Нарушений не выявлено: комиссия службы собственной безопасности МВД РФ завершила работу в Бурятии

Сведения о бездействии руководства бурятской полиции не подтвердились

Комиссия Главного управления службы собственной безопасности МВД России завершила проверку сведений о возможной причастности полицейских Бурятии к должностным преступлениям.

Сведения о бездействии руководства бурятской полиции не подтвердились

Выводы, которые стали известны «МК» в Бурятии», могут не понравиться тем, кто жаждет крови: «Сведения о бездействии руководства МВД по Республике Бурятия при совершении сотрудниками органов внутренних должностных преступлений не подтвердились».

Вспомним поименно

Все началось с публикации в федеральном интернет-издании «Лайф» статьи «Запытали до смерти. Почему в Бурятии люди умирают после допросов в полиции». Ее автор, ссылаясь на доводы родственников, которые обвиняют сотрудников полиции в гибели своих близких, излагает обстоятельства происшествий с умершими в 2014 году Александром Верхотуровым, в 2015-м — Эрхэтэ Аюржанаевым, в 2016-м — Никитой Кобелевым. А также избитом, по его словам, сотрудниками полиции Евгении Хасоеве, ставшим впоследствии одним из активистов в борьбе против «полицейского произвола». Но о нем — позже.

Задержанный у себя дома 24-летний Александр Верхотуров скончался закованным в наручники — на заднем сиденье полицейской машины его случайно увидел прохожий. Официальная экспертиза констатировала смерть от заболевания сердца, а независимая — лишь обнадежила родственников погибшего, до сих пор уверенных в том, что молодой человек стал жертвой «полицейского произвола».

После эксгумации тела, проведенного по указанию главы СК России, и повторной экспертизы бурятские СМИ со ссылкой на пресс-службу следственного управления СУ СКР сообщили, что, — цитата: «...ранее выставленный диагноз о том, что смерть молодого человека наступила именно в результате заболевания сердца, является верным и не вызывает сомнений. Доводы коммерческого эксперта и указанные недостатки не находят своего подтверждения».

Столь же неоднозначно закончилась история со смертью другого молодого человека — 26-летнего Эрхэтэ Аюржанаева. Он был задержан сотрудниками полиции на Центральном рынке в мороз в состоянии алкогольного опьянения, без шапки, с ссадинами на лице и доставлен в дежурную часть УМВД РФ по Улан-Удэ для установления личности. А после составления протокола об административном правонарушении — отпущен. Возвратившись домой, парень, почувствовав себя плохо, обратился за помощью в больницу, где после нескольких внутриполостных операций скончался 13 марта 2015 года с диагнозом «тяжелая травма живота, разрыв желудочно-ободочной связки и поджелудочной».

«Повели в туалет, где нет камер. Там все и провернули, — цитирует «Лайф» маму Эрхэтэ, рассказывающую о том, что зафиксировала в дежурной части камера видеонаблюдения. — Буквально семь минут — и мой сын выходит уже загнутый, держится за живот. И дальше он уже снова в кабинете следователя скрюченный. Его в итоге отпустили, он приехал ночью домой, ему стало плохо».

Результатом трехлетнего следствия стало привлечение к уголовной ответственности лейтенанта полиции Игоря Ендонова. И хотя по инкриминируемой ему статье УК РФ максимальный срок наказания составлял 10 лет, а прокурор просил 17, в декабре 2017 года Советский районный суд приговорил полицейского к 12 годам лишения свободы. Спустя полгода, 22 мая 2018 года, Верховный суд Бурятии оправдал лейтенанта, «установив его непричастность к инкриминируемым преступлениям», оправдательный приговор утвердила и апелляционная инстанция — решения, которые останутся на совести суда и главного свидетеля, неожиданно изменившего показания. Любопытно, что вышедший сухим из воды Игорь Ендонов мог вернуться в полицию (был уволен из органов 19 ноября 2017 года), но в отделе кадров МВД по Бурятии он так и не появился…

Уголовное дело о превышении полицейскими должностных полномочий, приведших к смерти в июне 2016 года Никиты Кобелева, сразу попало в Верховный суд Бурятии, в чем, памятуя дело Ендонова, можно усмотреть дурной знак. Дата начала процесса еще не названа, зато вся страна благодаря Первому каналу во всех подробностях узнала историю трагической смерти одного и чудесного спасения другого паренька. «Полицейский взял ключи от подвала. Сначала завели его (Никиты. — Ред.) друга Диму. Пытали там — в итоге он подписал признательные показания по квартирным кражам, и его сразу повезли по местам якобы его преступлений», — цитирует «Лайф» бабушку погибшего Светлану Назаркину. А потом в подвал повели Никиту, где, судя по материалам дела, до смерти избили. В республиканскую клиническую больницу в Улан-Удэ полицейские привезли уже бездыханное тело подростка.

