, что «пенсионерам в Хурале не место», но был перебит своей же коллегой по партии Оксаной Бухольцевой, воспевшей Цыденжапу Бимбаевичу публичные дифирамбы, после чего Матханов тут же снял свой вопрос.

К слову сказать, в первую же сессию «второй Батуев» бросил вызов самому Зоригто Цыбикмитову, не побоявшись выставить от коммунистов собственную кандидатуру на пост ключевого председателя комитета по бюджету, налогам и финансам. Между прочим, за Буда-Ширапа Батуева депутаты отдали целых 15 голосов (наверняка все коммунисты и еще 3 человека из других фракций). Если знать, что «второй Батуев» вместе с «первым» работал еще в Народном Хурале второго созыва (избран в 1998 году от Хоринского района), то набранные Буда-Ширапом Чимитовичем на первой же сессии 15 голосов против 50 за Цыбикмитова — не такое уж и плохое начало.

Павлов как Гершевич

Как принято во всех парламентах, открыл новый созыв старейший депутат, он же бывший спикер Матвей Гершевич. Несмотря на все, что произошло не так уж и давно в этом самом зале с политиком по имени Гершевич, депутат добродушно шутил, произнося слова на бурятский манер. Но когда Гершевич в положенное время уступил место избранному спикером Владимиру Павлову, ощущение было такое, что в нашем парламенте ровным счетом ничего не поменялось. Владимир Анатольевич, который, как известно, говорит по-бурятски лучше иного бурята, также старался нескладно шутить, смешить зал и изо всех сил показывать сидевшему позади главе республики, что у него все под контролем.

Делать это было непросто, так как за спикерство самого Павлова проголосовало только 45 депутатов при 18 против. За его зама Баира Жамбалова — 54 депутата (против — 10). Может, в конце концов Владимиру Павлову и удалось выдать присутствовавшему главе Алексею Цыденову желаемое за действительное, но идиллию окончательно нарушил Анатолий Кушнарев. С самого утра он нервно бегал из угла в угол и о чем-то шептался в этих углах с другими депутатами. Тайна переговоров раскрылась, когда прямо перед голосованием за очередного будущего VIP-пенсионера Анатолий Кушнарев во всеуслышание предложил на пост председателя комитета по экономической политике самого себя, обосновав заявление тем, что он там уже работал.

Анатолий Григорьевич забыл разве что прибавить, что председателем важного комитета он стал после того, как занимавший до того эту должность Вячеслав Ирильдеев пошел на повышение в вице-спикеры, что случилось три года назад и не позволило Кушнареву выработать стаж для полноценного VIP-пенсионера. Не стал главный садовод Бурятии рассказывать и о том, что месяц назад ему самому исполнилось 60, и хотя пенсионная реформа лично его уже вряд ли коснется, вопрос грядущих доходов семьи Кушнаревых стал особенно актуальным. Все поняли Кушнарева и без этого, а потому за прошлого председателя комитета по экономической политике, природопользованию и экологии проголосовали 37 депутатов, а за Батора Цыбикова только 27.

Батор Цыбиков как перевоплощение Ирильдеева

Одним из знаковых моментов сессии 19 сентября стало выдвижение в число VIP-пенсионеров избранного на третий созыв, недавно женившегося и естественным образом переставшего быть молодым Батора Цыбикова. По всей видимости, глядя на то, как уверенно движется по карьерной лестнице депутат из секции «красных флажков» Виктор Малышенко, Цыбиков дозрел для того, чтобы заявить о своих амбициях. В отличие от Цыбикова, избранный в прошлом созыве по спискам (!), всего на два года старше его, Малышенко занял пост зампредседателя комитета по госустройству, а на прошедшей сессии пусть и при противодействии «справедливороссов», выставивших кандидатуру Виталия Лыгденова, одержал уверенную победу за пост председателя этого комитета.

Впрочем, преподнесенный однопартийцем Анатолием Кушнаревым мастер-класс наглядно показал, что жениться еще не значит стать взрослым. Три года назад 49-летний Вячеслав Ирильдеев (депутат 2, 3, 4, 5 созывов), как-то посовещавшись сам с собой, решил, что подзасиделся в кресле председателя комитета по экономической политике и что пора двигаться дальше. Несмотря на то, что кандидатуру Ирильдеева на пост второго вице-спикера, как и кандидатуру Батора Цыбикова, утвердили на партийной фракции, «протащить» его туда удалось только с четвертой (!) попытки, да и то лишь после того, как вышедший из себя Вячеслав Германович в сердцах крикнул на весь зал Павлову: «Вспомните, какое решение мы приняли на фракции!».

Подводя итоги, остается только назвать Батора Цыбикова перевоплощением Вячеслава Ирильдеева. Владимир Павлов явил собой точную копию сидящего тут же Матвея Гершевича. Каким-то непостижимым образом Владимир Ведерников стал реинкарнацией Михаила Кравченко, а явившийся на первую сессию в клетчатом костюме и смешных очках Иринчей Матханов — воплощением Игоря Бобкова пятнадцатилетней давности. Всю сессию Иринчей Эдуардович пытался уличить партию власти в нечестности, приставал к журналистам, охотно давал интервью и привлекал к себе внимание всеми возможными способами.

Игорь Бобков и нирвана

Последняя загадка первой сессии — кого сегодня представляет сам Игорь Бобков. Надежно растворившийся в рядах «единороссов», на своей первой сессии в новом качестве Игорь Александрович был тише воды, ниже травы. Когда депутаты голосовали за пост зампредседателя комитета по межрегиональным связям, национальным вопросам, молодежной политике, любезно пролоббированный в прошлом созыве тогдашним председателем Цыденжапом Батуевым, Бобков вопреки ожиданиям не выступил против кандидата-новичка Сергея Дороша и даже не предложил собственную кандидатуру на этот пост. А ведь он имел полное право сказать, что был депутатом 3 и 4 созывов и даже руководил фракцией ЛДПР, но, в отличие от Дороша, оплачиваемых постов ему отчего-то никто не предлагал. Игорь Бобков ни разу не взял слово. Ему это слово было больше не нужно. Судя по выражению его лица, свой наивысший уровень политического развития, он же нирвана, он уже достиг.  

Пенсионная реформа. Хроника событий