«Зачем нам уголь?»: на «токсичных» улицах Гусиноозерска прошло стихийное собрание жителей

Зачем правительство Бурятии который год раздувает скандал вокруг разреза «Северный»

11.07.2018 в 04:51, просмотров: 921

В минувшую пятницу на окраине Гусиноозерска, где расположены так называемые «токсичные» улицы, полдня бушевало стихийное собрание.

«Зачем нам уголь?»: на «токсичных» улицах Гусиноозерска прошло стихийное собрание жителей
фото: Татьяна Никитина
Председатель РОО «Экощит» Александр Калашников (справа) с жителями Гусиноозерска.

Токсичными улицы называют потому, что 30-тонные грузовики день и ночь возят по этой единственной дороге уголь от разреза ООО «Бурятская горнорудная компания — БГРК» (переименованный разрез «Баин — Зурхе») до Гусиноозерской ГРЭС.

От беспрестанного колебания разрушаются даже новые дома, стоящая в воздухе пыль не дает высушить белье, постоянный шум превращает жизнь в ад. Бессильные достучаться до местной власти и руководства разреза, иные отчаянные головы выходят на улицу и начинают кидать камни в проезжающие углевозы. Журналисту, приехавшему вместе с активистами ОНФ, жители Гусиноозерска рассказали, что это еще не самая большая проблема их существования.

300 грузовиков в день

Десятки жителей всех возрастов сбивались на крик, рассказывая о своих мытарствах. В советское время уголь на ГРЭС поставлялся по железнодорожной ветке, которая проходила по берегу озера, никому не мешала, проблем не создавала. Однако в годы перестройки пути разграбили, по причине чего в наличии осталась одна грунтовка, пролегающая прямо посреди улицы.

— Я живу здесь с 1968 года, помню всякое, но при этой власти наша жизнь действительно превратилась в ад, — рассказывает пенсионерка Тамара Соболева. — Ад начался лет десять назад, когда заработал разрез «Баин — Зурхе» и уголь на ГРЭС повезли по нашей улице. Был суд на эту тему, постановивший закрыть дорогу, но с той поры так ничего и не изменилось. А два года назад нам объявили, что будет разрабатываться еще один разрез «Северный» и уголь повезут по этой же самой дороге. Значит количество машин увеличится втрое. Директор нового разреза Лизунов приезжал сюда и убеждал нас, что никакой пыли не будет, ветер будет дуть в другую сторону, то есть он договорится с ветром, куда ему дуть. Когда проводили по этому поводу общественные слушания, то Лизунов привез туда своих работников, и они проголосовали за разработку разреза. 18 мая в Гусиноозерск приезжал глава республики Алексей Цыденов, который заявил, что район нуждается в дополнительных рабочих местах, нужен уголь. Нас никто не стал даже слушать.

фото: Татьяна Никитина
30 тонные грузовики с углем ходят день и ночь.

Активист ОНФ Владимир Белоголовов на встрече с жителями.

Дополнительный уголь Бурятии не нужен

Нельзя сказать, что проблемой вредного воздействия от угольных предприятий Гусиноозерска никто все это время не занимался. Активисты ОНФ и жители Гусиноозерска Юлия Сухарева и Сергей Лесников предложили водителям большегрузов использовать в работе особый препарат, который при поливе грунта не позволяет образовываться пыли. Простой полив дороги на «токсичных» улицах помогает, к сожалению, мало.

Проблема нового разреза заключается еще и в том, что его разработка будет вблизи кладбища, именуемого в народе «Татарское». Кладбище существует с сороковых годов и в настоящее время многие могилы находятся в аварийном состоянии. В результате воздействия работающего горного оборудования, буровзрывных работ, вследствие колебаний грунта не исключается вероятность обрушения могил. Следствием может быть социальное недовольство населения и попадание в озеро Гусиное продуктов человеческого тления, а между тем озеро является единственным источником питьевой воды для местных жителей.

Непонятна также судьба десятков садово-огородных участков, расположенных в пределах санитарно-защитной зоны предполагаемого угольного разреза, которые для целей ведения горных работ необходимо изъять у их пользователей

Вообще за два года вокруг темы разработки Северной части Баин — Зурхенского участка Гусиноозерского буроугольного месторождения накопилось немало бумаг, смысл которых сводится к одной простой мысли — надобности в ее разработке даже в перспективе нет ни для Бурятии, ни для ГРЭС, ни для жителей Гусиноозерска.

— Когда мы начали разбираться в этой теме, то выяснили интересную вещь — никакой проблемы с углем здесь нет, — рассказал горняк с тридцатилетним стажем, депутат Гусиноозерского горсовета, председатель районной общественной организации «Экощит» Александр Калашников. — Судите сами. Вокруг Гусиноозерска уже работают два угольных разреза. Куда бы вы сегодня из города ни поехали — вокруг горы земли, ямы и пыль, поднимаемая при малейшем дуновении ветра. Чтобы начать разработку еще одного угольного участка, необходимо включить его в программу лицензирования, которая составляется в Москве. Этот вопрос решается на основании данных Минприроды РФ, Федерального агентства по недропользованию и прочих ведомств. Через депутата ГосДумы Казбека Тайсаева мы делали запросы и выяснили, что в 2015 году были проведены специальные исследования о технической возможности разработки этого угольного участка. Результаты исследований подтвердили такую возможность. Тем не менее этот угольный разрез не был включен в Программу лицензирования угольных месторождений РФ 2016 — 2020 г.г., о чем любой желающий может прочитать в Приказе Минприроды России от 06.12.2016 г. № 639. Это означает, имеющихся угольных запасов на действующих разрезах в Бурятии и в Гусиноозерске достаточно, разрабатывать еще один просто нет необходимости.

Кто раздувает ветер

— Вот с этого момента вопрос по разрезу Северный должен был быть закрыт на всех уровнях, — продолжает Александр Калашников. — Вместо этого по непонятно какой причине тема разреза Северный начинает продавливаться на всех уровнях. Хуже всего, что делается это от имени главы республики, который даже не хочет выслушать другую сторону. Бурятия не нуждается в дополнительном буром угле. Вопрос о создании дополнительных рабочих мест тоже довольно спорный, так как в случае прекращения работы разреза «Загустайский» уволенным людям представляется возможность перейти на разрез ООО «БГРК». 18 мая на встрече в Гусиноозерске с главой республики Алексеем Цыденовым я выступил и сказал, что не могу попасть к нему на прием. Все документы были переданы через помощника, который обещал обеспечить встречу, но она до сих пор так и не состоялась. Что даст открытие разреза Северный, кроме новых жалоб жителей? На сегодня угля для ГРЭС добывается достаточно, может, если его станет больше, и он будет дешевым, то для населения Гусиноозерска снизятся цены на тепло? На публичных слушаниях я задавал этот вопрос и получил отрицательный ответ. Тогда, о чем вообще речь?