Имена обвиняемых в смерти Никиты Кобелева известны — их четверо. Главный подозреваемый — капитан полиции Павлов, обронивший: «Походу, я его убил», — давно уволен из органов. Служба в МВД еще троих фигурантов поставлена в зависимость от решения Верховного суда Бурятии.

Дело с расчлененкой

Среди тех, кто «поднял волну» в федеральных СМИ — герой публикации «Лайф» Евгений Хасоев, считающий себя жертвой общения с полицейскими, будучи в 2015 году задержанным в так называемом «месте особого внимания». «Я просто стоял на остановке и меня задержали без причины, не предъявляя удостоверений. Сказали: «У нас отработка по местам особого внимания, согласно приказу министра, — делится он воспоминаниями с «Лайф». — В отделении унижали, били, противогаз надевали, заставляли подписать протокол, что я ограбил банк. Били так, чтобы я не смог ничего доказать».

Сразу скажем, Верховный суд Бурятии частично удовлетворил исковые требования Евгения Хасоева, признав, — цитата: «...противоречащими закону действия сотрудников полиции О МВД России по Иволгинскому району по отношению к Хасоеву Е.Г.» по эпизодам задержания, доставления в пункт полиции и дактилоскопирования. Однако привлечь виновных к ответственности не удалось. Пока шли следствие, суд и служебная проверка (подтвердившая факты), срок давности дисциплинарного поступка истек.

Евгений Хасоев — бывший сотрудник МВД по Бурятии, и наверняка не понаслышке знаком с изнанкой правоохранительной системы, с которой еще раз столкнулся, будучи «простым» штатским. Как говорится, проверил на себе. Причины его увольнения из органов неизвестны. Возможно, просто не справился — работа не всем по плечу. Но попыток держать в тонусе руководство регионального МВД не оставляет.

После того как в интернет-издании «Лайф» вышла статья «Запытали до смерти…» и даже после того как официальный представитель МВД России Ирина Волк анонсировала визит в Бурятию комиссии управления собственной безопасности, Хасоев посетил уполномоченного по правам человека в Бурятии Юлию Жамбалову. Пришел не один. Привел сестру некоего М., которая пожаловалась омбудсмену на якобы неправомерные действия сотрудников полиции в отношении ее брата.

Как выяснилось, брат является одним из фигурантов жуткого уголовного дела с расчлененкой. Человеческие останки (две ступни, две кисти, бедренная кость, расколотый надвое череп) были случайно обнаружены в августе 2017 года на берегу Селенги в 1,5 км от Ошурково, о чем со ссылкой на СУ СКР по Бурятии рассказывали местные СМИ. Следствием было установлено, что трое мужчин, в том числе брат заявительницы, убили, а затем расчленили тело четвертого собутыльника в ванной, и, разложив останки по пакетам, выбросили в реку. Дело направлено в суд.

Что касается «неправомерных действий сотрудников полиции в отношении М.», то его жалобу все же рассмотрели (обязаны были рассмотреть) — в Гусиноозерском МСО СУ СКР по Бурятии, чтобы ограничить любое влияние со стороны полицейского начальства. Оснований для возбуждения уголовного дела выявлено не было…

Полиция — наше все

Источник «МК», сообщивший о том, что сведения о бездействии руководства МВД по РБ по результатам проверки не подтвердились, пояснил, почему комиссией управления собственной безопасности был сделан такой вывод. Расследованию каждого из этих резонансных и других дел, которые не «попали» в СМИ, руководство регионального МВД не только не препятствовало, но даже активно способствовало, тесно сотрудничая и с прокуратурой, и со следственным управлением СКР по РБ.

Источник приводит такую статистику самоочищения регионального МВД. Если в 2016 году в отношении стражей порядка было возбуждено 11 уголовных дел, связанных именно с причинением полицейскими вреда здоровью гражданам при исполнении должностных обязанностей, то в 2017-м — три уголовных дела. По итогам первого полугодия 2018-го возбуждено лишь одно уголовное дело — да и то по преступлению, совершенному "несдержанным" полицейским в 2016-м году.

