В Улан-Удэ открылась выставка ранее неизвестных иллюстраций Александра Тимина к роману «Жестокий век»

Художник писал картины будучи тяжело больным и с парализованной правой рукой

05.12.2018 в 04:38, просмотров: 595

«Дуэт: проза и кисть». Под таким названием в Центральной городской библиотеке проходит выставка ранее неизвестных картин заслуженного деятеля искусств Бурят-Монгольской АССР, народного художника РСФСР Александра Ивановича Тимина (1910-1993 гг.).

В Улан-Удэ открылась выставка ранее неизвестных иллюстраций Александра Тимина к роману «Жестокий век»
фото: Зорикто Дагбаев

Событие это — нежданное, но интересное и знаменательное для общественности, поскольку связало два широко известных имени: писателя Исая Калашникова и художника, скульптора Александра Тимина. Двух мастеров — пера и кисти. А потому выбранное организаторами выставки ее название точно выражает созвучное слияние двух искусств, их глубинное родство и взаимообогащение.

Двенадцать ярких картин Александра Тимина ранее не были известны. Колоритные иллюстрации к роману Исая Калашникова «Жестокий век» были написаны художником еще в восьмидесятые годы. Это ли не сенсация в, казалось бы, уже состоявшейся и отстоявшейся общественной жизни вокруг имени и популярного произведения Исая Калистратовича!

Краткая справка рождения иллюстраций к роману такова. В 80-м году сын художника Сергей Александрович Тимин привез из Москвы книгу Исая Калашникова «Жестокий век» и подарил отцу. По прочтении ее Александр Иванович сразу взялся за работу, за создание иллюстраций. Будучи больным. Правая рука у него к тому времени была парализована, поэтому писал, в основном, левой рукой. До последних сил художник не оставлял работу, ставшую, можно сказать, его лебединой песней.

фото: Зорикто Дагбаев
Александр Тимин.

В 1993 году Александра Ивановича Тимина не стало. Он успел написать картины только к первой книге романа — «Гонимые». И так получилось, что последние в его жизни работы долгое время, сорок с лишним лет, оставались в безвестности.

Но вот настал час, когда произведения, посвященные детищу Исая Калашникова, обнаружились и явились общественности. Работы, исполненные акварелью, сохранились в идеальном состоянии, будто были закончены только вчера — семья сберегла их. Поистине рукописи не горят. Сын художника Сергей Александрович, подаривший отцу книгу и тем поспособствовавший рождению новых картин, о которых мы сегодня говорим, посвятил ему такие строки: «Ты понял главное — основу, суть народа, Байкала мощь, степей родных простор…».

Внук художника, Петр Сергеевич Тимин, на открытии выставки сказал, что «...за 300 лет совместной жизни мы стали одним народом». Он прекрасно видел, сколь плодотворно взаимодействие, слияние исторических судеб, культур, менталитета. Трудно не позавидовать родству не только физическому, но глубоко духовному в семье большого художника Александра Тимина и его жены, известной художницы Марии Шестаковой. О таких семьях, о таком воспитании надо бы больше писать и рассказывать, больше знать.

фото: Зорикто Дагбаев

фото: Зорикто Дагбаев

Об Александре Тимине ранее знали как о скульпторе, авторе памятника «Свободная Бурятия» на Театральной площади. Вознесшиеся над оперным театром всадники, — а кажется, что над всем городом поднялись, — его работа. Он же создал памятник первому бурятскому ученому Доржи Банзарову. Ему принадлежит и скульптурный портрет народной артистки СССР, балерины Ларисы Сахьяновой (долгие годы Тимин был театральным художником).

А в открывшихся недавно картинах скульптор-монументалист предстал в новой творческой ипостаси — тонким, глубоким лириком. Таков диапазон мастерства художника Александра Ивановича Тимина. Это подтверждается множеством званий, титулов и наград, присвоенных, врученных ему при жизни.

Не может не ввести в легкий шок и тот факт, что уже в преклонном возрасте, будучи нездоровым, художник незамедлительно взялся и вплотную работал по теме «Жестокого века» в годы, не располагавшие к таким занятиям. И мы даже не подозревали, что рядом с нами все силы отдавал работе единомышленник и союзник писателя Исая Калашникова. И писатель не знал — его уже не было. Творческий, человеческий подвиг художника Александра Тимина, его труд еще надо осмысливать и оценивать. Особенно в свете сегодняшней рыночной стяжательской системы. Работая в нестабильные восьмидесятые годы, превозмогая болезнь, художник был погружен в другой мир, стремился красками, кистью сказать свое слово, созвучное слову писателя-земляка.

«Новое рождение романа «Жестокий век» — так можно назвать то, что предстало читателям, зрителям в зале библиотеки. Образы давно уже знакомых героев романа Исая Калашникова ожили в цвете, в пластике рисунка, живописи; легко узнаваемы в созданных кистью сюжетах: драматичная сцена встречи Оэлун и Чиледу с Есугеем; мчащийся всадник с похищенной Оэлун; эпизод роковой встречи Есугея с татарами; семья рядом с умирающим отцом. Горящий взор умирающего, обращенный к малолетнему сыну и словно завещающий ему исполнить миссию, которую он, отец, не смог исполнить. Разбойные набеги, грабежи слабого сильным; неспокойная, никем и ничем не защищенная жизнь Великой степи в жестоком тринадцатом веке, давно взывающая к справедливости, к новому миропорядку и ждущая своего героя-заступника ... Словом, все то, о чем со скорбью повествует в «Сокровенном сказании» древний сказитель, и что преломилось, проецировалось из глубины веков в художественный мир современного писателя из Бурятии.

Перед нами — панорамное видение и изображение художником героев, их судеб в лоне их времени и пространства, в стихии раннего средневековья. Его, художника Тимина, видение, авторская индивидуальность, обогатившая в целом такое явление всемирной литературы, как «Жестокий век» Исая Калашникова.

С размещением прекрасно (достойно!) оформленных картин Александра Ивановича Тимина конференц-зал Центральной городской  библиотеки обрел  законченный вид, логически, эстетически завершенный дизайн: портрет писателя, тематический уголок, посвященный его жизни и творчеству, и экспозиция ярких, богатых иллюстраций  к вершинному произведению Исая Калашникова. Нужно приложить все усилия, чтобы вышедшие из долгого безвестия картины большого художника Александра Тимина остались в зале библиотеки. Всей своей трудной судьбой они предназначены для этих стен.