Для кого детский омбудсмен Бурятии стала разменной монетой в политической игре

Депутаты Народного Хурала начали «крестовый поход» против спикера?

26.06.2019 в 06:00, просмотров: 2119

Минувшая сессия Народного Хурала преподнесла массу неожиданностей, от которых и без того не страдающий оптимизмом спикер Владимир Павлов и вовсе приуныл.

Для кого детский омбудсмен Бурятии стала разменной монетой в политической игре

Было видно, как, объявляя на сессии итоги голосования по утверждению уполномоченного по правам ребенка Татьяны Вежевич, он долго смотрел на монитор, не в силах вымолвить ни слова.

Объясняя позднее на пресс-конференции, что же случилось с депутатами, до того рассмотревшими вопрос на комитетах, фракциях и заседаниях и везде одобрившими назначение Татьяны Вежевич, Владимир Павлов срывающимся голосом констатировал, что лично для него все явилось полной неожиданностью и что, к сожалению, такое по кадровым вопросам в Народном Хурале бывает. Спикер забыл уточнить, что с некоторых пор парламент позиционируется как место, где подобное «бывает» воспринимается как большая неприятность, а когда такая неприятность происходит регулярно, то и вовсе как ЧП.

Виноградов против Вежевич 

Утверждение уполномоченного по правам человека, буквально два месяца назад возведенного в ранг государственного служащего с зарплатой в 150 тыс. рублей, происходило параллельно с другим высокооплачиваемым чиновником Антоном Виноградовым. Кандидату на пост главы полномочного представительства Бурятии при президенте России, также предложенному Цыденовым, похожим образом задавались нелицеприятные вопросы на предмет того, как можно работать на каждом месте по 2-3 года и считаться профессионалом. Впрочем, были и некоторые отличия. Понимая, что птица такого полета, как Виноградов, через очередные два года улетит отсюда далеко и высоко, и уже не столь важно, куда именно, Виноградову вопросы задавали исключительно коммунисты. Они же, скорее всего, в основном и голосовали против (15 голосов). Против Татьяны Вежевич критика лилась, как из ведра, и неспроста. 31 голос против Вежевич означал, что вместе с коммунистами-эсерами-жириновцами свое «фи» выказала и добрая половина «единороссов», а значит, дело приняло серьезный поворот.

Интересно, что в кулуарных беседах с депутатами глава республики кое-кого просил поддержать Виноградова, а вот за Татьяну Вежевич он не просил, а может, предпочел выбрать из двух зол меньшее.  

фото: russianstock.ru
Татьяна Вежевич.

Как обухом по голове

Старожил парламента Владимир Павлов (депутат II, III, IV, V, VI созывов) как никто другой помнит, кому отказывали коллеги-хуральцы, зачастую даже не удосуживаясь объяснить причин своих претензий. В 1997 году таким образом депутаты «прокатили» только что переведенного из Биробиджана на пост прокурора Бурятии Павла Макеевского (тогда это были полномочия Народного Хурала). Целый год Макеевский вынужден был ходить с приставкой и.о., имея весьма впечатлительную натуру и ужасно переживая. Очевидцы утверждают, что это было своего рода протестом парламента, где большинство хотело видеть прокурором Матвея Гершевича, и только после того как год спустя сам Гершевич выступил перед депутатами в поддержку Макеевского, последнего утвердили.

История взаимоотношений несостоявшегося сенатора от Бурятии Юрия Скуратова и Народного Хурала известна до мельчайших подробностей. 19 ноября 2001 года Скуратов был избран представителем Народного Хурала в Совете Федерации, а 20 ноября, переспав как следует ночь, депутаты отчего-то изменили свое мнение на прямо противоположное.

Из событий недавнего прошлого можно вспомнить, как в 2014 году депутаты отклонили кандидатуру бывшего главного судебного пристава Бурятии Анатолия Дашиева, выдвинутого на пост омбудсмена по защите прав предпринимателей тогдашним главой республики Вячеславом Наговицыным. В ходе тайного голосования за Дашиева высказались 32 депутата (16 против). В тот раз для принятия решения этих голосов не хватило, но уже на следующей сессии Дашиева избрали омбудсменом единогласно (!). Причем полномочия Дашиева должны были закончиться только в этом году, а закончились в 2017-м. С приходом нового главы, не объясняя причин, омбудсмен покинул свой пост по собственному желанию.