«Цифры вполне могут свидетельствовать о результативности профилактики, проводимой руководством МВД Бурятии среди личного состава», — отмечает собеседник. И если в ближайшей перспективе инцидентов с задержанными гражданами не произойдет или, как минимум, они действительно станут крайне редким явлением, жертвы минувших лет будут не напрасными.

Пока же правоохранительная система, которая должна сдерживать преступность, сама превращается в мальчика для битья. Общество готово сочувствовать распоследнему бандиту, а результаты деятельности сотрудников полиции — ставить под сомнение. Всякое уголовное дело, затрагивающее чьи-то кровные интересы, считается «шитым белыми нитками». А высокий уровень преступности все чаще и наглее используется участниками криминальных конфликтов в качестве козырной карты в попытке оказать влияние и на следствие, и на правосудие, и на общественное мнение. Чего мы этим добьемся?

Понятно, что вердикт комиссии службы собственной безопасности МВД России кому-то может не понравиться, но его нужно принять на веру — просто потому, что иного выбора нет. Поэтому самое время вспомнить о родных и близких людей, убитых преступниками, о жертвах преступлений, о тех, кто был обворован, ограблен, избит, пострадал от действий мошенников, лишился здоровья, накоплений… Это их интересы, раскрывая преступления, пресекая правонарушения, защищает полиция. И, несмотря на недостатки, правоохранительные органы справляются, контролируя криминогенную ситуацию в Бурятии, которая никогда не была простой.

Моя полиция меня бережет

Согласно статистическим данным, размещенным на сайте регионального МВД, практически каждое второе преступление в Бурятии совершается в пьяном виде. Высока повторная, то есть рецидивная преступность. И случайностей здесь не бывает. В регионе, где уровень безработицы выше, чем в среднем по стране, в зоне риска остаться без работы, прежде всего, ранее судимых, немало людей. Многие из них к тому же не привыкли добывать себе кусок хлеба честным трудом.

Опять же, по информации с сайта МВД Бурятии, только за несколько последних месяцев полицейскими, помимо обычной рутинной работы, которая не попадает в СМИ, раскрыт ряд так называемых «резонансных преступлений». К примеру, задержаны и будут осуждены члены организованной преступной группы, которые в течение месяца совершили 11 краж крупного и мелкого рогатого скота на территории Иволгинского, Мухоршибирского, Прибайкальского, Тарбагатайского районов. Общий ущерб, нанесенный гражданам, — более двух миллионов рублей.

В Прибайкальском районе республики задержаны пятеро разбойников, которые с оружием напали на пункт приема древесины в Гурулево и похитили миллион двести тысяч рублей. Трое из них ранее судимы. У налетчиков изъяты два гладкоствольных ружья и различные боеприпасы. И, кто знает, погуляй они на свободе подольше, каких еще натворили бы бед.

В Северобайкальском районе полицейские, работая над раскрытием преступлений прошлых лет, вышли на след жителя Челябинска, который в 2000 и 2002 годах изнасиловал и жестоко убил двух девушек, 12 и 21 годов. Задержали насильника, когда он в очередной раз приехал в Северобайкальск навестить родственников. Теперь он ответит за страдание и смерть девушек, потери и слезы их матерей и близких.

Из незаконного оборота полицейскими изъято около 14 тонн отравы под видом алкоголя — в составе спиртосодержащей жидкости, сбывавшейся для употребления гражданами, обнаружена добавка — толуол. Она применяется в качестве растворителя и токсична для организма.

Разоблачены два должностных лица Байкальского лесничества республиканского агентства лесного хозяйства. Один из них получил взятку в миллион рублей от представителя лесозаготовительной организации за утверждение документов по отводу и таксации лесосек и направление их для организации аукционов на право заключения договоров купли-продажи лесных насаждений в Байкальском лесничестве. Второй коррупционер, злоупотребляя полномочиями, умышленно препятствовал лесозаготовительной работе предпринимателя.

В сфере декриминализации нефритовой отрасли только за последнее время полицейскими пресечена незаконная добыча нефрита на 100 миллионов рублей и выявлен факт контрабанды 50 тонн нефрита-сырца. Ущерб от противоправной деятельности должностного лица геологического предприятия составил 750 тысяч долларов США.

И такие примеры можно продолжать…

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №32 от 1 августа 2018

Заголовок в газете: МВД особого внимания

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру