Команда Бурятии приказала долго жить

Синдром исполнителя губит инициативы Алексея Цыденова на корню

15.03.2019 в 09:56, просмотров: 4852

У кого что болит, тот о том и говорит. Больной вопрос главы Бурятии Алексея Цыденова – команда, на которую можно положиться и за которую можно поручиться.

Команда Бурятии приказала долго жить
Фото: пресс-служба главы Бурятии.

Подводят даже ближайшие советники, что уже говорить о районном звене вертикали власти.

Крайние примеры – неуклюжая попытка исполнителей лишить полномочий депутата Улан-Удэнского городского совета Юрия Баданова за техническую ошибку, допущенную в его декларации о доходах и имуществе. И внезапный отказ Прибайкальского районного совета депутатов от создания в границах «Байкальской гавани» игорной зоны.

Кто подставил Алексея Цыденова

Ходатайство о лишении полномочий депутата Юрия Баданова было спущено в городской совет формально от имени главы Бурятии Алексея Цыденова. Депутаты выступили против включения вопроса в повестку очередной сессии, хотя взгляды их кардинально разошлись. Больше других усердствовал за отставку Юрия Баданова депутат Вадим Бредний – давний соратник и сторонник опального Александра Голкова.

На его взгляд, «депутатский корпус не должен идти в противоречие с региональными властями». Золотые слова, если забыть на минутку, что Юрий Баданов является директором управляющей компании «Бин», в которую входит сеть магазинов «Николаевский» и «Спутник», являющиеся конкурентами торговой сети «Титан». А основателем и идеологом компании «Бин» - депутат Народного Хурала, он же член «Команды Бурятии» и видный «единоросс» Матвей Баданов.

Спрашивается, кому понадобилось сталкивать руководителей крупнейших торговых предприятий Бурятии между собой лбами, да еще публично? «Региональным властям», как выразился Вадим Бредний? Или все же отдельно взятому чиновнику с «синдром исполнителя», сделавшему свое «черное дело» на минимальном отрезке пути – на самом финише с непредсказуемыми последствиями?

Или все случившееся в горсовете – ровно то, чего добивался Алексей Цыденов, поддержавший конкурента на продуктовом рынке? Поскольку второе – маловероятно, вопрос к ответственному за внутреннюю политику чиновнику: выбор жертвы для публичного заклания согласован главой или «ошибочка вышла»?  

Кадры – все?

Пока бывший первый заместитель председателя правительства Бурятии Игорь Шутенков разгребает авгиевы конюшни мэрии Улан-Удэ, оставленные ему в наследство Александром Голковым, Алексей Цыденов разгребает завалы Вячеслава Наговицына.

Хроническое отставание по пресловутым «майским» указам прeзидента России от 2012 года – это, в том числе, «заслуга» прежних отцов города и республики. Как результат – создание в правительстве Бурятии так называемого временного комитета по исполнению майских указов главы государства и приглашение на руководящие в нем должности двух чиновников министерства спорта России – Константина Вырупаева и Светланы Корочковой. Не это ли прямое доказательство тезиса об отсутствии четкой кадровой политики в администрации главы и как следствие - отсутствии у Алексея Цыденова команды, на которую можно положиться и за которую можно поручиться?

Окончательно дискредитировала себя компания по изменению уставов в муниципальных образованиях Бурятии. Ситуация вышла из-под контроля мудрецов с площади Советов, отчего республика попала в число регионов с максимальным уровнем протестной активности, заняв в нем 9 место.

Из искры возгорится пламя

Если на «политической» карте Бурятии самым горящей точкой до сих пор была (да и остается) Тунка, то топорная «внутренняя политика» привела к появлению еще нескольких, включая Иволгинский и Курумканский районы, где местные власти оказались не в состоянии провести даже публичные слушания по внесению изменений в Уставы, меняющие модель избрания глав муниципальных образований с прямых выборов на конкурсную основу. В Иволге, к примеру, результаты слушаний были опротестованы прокуратурой, как проведенные с нарушением закона. Поскольку сельских районов под два десятка, можно смело готовиться к тотальной напряженности в регионе.

Единственное исключение – Улан-Удэ, где «операцию» по избавлению города от Александра Голкова от начала и до конца проводил сам Алексей Цыденов, вплоть до согласования нюансов с Кремлем. Игорь Шутенков пока справляется с новой для себя ролью. Относительно успешной можно назвать аналогичную операцию в Тункинском районе, где, собственно, и обкатывалась будущая модель смены власти в столице Бурятии.

«Тунка был пробным шаром, - говорит в беседе с «МК в Бурятии» эксперт. – Алексей Цыденов сам встречался с главными силовиками, со всеми участниками конфликта. Результат достигнут, хотя и был смазан непонятной инициативой Ивана Альхеева провести опрос населения по оценке его деятельности на посту главы районной администрации, поэтому, возможно, мы еще услышим про «горцев». Но это не может происходить везде – главы Бурятии на все районы просто не хватит, а развал кадровой политики налицо, о чем говорит и последнее назначение варягов в правительство Бурятии. Это был его вынужденный шаг».

Эксперт полагает, что площадь Советов, увлеченная настройкой отношений между Народным Хуралом, правительством и мэрией Улан-Удэ, проспала рост протестных настроений в муниципальных районах Бурятии: «Нежданчик» зародился в муниципалитетах, которые оказались в вакууме и предоставлены сами себе. Ведь сейчас в правительстве республики вообще не осталось на них «пугал», какими, безусловно, были Иннокентий Егоров, Петр Носков и Баир Жамбалов. А теперь еще Игоря Шутенкова откомандировали в город...».

В результате еще один «нежданчик»: накануне Прибайкальские депутаты не нашли в себе силы сказать ни твердое «нет», ни твердое «да» вопросу о создании в границах «Байкальской гавани» игорной зоны. Результат голосования (6 человек «против», а 5 «за») свидетельствует как раз об отсутствии четкой и выверенной позиции. И это не смотря на позитивное в целом отношение главы Бурятии к перспективе открытия игорной зоны в Прибайкальском районе.

На пресс-конференции для журналистов 6 марта он заявил в частности: «У нас, сами понимаете, большая сезонность и нам нужно каким-то образом привлекать туристов, в том числе игорная зона – это вопрос дополнительного привлечения». Чем не сигнал к действию? Или: «Как вариант, игорная зона рассматривается, но решение - за правительством России». Чтобы правительство приняло решение, требуется соответствующая инициатива снизу. А Прибайкальский райсовет промычал что-то невнятное.

Каждый сам за себя

Та «Команда Бурятии», что была создана специально для выборов в Народный Хурал в 2018 году политтехнологами «Кроса» – не считается. Во-первых, версталась она из чего попало и на скорую руку. Хотя даже не версталась: список всех выдвинувшихся от «Единой России» кандидатов, словно товар, брендировали «Командой Бурятии», и пустили в продажу. А скоро после выборов, так и не превратившись в эффективный инструмент власти, оказалась заброшенной куда-то на верхнюю полку за ненадобностью - до следующих выборов. Потому что в Бурятии, где каждый сам за себя, команда как праздничный китель, достается и одевается исключительно по случаю. Разгребать завалы в нем не пойдешь…   

Бурятии, наконец, дали денег на разгребание завалов - и на школы, и на садики, и много еще на что – только по дальневосточной целевой субсидии речь идет о 10 миллиардах рублей. Понятное дело, на что теперь уходит каждая минута рабочего (и не рабочего) времени главы – позаботиться о том, чтобы эти деньги освоить полностью и в срок. Но и тут выясняется, что местная строительная отрасль скорее мертва, нежели жива. А как может быть с ней по-другому? Если в команде Алексея Цыденова не нашлось пары-тройки чиновников, способных просто мониторить, анализировать и координировать исполнение майских указов прeзидента России, откуда взяться сильной строительной отрасли?

Болезнь неисполнительности, безалаберности и расхлябанности поразила всю республику, начиная от строительной сферы, заканчивая социальной, от чиновников районного звена до высоких министерских кресел. Как следствие – ни один вопрос не решается без личного участия главы Бурятии, и это, похоже, входит в привычку.