Глава Бурятии впервые обозначил принципы своего политического правления

Волшебная палочка Алексея Цыденова

13.03.2019 в 06:36, просмотров: 1930

Два года прошло с момента, как нога Алексея Цыденова ступила на бурятскую землю, вызвав в нашем сейсмоактивном регионе если не землетрясения, то стойкие колебания земной поверхности.

Глава Бурятии впервые обозначил принципы своего политического правления
фото: russianstock.ru

В короткие сроки новый глава, он же технократ и эффективный менеджер, явил пример того, как надо работать, руководить, говорить и буквально на ходу решать наболевшие вопросы.

Удивительнее всего, что за какой бы проблемный вопрос ни брался новый руководитель — самовольщики или обманутые дольщики, VIP— пенсионеры или коррупционеры, пожары в лесу или школьные учебники — пока удавалось все. Такое ощущение, что, снаряжая Алексея Цыденова в солнечную Бурятию, кто-то положил в карман его пиджака волшебную палочку, обладателю которой остается только успевать загадывать желания. Об очередных своих желаниях Алексей Цыденов рассказал на состоявшейся на прошлой неделе пресс-конференции, может быть, впервые за все время пребывания в Бурятии обрисовав конечную цель своего правления.

Полномочия прeзидента

Первому прeзиденту республики Леониду Потапову на обломках самоликвидировавшихся Верховного совета Бурятской АССР и Совета министров пришлось самому придумывать новый мир бурятского политического устройства. Это он выстроил первую структуру постсоветского правительства Бурятии, определив иерархию зампредов — министерств — госкомитетов. Это он взял на себя ответственность за город Улан-Удэ и сельские районы, заменив в том же 1994 году практически всех глав и принимая непосредственное участие во всех выборах.

Леонид Потапов понимал статус прeзидента как отвечающего в своей вотчине за все, что там растет, живет, ползает, учится и работает. Он понимал также, что без поддержки силовиков справиться со смутой — оппозицией не получится. Такая поддержка пригодилась ему в 1998 году в борьбе с мэром Шаповаловым, с кандидатом на пост прeзидента Александром Кореневым, с восстановлением статуса-кво в Иволгинском районе, прославившегося тем, что в 2004 году суд впервые в России отменил здесь итоги выборов главы.  

Когда в том же 1998-ом ламы под предводительством только что избранного хамбо ламы Аюшеева выступили против вывоза Атласа тибетской медицины за границу, рискуя сорвать договор и подвести республику под штрафные санкции, на помощь пришел министр МВД по Бурятии Иван Калашников. Не без скандала, но ценный груз был вовремя доставлен к поезду, имидж республики сохранен, а реликвия в положенное время вернулась на родину.  

Движимый той же потребностью — решать каждодневные задачи, в 2004-ом Потапов назначает тогдашнего прокурора Советского района Владислава Иванова сначала начальником управления взаимодействия с правоохранительными органами и органами военного управления администрации прeзидента Бурятии, а потом главой мятежного Иволгинского района. В 2006-ом Потапов способствует назначению последнего на пост председателя Арбитражного суда Бурятии, и, как показало время, не зря. Интересно, смог бы Алексей Цыденов сделать сегодня нечто подобное, тем более что место председателя Арбитражного суда Бурятии опять вакантно?

Полномочия главы 

Глава Бурятии давно не прeзидент. МВД по Бурятии давно не подчиняется республиканскому правительству, хотя депутаты Народного Хурала по-прежнему требуют предоставлять им годовые полицейские отчеты о проделанной работе. Как ни убеждали поборники реформы, что смена названия первого лица республики есть чистая формальность, согласиться с этим нельзя. В отличие от Бурятии прeзидент Татарстана, к примеру, так и остался прeзидентом.

Что скрывается за статусом «глава», наглядно продемонстрировал Вячеслав Наговицын, когда в 2015 году на вопрос, кого вы будете поддерживать на выборах в мятежной Тунке, заявил, что никого. «Сразу говорю, даже не просите меня кого-то поддерживать. Я считаю, надо успокоиться и довериться народу. Пусть народ сам себе выберет лидера, чтобы там наступили мир и согласие», — сказал тогда Вячеслав Наговицын, получив на выборах главы Тункинского района разгромный провал «Единой России».

Какие «мир и согласие» наступили в Тунке, а потом в БГУ и БГСХА, коллективах СКУП «Байкалкурорт» — рассказывать не надо. Чтобы успокоить людей, в Тунке пришлось завести уголовные дела на бывшего и нынешнего главу, и вообще пойти на такие беспрецедентные меры, как введение внешнего управления. Наряду с отстранением от власти главы и самороспуском райсовета, объявлением референдума, не имевшим по сути никакой юридической силы, возглавлять район в роли свадебного генерала отправили зампреда по социальной политике Вячеслава Цыбикжапова. По сути вся роль высокопоставленного республиканского чиновника, не сделавшего за это время ни одного кадрового решения или публичного заявления, свелась к живому напоминанию всем присутствующим, что ситуация поменялась. Глава республики хоть и называется главой, но рулить намерен как прeзидент, потому что по-другому здесь нельзя.