«Для меня было как обухом по голове, когда он написал заявление», — признался тогда Леонид Белых, учитывая, что на тот момент пенсионеру Дашиеву исполнился 61 год. Наверное, похожим обухом для кого-то стало голосование на прошлой неделе по пенсионерке Татьяне Вежевич, отметившей в этом году 58 лет. Монолог депутата Сергея Мироновича Пашинского, он же по совместительству одноклассник Вежевич, обратившемуся к коллегам в канун голосования с призывом одуматься и не рубить с плеча, прозвучал как крик одинокого в пустыне.   

Когда дети ни при чем

Двумя месяцами ранее, после бурных обсуждений, вправе или нет омбудсмен по правам детей получать 150 тыс. рублей, председатель комитета по социальной политике Игорь Марковец обратил внимание на одну деталь. «В этом же самом зале Татьяна Вежевич выступала с докладом по итогам своей работы за прошлый год, однако никто из депутатов не задал ей ни одного вопроса». Смеем предположить, что никто из 66 парламентариев, исключая, разумеется, Марковца, за все девять лет работы Вежевич уполномоченным никогда не читал этих докладов. В отличие от постов в соцсетях, документ снабжен подробнейшей аналитикой и массой нормативных документов, а потому для восприятия сложен и не каждому по силам.  

Возможно, дело вовсе не в Вежевич, а в том, что носится в воздухе и требует аккуратного осмысления. Того, что 25-летие Конституции Бурятия отпраздновала без хранителя Конституции, то есть собственного Конституционного суда и трех привилегированных судей. Республика лишилась не только представителя в Монголии в ранге министра Сергея Будажапова, но и самого представительства со всем его аппаратом. Фактически в никуда ушли былые мастодонты парламента — Иннокентий Егоров, Степан Калмыков, Вячеслав Ирильдеев, Борис Ботоев, Бато Очиров и прочие люди, которые вообще-то уходить никуда не собирались. Печально выглядит сегодня в Хурале Иринчей Матханов, оставшийся в политике без братьев, былой команды и особых перспектив на будущее.

Очевидно, что с некоторых пор крен в кадровом вопросе гнется в сторону, противоположную от выходцев с иркутских земель, и это не может не вызывать недовольство. В конце концов, все чаще в коридорах парламента звучат голоса, недовольные спикером Павловым, и голоса эти те же самые, что лишили четыре года назад Матвея Гершевича кресла председателя Народного Хурала. В этой связи отклонение кандидатуры Вежевич, к которой по большому счету ни у кого нет претензий, есть серьезный повод обратить внимание на мудрую национальную политику партии.

Баир Жамбалов как новый спикер

И шестая сессия шестого созыва, и все предыдущие показали, что играть далее роль парламентского координатора центробежных бурятских сил у Владимира Павлова получается все хуже, несмотря на блестящее знание бурятского языка. Как ни хочется партии власти признавать очевидное, но при раскладе Цыденов — глава, а Шутенков — мэр, пост спикера все больше требует ярко выраженного национального кадра. Такого, к примеру, как заместитель спикера и руководитель парламентской фракции Баир Жамбалов, запомнившийся тем, что, будучи главой Хоринского района, сумел на каком-то крупном мероприятии подбежать на тот момент к самому богатому сенатору в Совете Федерации Виталию Малкину и упросить его прописаться в селе Тэгда. Следом на Хоринский район пролился обильный финансовый ливень, который здесь вспоминают до сих пор. Вряд ли стоит считать случайностью, что только совсем недавно на здании Центрального стадиона на набережной Улан-Удэ появилась большая доска, напоминающая о том, что сие грандиозное строительство было осуществлено при поддержке Виталия Малкина.

Будет ли глава выдвигать на пост уполномоченного Татьяну Вежевич повторно, на досрочной сессии в июле или в сентябре, остановится ли Алексей Цыденов на какой другой кандидатуре, проголосуют ли депутаты единогласно, как в случае с Анатолием Дашиевым, или выдвинут взамен какие-то требования, уже не столь важно. Важно, что депутаты выступили не столько против главы, сколько против Павлова, что есть повод сделать соответствующие выводы.