За слияние полномочий

На состоявшейся на прошлой неделе пресс-конференции едва сошедший с трапа московского самолета Алексей Цыденов выглядел приподнято, уверенно и почти героем. Итоги 2018 года подведены, финансирование по всем многомиллиардным проектам подтверждено, «команда Бурятии» работает стабильно, а значит прорывы обеспечены. Пусть в ручном режиме, но половина домов для обманутых дольщиков в Улан-Удэ достроена, «Улан-Удэстальмост» и ОАО «Молоко Бурятии» спасены от банкротства, «Победа» летает, а во всех школах республики теперь есть бесплатные учебники и теплые туалеты. Раздражитель народного спокойствия мэр Голков ушел, не прощаясь. VIP — пенсионеры Бурятии вот уже десять месяцев получают на 30 процентов меньше, чем получали всегда, и при этом никто из них публично даже не пытается возмущаться.

Очевидно, что народ в Бурятии созрел ко «второй волне» революции, по поводу чего глава республики, может быть, впервые за все время своего здесь пребывания популярно объяснил стратегию и тактику происходящих политических процессов. Отвечая на вопрос, почему сельские районы сегодня пачками отказываются от прямых выборов, голосуя за выбор районных глав через конкурсную комиссию, а город Улан-Удэ наоборот — вернул себе прямые выборы, Алексей Цыденов неожиданно заговорил о личной ответственности.

— Кого я буду поддерживать на выборах мэра Улан-Удэ — говорить не надо, и так все понятно. Что касается районов, не скрою, был одним из инициаторов изменения в районах системы прямых выборов на конкурсную процедуру. Потому что в районах надо повышать активность администрации. Какие бы выборы хорошими ни были, но при этом руководитель должен быть грамотным, опытным и с желанием работать, а не тот, кого выдвинули местные элиты в угоду своим интересам. Сегодня как? Одна лесная мафия что-то не поделила с другой и выдвинули, а потом весь район страдает. Например, далеко не все районы Бурятии получили дальневосточную субсидию, потому что точки роста есть далеко не везде. Конкурсная процедура позволяет провести хотя бы более качественный отбор. Половину комиссии составляют люди от правительства, половину — из числа депутатов райсовета, и таким образом ответственность делится между всеми. И здесь я уже не могу сказать, что я не при делах, — популярно объяснил присутствующим происходящее глава.

«Да, есть слияние муниципальной и республиканской власти, а чем оно плохо? У нас муниципальная власть в основном содержится на деньги республики, значит, чем плотнее слияние, чем более эффективная работа, тем району только лучше. А если прямые выборы не удались? Лично я как глава всегда могу сказать — сами расхлебывайте. Сейчас школы, детские сады надо отторговывать, оперативно реагировать, а у нас? Тот же глава района сидит тихо, никому ничего не докладывает, пока гром не грянет. Некоторые районы вообще сорвали проекты, деньги ушли в федеральный бюджет, и их потом с боем возвращали. Есть такие прецеденты. Я считаю, что чем более активный глава, чем больше связи с населением и правительством, тем лучше работается», — сказал Алексей Цыденов.  

Навстречу вызовам

«В Бурятии работают государственные вузы, которые учат наших детей и, если мы хотим расти и развиваться, а мы этого хотим, то наши вузы должны соответствовать вызовам времени», — сказал глава республики, прибавив, что хоть это и не его полномочия, он намерен поменять весь ректорский корпус, отчего в этот момент по всей республике наверняка вздрогнули тысячи сотрудников вузов.

С той же легкостью глава республики готов сегодня решать вопросы профсоюзной собственности СКУП «Байкалкурорт», детских садов, поголовья крупного рогатого скота и всего прочего, не задумываясь, а что будет, если однажды везение вдруг даст сбой. С волшебной палочкой в кармане или без, нынешний глава берет на себя ответственность буквально за все — свалки, куда Алексей Цыденов уже наведывался темной ночью лопатой в руках, частные заводы, где с его появлением все само приходило в движение, тарифы, самолеты и даже число жителей, систематически занимающихся в Бурятии физкультурой и спортом.

Такого не мог позволить себе даже прeзидент Леонид Потапов. Он был только прeзидентом, а не суперглавой. Перед ним стояла задача выжить, а не строить суперреспублику. Построить суперреспублику может только суперглава.

Санкции . Хроника событий